Поиски Лунного зайца

Глава из книги «Подлинная история Лунного зайца»

Владимир Бондаренко

Поисками лунного зайца я увлекся много лет назад, прочитав китайскую сказку о его усердном труде, (недаром, его называют также и «усердный заяц»), над лечебными снадобьями, исцеляющими от многих болезней, и чудесными рецептами долголетия, (а отсюда еще одно название «чудный доктор»). Может быть, он и помог мне встать на ноги после тяжелой болезни?!

Сначала, как и положено неофиту, я влюбился в Древний Восток целиком, во всех его драконов и белых тигров, цилиней и фениксов, в древнюю восточную поэзию и в живопись. Из трех основных направлений религиозной китайской мысли я предпочел даосизм и его прародителя мудрого старца Лао Цзы. «Дао дэ цзин» у меня есть, как минимум, в тридцати переводах. Потом из всех мифологических сказочных существ я остановился на лунном зайце. Может быть, я увлекся поисками своего бессмертия?

По воле восточных богов заяц толчет свой порошок бессмертия, порошок жизни и долголетия нефритовым пестиком в агатовой ступке на луне, под деревом жизни, волшебной кассией. Да и сам лунный заяц, согласно древним преданиям — тоже как нефрит, белый, и потому его зовут еще «нефритовым зайцем». Представляете, такой нефритовый белый заяц, стоящий на двух задних лапах и толкущий нефритовым же пестиком снадобье для страждущих в агатовой ступке. Этой легенде уже тысячи лет. А лунный заяц живёт и поныне, распространяя своё влияние на новые страны и континенты.

Я даже разговаривал с ним во сне. Такой, вполне доступный и обходительный заяц, говорил со мной тоном внимательного доктора. Хотя на древних картинках он не такой уж симпатичный. Зато сейчас на всех современных иллюстрациях улыбается во весь рот. Но мне нынешний гламурный, сюсюкающий, особенно японский, лунный заяц как-то не по душе. Дел у зайца на Луне хватает, ему не до гламурных улыбок и сюсюканий. Он занят трудным и благородным делом, как и все китайцы. Тем более, он не живет в холодном Нефритовом Лунном дворце, он не чиновник и не слуга, он выполняет свою великую миссию целителя и творца чудодейственных снадобий, и лишь изредка, по делам заходит в Лунный дворец к Небесному Владыке. Его покровители – богини Нюйва и Сиванму. За ним присматривает и Гуаньинь. Одна — Нюйва — представляет женское начало Инь, в её владения Инь входит и Луна, другая – Сиванму – живет на земле,на волшебной горе Куньлунь, символизирует дух бессмертия и долголетия, и ей уж никак без лунного зайца и его снадобья не обойтись. Гуаньинь – буддийская богиня милосердия и сострадания, ей тоже без лунного зайца и его снадобий не обойтись.

Сказать, что лунный заяц находится в подчинении у Сиванму никак нельзя. Скорее, он передает ей свои снадобья для добрых дел, чтобы самому часто не спускаться на землю. Что касается «старичка с Луны», целителя и покровителя любви, Юэ Лао, определяющего все брачные союзы на земле, то им часто считают самого лунного зайца. Смешивают или объединяют их роли и образы. Так ли это?

***Зеркало с изображением богини Чань Э и лунных животных: жабы и зайца. Вторая половина 7 – начало 10 века. Бронза. Нью-Йорк. В центре круга – изображена лунная жаба, которая часто выступает зооморфным представителем богини Чань Э. Слева от неё – сама богиня Луны, справа изображен заяц, толкущий в ступке эликсир бессмертия. На краю зеркала изображены священные животные – символы сторон света и времен года: черепаха, дракон, феникс и тигр.

Его настоящая миссия, думаю, до сих пор не разгадана, также как и многое в китайской мифологии. Лунный заяц везде – в сказках, восточных рекламах, в названии будущего китайского лунохода. Одновременно лунного зайца нет нигде. Нет никакой отдельной сказки или целостного мифа о древнем лунном зайце. Есть его изображения на самых древних каменных рельефах – со ступкой и пестиком, есть его изображения на древних погребальных знаменах, не случайно же, на императорской одежде лунный заяц числился вторым императорским символом. Уже в начале первого века нашей эры китайские ученые-материалисты говорили: надоел нам этот сказочный лунный заяц, отправьте его детям. Две тысячи лет назад ученые-материалисты уже считали его древней рухлядью. Но это же всё осколки одного исчезнувшего целостного мифа о лунном зайце. Он упоминается в связи с богинями Нюйва и Сиванму, в связи с луной, в связи с охотником Хоу И и его женой Чань Э, в связи с деревом бессмертия. И всё – в связи , все – косвенно. Но есть же у него своя подлинная история. Как он попал в древние времена на луну? Почему он толчет свои снадобья под коричным деревом? И кто обучил его искусству врачевания и составления целебных снадобий? Почему к нему в соседи на Луну попала трехлапая жаба, символизирующая отнюдь не лунное мужское начало Ян?

Поздний буддийский миф унесения зайца на луну за самопожертвование оставим пока в стороне. Как и кому он передает свое снадобье бессмертия? Спускается ли он на землю? В литературе мы найдем его рискованные спуски : и в корейской повести «Приключения зайца», и в китайском романе «Путешествие на Запад», и так далее. Но и там он – как правило, один из героев.

***Лунный заяц на серебряном блюде. Корея.

Попробуем переворошить весь ворох сказок, преданий, стихов, мифов, изображений лунного зайца, и слепить из этих осколков разных мифов нечто целое. Попробуем составить полную подлинную историю лунного зайца . Придумаем связки в сюжетах, чтобы составить нечто цельное.

Заяц с неба принес людям снадобье долголетия, порошок бессмертия. Одно это определяет его давний даосский характер. Кто еще, кроме даосов, занимался в Китае древней алхимией, пытаясь найти рецепт бессмертия. Недаром, самые реальные китайские императоры посылали целые экспедиции на лучших «небесных лошадках» в поисках травы бессмертия, плодов бессмертия то на запад, на загадочную гору Куньлунь то на восток, к островам бессмертия Пэнлай. Недаром, даже самый жесткий китайский император Цинь Шихуанди, закопавший живыми в землю сотни конфуцианских ученых с их книгами, так ценил даосские сочинения, способствуя развитию их искусства врачевания, надеясь достичь если не полного бессмертия, то, хотя бы, длительной жизни. Даосы искали пути в бессмертие и через различные диеты, вплоть до питания собственной слюной, подбирали лекарственные смеси. Эти волшебные эликсиры привели к реальному развитию многих наук, от медицины до химии, заодно даосы открыли порох, изобрели бумагу. Заодно даосы развивали мифологию, философию, поэзию. О самых разных островах бессмертия, горах бессмертия, странах бессмертия рассказывались уникальнейшие сказания, и фантазия древних сочинителей не знала предела. Благодаря даосам и сохранилась хотя бы отчасти древняя мифология Китая. Конфуцианцы не хуже большевиков избавлялись от древней даосской мистики, избавляясь от древних рукописей, также как русская церковь еще в 19 веке возами сжигала рукописи и изображения языческой Руси. Китайские императоры уже заставляли переписывать всю оставшуюся мифологию под себя, придумывая себе древних мифических предков. И все мифологические герои уже как бы послушно исполняли волю императора. Лишь в даосских тайных хранилищах, увы, тоже не полностью, и тоже частично переработанная под воззрения даосов, сохранилась древняя китайская мифология. По крайней мере, всё, что касалось проблемы бессмертия и продления жизни даосы бережно сохраняли. Тем и отличалась даооская алхимия от западной. Западные алхимики искали рецепт приготовления золота, а даосские алхимики искали рецепты вечной жизни и долгого здоровья.

***Лунный заяц под деревом бессмертия. Рядом лунная фея. Старинная гравюра.

Наиболее подготовленные экспедиции на поиски островов бессмертных снаряжались в царствование императора Цинь Ши-хуанди (259—210 гг. до н. э.). Это был император, который объединил страну и начал строительство Великой Китайской стены, оградившей Поднебесную империю от кочевников. Флотилия из двадцати громадных кораблей под командованием Су Шу, неся три тысячи юношей и девушек, а также большое число различных работников, слуг и мастеровых, была направлена императором Цинь Ши-хуанди в Восточное море к островам бессмертия. Шли дни, недели, месяцы. От Су Шу не поступало никаких вестей. Многие часы император проводил на берегу, всматриваясь в неясный горизонт. Но корабли так и не вернулись. Поговаривали, что экспедиция Су Шу нашла все-таки острова бессмертных и, выпив волшебный эликсир бессмертия, все 3000 ее участников навечно остались на чудесных островах, не захотев возвращаться в Поднебесную империю. Китайские же историки придерживались несколько иного мнения. В одной из старинных хроник читаем: «Су Шу отправился в плавание, но открыл земли, замечательные своим миролюбием и плодородием. Там он поселился, стал королем и не вернулся обратно».

Многие китайские императоры увлекались поисками снадобья бессмертия. У-ди, император династии Хань (правил с 141 по 88 год до н. э.) окружил себя магами и кудесниками, которые должны были изготавливать одним им ведомые составы и тайные снадобья. У-ди мечтал найти чудотворную росу, которой якобы питались бессмертные, или добыть чудесные персики, отведав которые можно приобщиться к вечной жизни. Другой китайский император, Сюаньцзун (713— 756 гг.) отправился к своим царственным предкам намного раньше положенного срока только потому, что имел неосторожность принять эликсир бессмертия, изготовленный его придворным лекарем.

По преданию на Луне живет нефритовый за¬яц, который толчет, бессмертия под коричным деревом. Каменный рельеф. Эпоха Хань.

Был у даосов миф о некоем бессмертном звере, рожденном ветром. В огне он не горит. «Можно сжечь несколько возов хвороста, который сгорит весь, а зверь останется целым и невредимым, даже ни одна шерстинка на шкуре не опалится. Мечом его не проткнешь. Если бить по нему железным молотом, то будто ударяешь по кожаному мешку. Его можно было убить только ударив несколько тысяч раз по голове. Но и тогда у зверя имелось последнее средство выжить. Уже мертвым он раскрывал пасть против ветра и ждал, когда ветер попадет к нему в пасть. Через мгновение он снова оживал и стремительно убегал. Но если в краткий миг успеть заткнуть ему ноздри пахучей травой, то зверь умирал. У него вынимали мозг, смешивали его с цветами хризантемы и принимали определенное количество этого средства в точно установленное время….» Если принять такое лекарство, будешь жить 500 лет.

Думаю, в число таких древних сказаний даосов о бессмертии попало сказание о лунном зайце, беспрерывно толкущем в своей ступке эликсир бессмертия. Но как до него добраться?

Зачем нужна эта новая реконструкция образа лунного зайца? Что стоит за его цельным образом? Какой древний архетип он несёт?

На самом деле, лунный заяц важнее богинь Сиванму и Чань Э, он несет в себе символ бессмертия и долгожительства, символ исцеления. Сиванму лишь пользуется его эликсиром. А Чань Э, эта трехлапая жаба совсем задурила головы даже современным видным политикам Китая. Коварная предательница и изменница стала ложным символом луны, якобы хозяйкой Нефритового лунного дворца. Да кто её туда пустит? Ни в каких древних восточных мифах никакого любования изменницей и предательницей нет, одно осуждение. Не случайно её древние боги превратили в трехлапую жабу.

Лунный заяц – вот подлинный символ луны.

Во-первых, это заложенная в каждом человеке мечта о бессмертии. О древности архетипа лунного зайца говорит то, что этот образ складывался ещё до формирования идеи о бессмертии души, в те давние времена , когда еще мечтали лишь о физическом бессмертии.

Во-вторых, это и четко сформулированная невозможность реального, физического воплощения такой мечты. Не случайно же, древний лунный заяц поселен на Луне. В отличие от разных легенд о персиках бессмертия, об островах бессмертия, о горах бессмертия, куда, пусть и с огромным трудом, может проникнуть земной человек, лунный заяц недоступен земным существам. Его нельзя поработить, купить, обмануть… И пусть хоть один раз в три тысячи лет цветут бессмертные деревья в саду бабки Запада Сиванму, но значит, возможно, на самой земле земным правителям и мудрецам получить свой персик бессмертия. Как писал знаменитый поэт Ли Бо о садах на горе Куньлунь:

Стремнина персиковых лепестков,

Летящих с обрыва в ущелье теней.

Лишь здесь – небеса, и земля – только здесь,

А не среди людей.

(«Вопрос и ответ в горах» пер. Э.Балашова)

Если возможно, пусть и с великим трудом дойти, доплыть, заполучить плод бессмертия, значит, великие правители делали всё, чтобы этого добиться. Отправляли китайские императоры целые соединения на быстрых небесных лошадях, отправляли целые флотилии по всему миру, с одной целью — в поисках эликсира бессмертия. Если при этом флотилия прославленного адмирала-евнуха Чжэн Хэ, в период правления императора Юона, совершила семь экспедиций в южные моря, открывала Африку, по мнению некоторых историков, доплывала до Америки, это были лишь попутные открытия. Когда императоры поняли, что достичь островов бессмертия нельзя, закончились и морские экспедиции. На Луну, увы, тогда еще китайские ракеты не летали.

Именно к бабке Запада Сиванму отправляется мифический охотник И за эликсиром бессмертия, именно у Сиванму крадет в её садах персик бессмертия царь обезьян Сунь Укун. Искали колодцы долголетия, искали всевозможные снадобья, которые только надо хорошенько поискать, суметь добыть. До Луны смертному человеку добраться нельзя, значит, волею императора или богача ничего не получится, нужна воля богов. Лунный заяц с его эликсиром бессмертия – это и мечта всех людей, и упование на него, а значит – служение богам. Это и равенство всех людей перед волей Неба.

В-третьих, хорошо прописанный в легендах и сказках процесс изготовления снадобья бессмертия – это путь к непрерывному творческому труду, это Дао творца. Не случайно, с легкой заячьей руки (вернее лапки) в алхимию, а затем и в химию пришли агатовая ступка и другие приспособления, не случайно в эликсир бессмертия заяц добавляет кору и листья корицы, цветы османтуса, лавровый лист, нефрит, утреннюю росу, и другие, на самом деле целебные вещества, способствующие долголетию и выносливости…. С лунного зайца начиналась китайская медицина, его можно было сделать символом народной медицины Китая. И я не шучу, что именно лунному зайцу обязаны все китайские олимпийские чемпионы, использовавшие его волшебные, (но отнюдь не запрещенные) препараты для силы и выносливости. Иногда мне становится жаль лунного зайца, он почти лишен личной жизни. Как мы знаем, были и у него романтические попытки вернуться в человеческое обличие, стать красавицей-девушкой, сыграть свадьбу и зажить счастливой и трудной земной жизнью, но боги не дали.

«Много нового узнает человечество о себе из старинных книг» сказала одна из истинных предсказательниц будущего Ванга. Может быть, и древний китайский миф о лунном зайце тоже скрывает в себе важнейшие тайны бытия?

В-четвертых, все-таки, почему заяц с его тайнами бессмертного снадобья оказался на Луне? А где он и его снадобье находились раньше, до луны? Зайца с его сакральными тайнами продления жизни отослали на луну, подальше от глаза людского. А не таилось ли за этой лунной ссылкой зайца некое древнее земное сакральное знание о секретах жизни? Миф о зайце исчез, как египетская «Книга Тота», кстати, тоже лунного бога, содержащая в себе древние сакральные знания. Может, и миф о лунном зайце вмещал в себя какие-то древние знания секретов продления жизни? Упоминание о лунном зайце даже изъяли из древнейшей поэмы «Вопросы к Небу». Кто изъял и почему?

Индийский, буддийский лунный заяц задолго до Иисуса Христа пожертвовал собой, бросившись на костер во имя счастья других людей. Это как бы заячий Иисус Христос, его обращенный в прошлое прообраз, жертвующий собой ради спасения людей. Китайский даосский лунный заяц обречен на вечное творчество и созидание во имя спасения людей и всего живого. Он становится заячьим Прометеем Востока.

***Благовещие животные. Узор с птицами и дикими зверями. Изображение птиц и крылатых чудовищ с камен¬ной статуи эпохи Ханъ (220 г. до н.э. — 220 г. н.э). Кроме них видны рыба, фигурки людей и лунный заяц, толкущий в ступе эликсир бессмертия.

Может быть, именно поэтому, древние мудрецы отправили лунного зайца на луну, ибо никакой земной человек, сколь бы всемогущ он ни был, не мог без помощи божественных сил добраться до луны и заячьего целебного снадобья.

Не буду перечислять все варианты мифов, но уже вослед за Паньгу согласно мифологической хронологии появляется небесная пара , то ли супруги, то ли брат и сестра, а в иных вариантах и то и другое вместе – Фуси и Нюйва, ведущие свое происхождение якобы от каких-то реальных земных древних правителей Китая. Одновременно, они стали символизировать два великих начала : мужское, солнечное Ян и женское лунное Инь. И вот уже в руках богини Нюйвы мы видим изображение лунного зайца, толкущего свои снадобья на Луне, символ вечного женского Инь.

Имеет прямое отношение к лунному зайцу и бабка Сиванму – богиня Запада. Лунный серп является и символом богини Гуаньинь…

Первоначально и Фуси и Нюйва имели еще полузвериный вид, человеческая голова и туловище змеи, они переплетались друг с другом. Но уже в этом полузверином виде Фуси, как представитель начала Ян, держал в руках солнце с его символом — трехлапым вороном (иногда солярным символом был небесный петух), а в руках Нюйвы, повелительницы начала Инь, женского, темного начала — была луна и её символы – трехлапая жаба и заяц. Их хвосты тесно переплетались между собой. Нюйва вылепила из желтой глины человечков и они ожили. Лепить долго ей было невмоготу, и она соединила женщин и мужчин, образовав брачные союзы, и дальше уже сами люди стали продолжать свой род. Значит, лунный заяц появился одновременно с первыми людьми? И уже тогда думал об их здоровье и долголетии? А Нюйва и Фуси со временем приняли сами человеческий вид.

Когда на земле случались несчастья, именно Нюйва спасала землю от беды, чинила небосвод, устраняла всемирный потоп. Нюйва устроила на земле тот «золотой век», о котором до сих пор мечтают все китайские мудрецы. Первобогиня Нюйва и отправила зайца на луну, благословив на самый благородный труд целителя и хранителя дара бессмертия…

Конечно, не сразу китайский лунный заяц обрел нынешний классический вид. Из осколков самых древних мифов южных народов Китая постепенно вырастала гармоничная космогония. Хаос преобразовывался в Порядок. Как пишут древние авторы в том же «Люйши чуньцю» (пер. Г.Ткаченко): «Там, где велика смута, правитель и подданные подозревают друг в друге злодеев, старый и малый убивают друг друга…. Сердца ожесточаются, как у зверей…

Облака тогда начинают громоздиться то в виде пса, то в виде коня, то стаей лебедей, то тележным обозом, а то еще в виде человека в лазурном одеянии, с красной головой, неподвижного…

У солнца тогда, бывает, появляется второе солнце, и они вступают в противоборство…. Луна затмевается, или у неё появляется подобие серег по бокам…. Бывает, луна пожирает звёзды, бывает, что является и не светит…

Из звёзд тогда восходят Инхо/Огненная, или комета-хуэйсин, или ещё Небесная Балка, или Небесный Сандал, или Небесный Бамбук… или ещё звезда злодеев…»

Вослед за Хаосом даже в мифах и легендах неизбежно приходит восстановление Порядка и заселение земли и неба живыми обитателями. Диковатые и ужасные Тубо заменяются мифическими героями и богами, наводящими и на земле и на небе порядок. Среди них — один из первых мифических героев, бесстрашный охотник И: «Когда же наступили времена Яо, десять солнц вышли вместе на небосвод. Они сожгли хлеба и посевы, иссушили деревья и травы, и народ остался без пропитания. Чудовища Яюй, Зубы-Буравы, Девять Младенцев, Тайфэн, Дикий Вепрь, Длинный Змей были бедствием для народа. Тогда Яо прослал Охотника И , и он казнил Зубы-Буравы в краю Цветущего Поля, убил Девять Младенцев на реке Зловещей, поразил стрелой Тайфэна на озере Зеленого Холма, вверху выпустил стрелы в девять солнц, внизу поразил чудовище Яюй… И возрадовался народ, и поставил Яо сыном неба…» (Перевод Л.Е.Померанцевой «Литература древнего Востока». М., 1984)

Далее уже появляется жена охотника И – лунная фея Чань Э, она похищает у мужа дарованный ему за подвиги богиней запада Сиванму порошок бессмертия, выпивает в одиночку, и отправляется на Луну, где встречает давно уже там обитающего лунного зайца с его ступкой и пестиком…

Индийский или буддийский лунный заяц совсем иной. Любому здравомыслящему человеку заметно их совершенно независимое друг от друга происхождение. Скорее можно найти что-то общее у древнего даосского китайского зайца с ацтекским лунным зайцем. Африканские лунные зайцы мне чужды – жестокие и злые. В египетском зайце мне не хватает доброты и участия, он – царедворец. Впрочем, от него к нам пришла наша нынешняя Пасха. Японские зайцы очень уж пушистые и сентиментальные. Этим японцы похожи на немцев, с одной стороны самая воинственная нация в Юго-Восточной Азии, острие индокитайского боевого меча. Недаром, именно японцы первыми прорвались в технотронный век. Как авангард. Как первый боевой отряд Юго-Восточной Азии. Умные люди уже тогда могли предвидеть будущий взлет самого Китая.

Мне всегда были смешны уверения наших самых серьезных политиков и учёных об американизации Японии и отделении её от всего юго-восточного массива. Скорее, прав Редьярд Киплинг: «Запад – есть Запад, Восток есть Восток, и с места им не сойти…» За авангардом неизбежно следует и главный отряд. И общий язык в итоге китайцы с японцами, корейцами и вьетнамцами найдут. Воевали же англичане с французами и немцами сотни лет, ничего, подружились. Вот так и Япония с Китаем. Тем более, почти всё духовное прошлое у японцев связано с Китаем, от китайского буддизма и конфуцианства до китайского лунного зайца. Общий менталитет, одна раса. Одни боги.

С другой стороны, японцы наиболее сентиментальны и чувствительны. Им не хватает глубины образа, элементарной толщи своей территории. Они охотнее заимствуют изобретения из материковой части света, будь это в древние времена Китай, а нынче США, и доводят их до утонченности и изыска.

Так вот, утонченный японский лунный заяц лишен простодушия, которое есть в его китайском собрате. С китайским лунным зайцем свои несчастья. Став одним из главных символов древней небесной лунарной мифологии, одним из символов возможного бессмертия, он вдруг в средние века почти исчез из культуры Китая. Еще в начале нашей эры о нём писали китайские летописцы, мол, не надо доверять всяким детским россказням про лунного зайца. Можно предположить, что китайский лунный заяц возник в период правления легендарных земных правителей, позднее ставших главными даосскими божествами Фуси и Нюйва. В традиционной историографии Китая истоки китайской цивилизации связываются с именами легендарных правителей-мудрецов Фуси, Шэнь-нуна, Хуанди и других, живших, якобы, в третьем тысячелетии до н.э…

Именно в руках, очевидно, когда-то реальной правительницы, а потом и мифической богини, символизирующей начало Инь, Нюйвы, то ли сестры, то ли супруги Фуси, мы видим изображение лунного зайца. Так что отнесем и мы ориентировочно появление лунного зайца примерно к третьему тысячелетию до н.э. Конечно, пока мы не опираемся на факты, а лишь на мифы и предания, найдется немало скептиков, которые готовы меня опровергнуть, хотя и доказать обратное они не в силах.

***Заяц на лунном диске. Мастер неизвестен. 19 век. Резьба по кости. Прокрашивание.

Для китайцев издавна Луна – один из самых загадочных и мистических символов жизни. Луна связывает жизни всех людей. Вот, к примеру, выполненный Бродским перевод стихотворения Ли Бо “Вспоминая родную страну”:

Сиянье лунное мне снегом показалось,

Холодным ветром вдруг дохнуло от окна…

Над домом, где друзья мои остались,

Сейчас такая же, наверное, луна…

В «Китайской мифологии», составленной К. Королевым, пишется: «В «Каталоге гор и морей» говорится о двенадцати лунах, рожденных Чан-си, супругой бога Дицзюня. Вполне вероятно, что в архаиче¬ском варианте мифа число лун равнялось количеству ночей, как и число солнц — количеству дней, то есть новая луна рож¬далась каждую ночь. Известны зооморфные олицетворения луны — жаба и заяц. По позднему мифу, в лягушку (жабу) превратилась богиня луны Чанъэ (Чанси, Шенъэ), похитив¬шая снадобье бессмертия, а образ Лунного зайца, толкущего в ступе на луне снадобье бессмертия, не утратил популярно¬сти до наших дней. Миф о богине Чанъэ тесно связан с мифом об Охотни¬ке И, супругой которого мыслилась эта богиня…»

Китайская мифология, еще относительно недавно малоизвестная по ряду причин и в самом Китае, китайская мифология, которую сотни лет западные специалисты пытались вывести из иных египетских или месопотамских образцов, в наши дни постепенно пронизывает весь мир. С какими-то её образами я соглашаюсь, какие-то нынешние конъюнктурные прочтения я отбрасываю. Но уже и в Москве, и в Лондоне, и в Сан-Франциско мы найдем и пучеглазых лунных жаб с монетами во рту, и во все стороны мотающих лапами котов, заманивающих людей куда угодно, и черепах, и бога долголетия Шоу Синя, и бесконечных богов счастья Хотеев, в самых разных позах. Книги Конфуция, Лао Цзы и Чжуан цзы стоят на полках книжных магазинов. Не только экономика Китая, но и мифология Китая всё больше входит в нашу жизнь…

Разве что моего лунного зайца по-прежнему нигде не найти. Это и хорошо, он не любит публичности и сиюминутного успеха. Но почему его недолюбливают ученые, не пойму.

Почему лунному зайцу предпочитают лунную жабу? В серьезной монографии В.В.Евсюкова, посвященной анализу мировоззрения протокитайцев эпохи неолита «Мифология китайского неолита» (Новосибирск. «Наука» 1988) читаю: «Существует мнение, что лунная жаба чань упоминается и в известном памятнике древнекитайской литературы «Вопросы к Небу» знаменитого поэта древности Цюй Юаня (4 век до нашей эры). Общепринят следующий перевод соответствующего места из этого источника: «Благодаря чему (букв. «какой дэ» — В.Е.) ночное светило умирает, а затем возрождается? Благодаря чему заяц, который виден на нём, живет там?» Известный китайский филолог Вэнь Идо, отвергая традиционное (то есть народное – В.Б.) и классическое понимание этого места, в свое время выдвинул на сей счет оригинальную гипотезу: он предположил, что иероглифы «гу ту», которые, согласно их общепринятому толкованию, значат «лунный заяц», представляют собой древнее чтение слова «хама», имеющего в современном языке значение «лягушка».

Затем , на его взгляд, хама превратилась в чань ту, поэтому и произошло расщепление одного названия на два, которые стали обозначать лягушку и зайца, живущих на луне. Более того этой лунной жабе В. Евсюков посвящает огромную главу в своей книге, зайца же больше нигде не упоминает. Вослед за Вэнь Идо Евсюков пишет: «В современном языке чань ту – поэтическое название луны, где чань – жаба, а ту – заяц. По сравнению с употребленным Цюй Юанем термином гу ту первый иероглиф заменен другим, а второй утратил детерминатив «трава»…» Просто какие-то хунвейбины филологические, или новые китайские фоменки появились. Так запросто выкидывают из древних книг не приглянувшихся им героев. Был заяц и нет зайца. Прямо как в нашей детской прибаутке: «Вдруг охотник выбегает, прямо в зайчика стреляет…»

Древний поэт Цюй Юань, первый великий поэт Китая, в четвертом веке до нашей эры в своей великой поэме ясно пишет о лунном зайце, и никуда не делось его обозначение Гу Ту или Юэ Ту. И вдруг его лунный заяц исчезает из всех современных переводов «Вопросов к Небу». Его нет даже в знаменитом переводе Аделины Адалис. Настоящий детектив, исчезновение мифологического древнейшего героя на глазах у всех из текста поэмы. Вот место в переводе Адалис:

Умерший месяц почему

Потом рождается опять?

Откуда родом лунный свет?

Иль всякий раз бывает он

Утробой зрелою луны

Для смерти заново рожден?

Это у русской поэтессы прекрасный перевод дословного: «Благодаря какому дэ ночное светило умирает, а затем возрождается?…». Но следующая фраза великого китайского поэта исчезает: «Благодаря чему заяц, который виден на нём, (на Луне – В.Б.) живёт там?» Исчез живой лунный заяц между строк русской поэтессы.

Пришлось попросить перевести заново поэму одного из моих поэтических друзей. Жаль, не было уже в живых Юрия Кузнецова, поэма как раз была ему по плечу и по духу, наверняка, близка. Какой-то злой дух не желал упоминать о лунном зайце и заячьих бессмертных снадобьях, приготовленных для всего человечества. По моей просьбе новый точный подстрочник сделал ведущий русский синолог, работающий сейчас на Тайване, Владимир Малявин, а поэтесса Елена Сойни уже спустя 50 лет после предыдущего перевода, закончила новый перевод, который, надеюсь, порадует любителей восточной поэзии. По крайней мере, мой лунный заяц там ожил:

Какая сила скрыта у Луны,

чтоб умерев, на свет рождаться снова?

На полном диске спутника ночного

нам очертанья заячьи видны.

Луне есть польза от его хлопот?

Но в лунном чреве заяц как живет?

***Лунный заяц, исчезнувший в кустах.

Упоминание о лунном зайце есть абсолютно точно в «Вопросах к Небу», существует задолго до самого первого упоминания о лунной жабе в «Хуайнаньцзы», но там же, (в «Хуайнаньцзы) дается отрицательная характеристика жабы: « Луна освещает всё, что находится под небом, и поедается жабой…». (Очевидно, имеются в виду лунные затмения). И почему-то нынче всех исследователей тянет прежде всего к жабе. С новомодных трактовок и в наших современных переводах и исследованиях «Вопросов к Небу» исчезло упоминание о лунном зайце. Так, увы, пишется любая, в том числе и мифологическая история. И я воскресаю из небытия осознанно забытого лунного страдальца.

Кстати, находка погребения в Мавандуе казалось бы, вновь воскресила древность лунного зайца (2 век до н.э.), но многие, пишущие о погребальных знаменах в Мавандуе, упоминают жабу и ничего не говорят о гораздо хуже, фрагментарно сохранившемся лунном зайце.

В силу ряда причин, о которых я расскажу позже, китайская древняя мифология долгое время не признавалась ни западными, ни российскими синологами, как нечто цельное и самостоятельное. Да и на свою беду, китайцы не единожды уничтожали свои памятники древности, как бы начиная жизнь по новому кругу. (Впрочем, также поступали неоднократно и русские). Уверен, земли Китая еще таят в себе немало тайн, и с каждой новой крупной археологической или филологической находкой будет обогащаться мой образ китайского лунного зайца.

Моя реконструкция китайского лунного зайца, думаю, вполне оправдана, хотя целостного космогонического мифа о лунном зайце и не сохранилось. Приходится додумывать самому, как впервые заяц оказался на луне. Мы находим его образ в самых разных даосских и буддийских легендах. Но, соединяя все известные факты и легенды, как бы отрывочны они ни были, я вижу цельность этого образа. Надеюсь, она будет подтверждена позднее и новыми научными находками.

И всё-таки, лунный заяц пережил самые трагические периоды в истории Китая: и правление Цинь Шихуанди, и нашествие буддизма, и подмену его буддийским лунным зайцем, и английские опиумные войны, и коммунистический атеизм.

В Китае ему тоже жилось нелегко, конфуцианцы лунного зайца с порошком бессмертия недолюбливали, как всё даосское, буддисты произвели на свет , вернее заимствовали из Индии, свой вариант лунного зайца. Кстати, отсюда и пошли версии о вторичности китайского лунного зайца, о его индийском происхождении. В этом западные ученые были частично правы, буддийский лунный заяц, конечно же, пришел прямиком из древних индийских, еще добуддийских сказаний. Но он, этот индийский заяц, – не столько лунный, сколько отраженный на Луне. (Чит=Чанга), имеющий на земле свою «внутреннюю Луну». Вспомните сказку, как индийский заяц покоряет царя слонов с помощью отражения луны. И потому у буддийского лунного зайца нет ни лунного дерева – кассии, или корицы, нет ни агатовой ступки с нефритовым пестиком, главное – нет порошка бессмертия или иных целебных снадобий. Нет лунного действия, есть отраженность в Луне, или, наоборот, Луна, отраженная на водной глади.

В самой Луне ковырялся лишь китайский Юэ Ту, он — «зайковырялся». Несомненно, Луна и её целебные травы и растения – собственность китайского лунного зайца Юэ Ту, в его самом древнем раннедаосском варианте, пришедшем к даосам с давних незапамятных времен первых правителей Китая .

Как пишет В.Завьялов в своей работе «Лунный заяц»: «В Китае самые ранние изображения зайцев представлены на рукояти ножа и бронзовой бляшке из могильников Внутренней Монголии (Полидович, Вольная 2005: 435, рис. 2, 16, 19), а также на нефритовом амулете позднечуского перио-да, IV в. до н. э., (Layard 1944: fig. 10). Позднее, в эпоху Хань, его изображения встречаются на шелковом стяге в мавандуйском пофебении близ Чанша, отно¬симом к началу 11 в. до н. э. (Крюков, Переломов, Сафронов, Чебоксаров 1983: 13-14,258, рис. 58), на керамических плитках, каменных рельефах и керамиче¬ских основаниях для «денежного дерева», датируемых II в. н. э. (Wu Hung 1987: 25-33, fig. 6-8). В китайской мифологии заяц получает жизненную сущность от луны, где он приготавливает эликсир жизни для Владычицы Запада (Mother-Queen of the West) (Layard 1944: 126-127; Dubs 1942: 232). Более того, в китайском календаре ему отведено место среди знаков Зодиака…»

Так что мы даже в самом Китае явно видим двух лунных зайцев. Один – вечный труженик, «усердный заяц», с утра до вечера толкущий яшмовым пестиком в агатовой ступке снадобье бессмертия, которое потом небесные боги уже сами дают страждущим. Этот заяц – «чудесный доктор» и спаситель всех болящих, продлевающий людям и животным жизнь. Защитник всех страдающих существ на планете. Явно даосский вариант лунного зайца, этакий заячий алхимик.

Второй заяц – гораздо более поздний, жертвующий собой, добровольно поджаривший себя на огне, дабы накормить странствующего старца. Это уже явно буддийский вариант лунного зайца.

Скажу честно, не умаляя подвига буддийского самопожертвования лунного зайца, мне первый вариант китайского лунного зайца ближе. Не фанатично жертвующий собой ради старца, а вечно в поте лица своего работающий ради спасения всего живого.

Буддийский заяц – это заяц-шахид, его геройство и самопожертвование поведут за собой миллионы, и станут примером, но дальше для жизни нужен труженик и врач, целитель всего живого, творец и демиург – это даосский лунный заяц. Не забудем, герои жертвуют собой ради жизни живых. Победа нужна, чтобы жизнь продолжалась.

… Буддийского зайца бережно перенесли на луну, или же высветили навсегда его лик на луне, как память. А китайский лунный заяц, преодолев все искушения жизни , всё так же творит нам свое чудо вечной жизни в своей агатовой ступке.

В поисках изображений и текстов о лунном зайце Юэ Ту я не один раз объездил весь Китай, от Хайнаня до Харбина, от Сианя до Шанхая, облазил антикварные лавки Сайгона и Цейлона, Тайбэя и Гаосюна. Искал своего лунного зайца в чайнатаунах Сиднея и Мельбурна, Лондона и Сан-Франциско. Надо мной смеялись мои коллеги, когда я их водил по чайнатаунам. Я, не объясняя причин, говорил, что и Иосиф Бродский обожал чайнатауны, предпочитал китайские рестораны, обожал китайскую поэзию, и дома у него хранилась с отцовских офицерских времен трофейная изумительная китайская джонка. Это в чайнатаунах он сочинял свои изумительные «Письма династии Минь».

***В поисках лунного зайца, вечного лунного труженика.

«Дорога в тысячу ли начинается с одного

шага, — гласит пословица. Жалко, что от него

не зависит дорога обратно, превосходящая многократно

тысячу ли. Особенно отсчитывая от «о».

Одна ли тысяча ли, две ли тысячи ли –

тысяча означает, что ты сейчас вдали

от родимого крова, и зараза бессмысленности со слова

перекидывается на цифры; особенно на нули.

Ветер несет нас на Запад, как желтые семена

из лопнувшего стручка, — туда, где стоит Стена.

На фоне ее человек уродлив и страшен, как иероглиф,

как любые другие неразборчивые письмена.

Движенье в одну сторону превращает меня

в нечто вытянутое, как голова коня.

Силы, жившие в теле, ушли на трение тени

о сухие колосья дикого ячменя».

К сожалению, пока цельной монографии, посвященной истории лунного зайца в культуре Востока, я не нашел. Если кто подскажет, буду рад. (На любом языке). Маловато и изображений, рисунков, скульптур, керамики, вышивки на шелке. (Если кто пришлет, или сообщит исходные данные, буду признателен). Разве что лунные пряники во множестве появляются в Праздник Середины Осени, но о нем позже.

Богатейшая история этого мифического животного еще никем не собрана вместе. Он пока еще существует во множестве ликов и обликов, в Европе его зовут moon rabbit, в Китае юэ ту – лунный заяц, юй ту – нефритовый заяц, а также агатовый заяц, обгорелый заяц, усердный заяц, яшмовый заяц, лунный доктор, в Японии – цукино усаги, в Корее – появился новый вариант лунного зайца — Масимаро, в Индии – шоша, и так далее.

***Лунный заяц из кости. ХIХ век.

Его история уходит в глубокую древность, не случайно же, это второй символ императорской одежды Китая. Не случайно о нём пишут в «Рамаяне» и «Махабхарате», в «Вопросах к Небу» и «Путешествии на Запад», как я догадываюсь, в исчезнувшем сборнике «Гуйцзане», и в «Хуайнаньцзы», изданном под именем князя Лю Аня, правителя из Хуайнаня (179-122 до н.э.), в «Гирлянде джатак» и в «Панчатантре», в «Цзинь. Пин. Мэй» и в древнекорейской повести «Приключения зайца», почти во всех древних произведениях Востока, а на поверхности современной культуры часто одни лишь крохи информации. Масса публикаций о лунном зайце есть и в Китае, и в Индии, и в Европе, но это всего лишь фрагменты чего-то цельного.

Писали о лунном зайце и в России, но тоже по частным поводам, даже если в названии книги или научной работы упоминался лунный заяц, на самом деле ему, как правило, отводилось в книге скромное место.

В одной из отечественных научных работ у В.Завьялова я прочитал: «В китайской мифологии заяц связан с луной. И можно подумать, что это восходит к традиции Чу – уже в «Вопросах к Небу» заяц является олицетворением луны… Мифологема эта весьма редкая, и в работах исследователей я не встретил попыток отыскать ей аналогии. Однако такие аналогии есть. А именно, «в пасхальных обрядах современной Европы яйцо связано с пасхальным, или лунным зайцем» (Церен 1976,230). Другой район такой трактовки зайца , по мнению Э.Церена – древняя Месопотамия (Церен 1966,158). Здесь, видимо заяц вообще был относительно популярным персонажем…»

О редкости этого мифологического образа я читал еще не раз, с чем не согласен. Может быть, в чисто научных работах о лунном зайце по ряду труднообъяснимых причин редко пишут, Лунного зайца до сих пор кое-кто изгоняет из древности, заменяя его место жабой. Но в самой мифологии Востока, а особенно в современных её интерпретациях ссылок на лунного зайца вполне достаточно. Даже недавний тайфун 2009 года назвали Юэ Ту. Незнающие сравнивали это наименование тайфуна с названием рок-группы «U – 2». Он и на самом деле был вторым ураганом в этом году на северо-западе Тихого океана. Это сильный тропический шторм с максимальным ветром вблизи центра 100 км/ч , в порывах 140 км/ч.. По данным Японского тайфунного центра, «Yutu» бороздил пустынные просторы Филиппинского моря в направлении северо-запада со скоростью около 25 км/ч. Есть и современная популярная рок-группа «Лунный заяц», есть японский мультисериал «Сейлормун», с миллионами поклонников по всему миру, есть такая же популярнейшая южнокорейская интернетная версия о лунном зайце Масимаро. Значит, наверняка, есть запросы у самой широкой, миллионной группы читателей к учёным, откуда же взялся лунный заяц?

Я не претендую своей работой на научное исследование, я не ученый, я – писатель, журналист, критик, но не считаю свои заметки и простой компиляцией чего-то общеизвестного. Конечно, я использую массу данных, взятых из книг других ученых и исследователей, а также из бездн интернета. Так как наш интернет, как правило, безымянный, или анонимный, приводя данные, взятые из интернета, я часто не могу ни на кого сослаться. Видит Бог, в этом нет моей вины. Надеюсь, что после выхода книги заинтересованные читатели сообщат мне те или иные данные, которые в дальнейшем я охотно приведу. Что касается используемых книг, то, конечно же, я привожу все фамилии и названия книг. В моем архиве сотни разных публикаций и ссылок, уже более тысячи изображений лунного зайца, десятки стихов самых лучших поэтов Востока.

И у меня сложилось свое представление о происхождении образа лунного зайца, о путях его распространения по миру, часто несколько отличное от мнения отечественных ученых мифологов и синологов, идущих традиционным системным путем.

Надо иногда уметь видеть и поверх системы. Ибо у меня свой образ лунного зайца, свои представления об этом мифе. Я бы даже не назвал этот труд своей авторской книгой, (которых у меня вполне хватает), скорее – это сборник цитат, вольных пересказов, щедро прокомментированных мною в меру моей субъективности и моего видения этого образа.

Объясняя редкость системных работ по лунному зайцу, (также как и по лунной жабе, лунному медведю, богини Чань Э, небесному петуху, небесной собаке Тянь Гоу, и даже по великим мифическим предкам китайцев: Фуси, Хуанди, Сиванму и Нюйва, Дунвангун и их общий прародитель Паньгу…), никак нельзя обойти проблему долгого пренебрежительного отношения европейской науки к китайским преданиям, китайским мифам, и китайской мудрости в целом. Об этом очень хорошо написал один из самых известных китаеведов России профессор Алексей Маслов в книге «Утраченная цивилизация»: «Долгое время в западной науке … считалось, что китайцы пошли откуда-то из других мест. Вообще китайской цивилизации упорно отказывали в праве на самостоятельность и автохтонность. Скорее всего, это происходило потому, что сама китайская культура представлялась западным миссионерам и исследователям настолько необычной , настолько загадочной в своей мудрости и практицизме, что объяснить эту тайну лишь поэтапным развитием было слишком примитивным…. Так откуда же они могли прийти? Вот первое предположение – из Египта, древнейшей колыбели человеческой культуры. Одним из первых формулирует эту мысль немецкий иезуитский миссионер, считавшийся основателем сразу нескольких наук, в частности – географии и картографии, Анастасий Киршер (1602-1680)… Заметим, что в ХV11-ХV111 веках для западных схоластов и ученых именно египетская культура представлялась наиболее древней… Именно Египет в представлениях европейских учёных стал своеобразной страной-донором для китайской культуры… Для Киршнера и его последователей Китай существовал как нечто вторичное, как искаженное эхо великих цивилизаций…»

Долгое время я никак не мог понять, почему европейские ученые так привязались к древнему Египту, который уж никак с древним Китаем связан не был. Потом догадался: все истоки европейской культуры, как правило, связаны с Египтом, они привыкли, что и пасхальные яйца, и сама Пасха пришли в Европу из Египта, и пасхальный заяц – из Египта, и всё прочее. Если уж Европа признала свою культурную зависимость от древнего Египта, то по своей европоцентричной схеме они и Индию, и Китай – две мощнейших, кстати, независимых друг от друга, хотя и взаимовлияющих, древних цивилизации, тоже стали привычно выводить из древнего Египта или Месопотамии.

Как писал Алексей Маслов: «В первой четверти ХХ века формируются группы ученых, которые считают единым центром становления человечества Египет и район Средиземноморья, откуда и началась «миграция цивилизации»…»

Они никак не хотели признать наличие множественности мировых цивилизаций, не принимают и до сих пор, настаивая нынче на однополярном американизированном мире. Но центров мировых цивилизаций всегда, с самой глубокой древности, с первобытного человека, было несколько, среди них и наша Россия. И нынешний мировой взлет Китая, Японии, Кореи и всей Юго-Восточной Азии это подтверждает. И недалек тот день, когда по Луне будет ходить луноход «Юэ Ту», уже заранее прозванный европейцами «moon rabbit», хотя я на месте китайцев приучил бы весь мир выговаривать правильно именно китайские выражения.

О самостоятельности и независимости китайской древней космогонии пишет в своей книге «Китайская космология и антропология» Григорий Ткаченко (М.2008.)

Европейские ученые, впервые обратившиеся к мифологии древнего Китая, долгое время не могли понять, откуда там взялся столь высокий уровень знаний, откуда появилась такая развитая мифология, не уступающая древнеримской и древнеегипетской, со своим пантеоном богов и священных животных. Тот же китайский лунный заяц был не в одиночестве на своей луне. Кроме священного лунного дерева кассии (в иных вариантах лаврового дерева, османтуса, гриба личжи, иногда даже персика бессмертия), кроме символических , волшебных нефритового пестика и агатовой ступки, там же рядом жила и лунная жаба, там же был Нефритовый дворец, где жил Лунный старец, где по другим версиям жила богиня Луны Чань Э, иногда (см. бирманский рассказ «Лунное затмение»), там жила лунная собака. Там же жил и лесоруб У Ган, вечно рубящий это лунное дерево. Там иногда бродит и японский лунный медведь. Изредка появляется лунный волк…

Если в образе лунного зайца находили перекличку с Прометеем, несущим огонь людям (а заяц нёс целебные лекарственные снадобья, которые, надеюсь, так помогли китайским спортсменам на последней Олимпиаде), то в образе У Гана , естественно, проглядывался Сизиф, делающий тяжелую и бессмысленную работу. Но ни о какой вторичности образов и речи быть не могло, китайские образы , как правило, более древние.

Впрочем, самодостаточные китайцы не говорят, что это древние римляне позаимствовали у них мифические образы. Они-то давно верят в множественность миров и цивилизаций, это проистекает из их же множественной системы божеств.

Понятно, что европейская, в том числе и русская, система единобожия приводит к мысли о едином центре земли, Вселенной, чего угодно. О единой политической и экономической системе. Мы давно уже сообща с Европой решили, что наше языческое прошлое – это варварство и примитивизация жизни. Увы, в данном случае, мы, русские, пошли даже дальше Европы. Там хотя бы внимательно изучают культуру древней Греции и древнего Рима. Мы свое языческое культурное наследие уничтожаем уже более тысячи лет , и , конечно же, сегодня восстановить систему лунарных и солярных богов языческой Руси почти невозможно. Есть какие-то обрывки мифов, что Велес был в одном из своих преображений лунным зайцем. И ничего более. Как всегда Россия до основания разрушает свое же великолепное прошлое, будь то языческая Русь, будь то Святая Русь, будь то императорская Россия, будь то Советский Союз. Затем на обломках мы заново что-то строим.

Китайцы же, осознанно предпочли сохранить многобожие, хотя временами близко подходили к единобожию, и будь на то воля народа , вполне могли бы стать, как Европа и Россия , как мусульманский мир, страной единого бога. Кстати, множественность культурных и религиозных центров Китая не мешает идее централизованного сильного имперского государства. Множество в одном.

Как пишет проф. Маслов: «В Китае никогда не возникало идеи единого, живого Бога. Точно такую же ситуацию мы можем наблюдать по всей Восточной и Юго-Восточной Азии без исключения: в Японии, Корее, Вьетнаме. Здесь поклонялись в основном либо духам, либо безличностным началам (путь Дао в Китае), но чаще всего – и тем, и другим… Восток всегда относится к своему основному предмету поклонения – к духам – как к своим непосредственным предкам… Примечательно и другое – к духопоклонничеству тяготел отнюдь не только один Дальний Восток со своим культурным центром в Китае, но и все цивилизации Южной Америки, в частности – ацтеки, майя, инки, многие цивилизации Африки»…

Затронул профессор Маслов и проблему России. «Можно, конечно, возразить: а разве , скажем, на Руси не поклонялись всяким духам, лешим, домовым?… Безусловно, это так, но с одной небольшой особенностью – на основе всего этого не была создана западная цивилизация…».

***Украшение из металла. Лунный заяц.

А мы, как ни крути, стараниями князя Владимира, патриарха Никона, Петра Великого, Владимира Ленина, да и нынешних властителей, в основе своей принадлежим к западной цивилизации. Как пишет профессор Маслов: «Её краеугольным камнем является библейская традиция в различных трактовках, которая в принципе отвергает поклонение духам… Ни Дальний Восток, ни доколумбовая Америка, ни Африка этот путь к монотеизму , к Единому Богу не прошли, по-прежнему общаясь с духами…».

К счастью, сегодня у нас, абсолютно не в ущерб православию, усиливается интерес ученых и археологов к древнему языческому прошлому Руси. Изучают же у нас во всех православных семинариях античную культуру. Чем языческий Зевс или Венера отличаются от нашего Велеса или Берегини? Почему не восстановить древние языческие славянские центры, как восстановили немцы не во вред своей вере наши языческие божества на острове Буян, ныне остров Рюген?

Может быть, сегодня в Китае, и в целом, на Востоке, духи немного «окультурились», приспособились к технической цивилизации. Взять хотя бы восхищающий меня недавний пятнадцатиметровый памятник лунному зайцу на Тайване, установленный временно в год Зайца 1999, как положено, с пестиком и ступкой, на центральной площади, прямо напротив мавзолея Чан Кайши, у которого в левом кармане торчит мобильный телефон. Очевидно, лунный заяц переговаривается по мобильнику с остальными зайцами, или слушает распоряжения Лунного владыки.

И всё же, мы сегодня свидетели того, что эти священные мифические божества и существа Юго-Восточной Азии несут всему миру высшую Мудрость, к которой уже прислушивается человечество. Лунный заяц победил.

Из-за множественности культурных и религиозных центров Китая, из-за недостаточно долгого изучения мировой и русской наукой мифических сакральных животных Востока, до сих пор существуют расхождения в названиях самих животных, в именах богов, расхождения в самих лунарных мифах. Например, лунную богиню зовут то Чаньэ, то Хэньэ, то Чань Э, и так далее. Я остановился на нынешнем правильном звучании китайских имени и фамилии Чань Э. Но, цитируя других ученых, я не стал исправлять их трактовку имени лунной богини. В разных мифах разных народов, и даже в версиях мифа одного народа я встречал то название лунный заяц, то название лунный кролик. Этому есть несколько причин. В одних странах нет ни зайцев, ни кроликов, взяли готовую версию. В других странах или областях преимущественно кролики, в третьих – зайцы. Я всё-таки, предпочитаю лунного зайца, ибо кролик – чересчур домашнее животное, и не приучен к той самостоятельности и находчивости, которым обладают дикие природные зайцы.

Тем более, у нас в России живет почти 45 видов семейства зайцев. Настоящие зайцы, (к которым я бы отнес и моего героя), кролики, ставшие родоначальниками домашних пород, и древесные зайцы. У нас в стране и сейчас обитает четыре вида настоящих зайцев: русак, беляк, толай и маньчжурский заяц. Конечно, поэтому в наших русских сказках чётко подразделяются заяц и кролик. В Англии, к примеру, речь всегда идет о «братце кролике», и даже «раббит» там переводят как кролик. Кстати, от кролика-рабббита ведут своё происхождение знаменитые хоббиты Толкиена. Вот где мы нашли ближайших литературных мифических родственников лунному зайцу. Конечно, я мог бы везде в тексте , согласно моей версии, писать лишь о лунном зайце. Но, опять же, цитируя сказки и мифы, труды известных ученых, я подстраивался под них, и не везде менял название кролик на зайца. Пусть сосуществуют, как китайские мифологии и китайские божества – множество в одном. Расхождение в мифах разного времени, тем более, я оставил.

***Фреска 1767 года, создана в Тонгдосском монастыре. Хранится в Национальном музее Кореи.

И потому на Луне живет с зайцем то лунная красавица Чань Э, то трехлапая лунная жаба, в которую превратилась Чань Э за обман охотника И. Иногда и жаба и красавица сосуществуют вместе. У японцев появилось на Луне сразу два лунных зайца, которые совместно толкут рис для мочи – рисовых лепешек. По-разному в разных переводах звучат и названия камней: нефритовый заяц, яшмовый заяц, агатовая ступка, яшмовая ступка. Настоящее пиршество народной фантазии.

Мне самому ближе нефритовый белый заяц с нефритовым пестиком и агатовой ступкой, но допустимы и другие варианты. Существует целая вереница прообразов вечного Древа жизни, лунного дерева бессмертия: кассия или коричное дерево, лавр, гриб личжи, османтус, персиковое дерево. По-моему, классический ранний китайский вариант одинаков – лунное коричное дерево, пусть звучат и другие варианты.

Надо было китайцам полететь в космос, запустить на ту же самую Луну свой спутник «Чань Э», стать вновь, спустя столетия великой державой мира, чтобы изумленные ученые Запада (да и России тоже) изменили не только своё мнение о китайских экономических возможностях, но и своё отношение к их древней истории, и , наконец, к их древним мифам. Правда, отчасти виноваты и сами китайцы в своей закрытости и определенной «срединной» зацикленности на самих себя.

Но разве не искусны и совершенны мифы, поразившие воображение иноземцев настолько, что они не поверили таланту китайского народа? Величие древней мифологии в её слиянии с природой, с красотой мира, с таинством чувств и творений. Как бы ни были изобретательны художники и сказители, они шли от мудрости жизни, несли в себе дар пророчества. Когда сегодня в писателях отрицается дар пророчества, этим убивается дух народа, дух нации, дух земли и неба. Может быть, поэтому китайские руководители космической программы назвали свой лунный спутник «Чань Э», готовят луноход «Лунный заяц», чтобы соединить древнюю мифологию, отражающую дух нации, и современные достижения науки и техники. Их примеру последовали японцы, назвав свой лунный корабль по имени лунной принцессы Кагуя, индусы тоже дали название своему лунному кораблю «Чандраян», то есть корабль Чандры, бога Луны. Древнейшие цивилизации мира понимают, что нельзя при всех технических достижениях порывать со своей историей и мифологией. Это и есть мудрый национализм. Когда же у нас полетит космический корабль «Илья Муромец»? Когда наш спутник назовут «Василиса Премудрая» или хотя бы «Серый волк», или «Царевна-лягушка»? Представьте, как бы издевались над такими названиями наши Петросяны и Сванидзе….

Ушли, наконец-то, в сторону попытки объяснить китайские древность и мудрость «Вавилонской миграцией», семитским происхождением древних правителей, месопотамским или шумерским влиянием. Пишет всё тот же Алексей Маслов: «Как видим, «вавилонской» или «египетской» миграцией, семитским переселением и влиянием Передней Азии пытались объяснить загадочную мудрость Китая, которая сохранилась в скрытом виде и до сих пор»… И ничего у них не получилось.

Позднее я расскажу последовательно ряд мифов, связанных с Чань Э, лунной феей, превратившейся в трехлапую жабу, и полетевшей на Луну навстречу лунному зайцу. Кстати, у великого японского писателя ХХ века Юкио Мисима есть пьеса-маска «Принцесса Лунного лавра». В 1955 пьеса «Принцесса Лунного Лавра» была поставлена по всем правилам традиционного ноо. На фоне многочисленных постановок в духе заокеанских заимствований, где царили секс, спорт и стриптиз, она воспринималась как вызов. В то же время на Западе в середине 20 в. старинное искусство ноо было воспринято как направление, в высшей степени современное, близкое западному авангарду. Неслучайно им увлекались Жене, Беккет, Клодель, Брехт и др. Но о пьесе напишем в другой раз.

Расскажу и о других лунных героях Востока. Но в центре повествования всегда будет лунный заяц.

***Тайваньский бетонный заяц в центре Тайбея в год Зайца 1999…

Как пишет Соколова Ирина Арнольдовна, побывавшая на Тайване, в год открытия памятника лунному зайцу праздник спонсировался телефонной компанией, поэтому праздник Луны открывался якобы с помощью спутника связи, символизирующего достижения Тайваня. «Спутник», установленный на крыше небоскреба компании, при наступлении темноты каждые полчаса посылал лазерный луч на зайца, оживляя его.

У корейского поэта Юн Сон До, которого переводила Анна Ахматова, есть стихи про Луну.

Такая малость в небесах,

А освещает всю природу.

Скажите, где еще найти

Такой светильник в тьме кромешной?

На вас он смотрит и молчит, —

Вот образ истинного друга…

Юн Сон До. Из цикла «Новые песни в горах».

Лунный заяц и есть – образ истинного друга всех людей. «На вас он смотрит и молчит…», и тем временем молча помогает выжить . Знайте, что это именно лунный заяц своими лучистыми звездными глазами прокладывает вам ночью путь во тьме кромешной…. Это понимали и наши мудрые ученые и поэты, от Афанасьева до Клюева и Есенина.

Сергей Есенин, прекрасно знавший народную мифологию, в своем уникальном гениальном мифологическом труде «Ключи Марии» откровенно связывает образ Луны с зайцем: «В нашем языке есть много слов, которые как «семь коров тощих пожрали семь коров тучных», они запирают в себе целый ряд других слов, выражая собой иногда весьма длинное и сложное определение мысли… На этом же пожирании тощими словами тучных и на понятии «запрягать» построена почти и вся наша образность, слагая два противоположных явления через сходственность в движении, она родила метафору:

Луна – заяц,

Звезды — заячьи следы…»

В темных пятнах, заметных на луне, китайская народная фантазия увидела человека, рубящего дерево, и фигуры двух животных, зайца и жабу. Человек — это некто У Ган, который за свою безмерную ревность провинился перед божествами и в наказание был отправлен на луну, и осужден вечно рубить вечно растущее коричное дерево, по воле богов после каждого удара топора дерево не только уцелевало, но и подрастало, заруб мгновенно восстанавливался…. И на самом деле, сизифов труд. Но, обращаясь к далеким от жизни ученым, застрявшим в своих бумажках, и вечно ищущим в восточных древних мифах лишь пересказы чужих мировых сюжетов, скажу: может быть, человеческий опыт во многом одинаков по всему миру, и брачные игры одинаковы, другого способа рождения детей пока не придумали, и даст Бог, не придумают, и труд человеческий часто бессмыслен. (А на английских каторгах или в немецких лагерях часто был осознанно бессмыслен, люди перевозили в тачках землю туда и обратно, до бесконечности. Вот вам и У Ган, и Сизиф одновременно). И поэтому совпадение сюжетов, на мой взгляд, часто идет в древних памятниках литературы не от знания народами друг друга, а от схожего климата, схожих условий жизни, схожей природы, схожего психологического опыта развития.

***В. Бондаренко в поисках лунного зайца. Фото М. Дроздова

А может, мудрость пришла китайцам с неба, в том числе и от загадочного в своей древности лунного зайца? В Китае традиционно вторым по рангу божеством после солнца была луна. Как пишет В.Сидихменов в книге «Китай. Страницы прошлого» (М. 1987) : «Главное божество луны называлось владыка луны (юэ-чжу) или «дух луны» (юэ-шэнъ). В даосской религии владыка луны получил наименование старец луны (юэ-лао). Этот «старец» выступал в роли устроителя брачных союзов: он незримой веревочкой связывал попарно всех мальчиков и девочек, которым суждено рано или поздно соединиться брачными узами.

Разные народы в разное время заметили на Луне и зайца. В.Сидихменов считает: «По его имени иногда называют и луну: «темный заяц», «золотой заяц» или «обгорелый заяц»…» Лунного зайца часто называли и по- другому – старичок с Луны, объединяя его в одном образе с самим небесным владыкой. Кто это был, и откуда он пришел в Китай исцелять больных и помогать продлевать жизнь здоровым? Может быть, инопланетянин, своим необычным костюмом похожий издали на зайца? А может быть, он пришел со своим целебным снадобьем из загадочной и высокоцивилизованной древней страны Фусан? В книге Алексея Маслова «Утраченная цивилизация» читаю: «Есть и еще один священный смысл дерева Фусан. Существует распространенное народное предание о том, что дерево Фусан растет в некой священной стране или на луне. Из его листьев, коры и плодов изготавливается снадобье для бессмертия или долголетия, которое толчет в ступе лунный заяц. Под ветвями дерева Фусан обычно изображается богиня Чаньэ, чей образ также связан с бессмертием и циклом лунных преданий. И таким образом дерево Фусан – не как конкретный вид флоры, но как обобщенный символ – всегда связывалось со священнодействием и магическим продлением жизни. И как следствие, страна Фусан в рассказах монаха Хуэйшаня также приобретала священный смысл…»

***Лунный заяц, фрагмент из шелковой императорской парадной одежды восемнадцатого столетия. Вывезен в Лондон из Китая. Альберт музей, Лондон.

Может быть, китайцы связали видимого им с Луны зайца с вполне конкретным земным рогатым или ушастым пришельцем из загадочной страны двенадцати великих династий, правивших 18 тысяч лет? Из тех пришельцев, что передали им в незапамятные времена древнейшие сакральные познания, которые человечество и до сих пор не может понять и освоить? Может быть, лунный заяц всего лишь мудрец со странной головой, к примеру, с двумя антеннами? Мы только сейчас, как и в случае с поисками неведомой полумифической Трои, с раскопками Помпеи или Карфагена, начинаем всерьез изучать полусказочные, но имеющие под собой реальную основу, предания древних китайцев.

Так кто же ты, лунный заяц Юэ Ту, что за чудесный доктор?

Собрав воедино сотни фактов, сведя вместе изображения лунного зайца в книжной графике и в живописи, прочитав множество стихов величайших поэтов Востока с упоминанием лунного зайца, я попробовал предложить свою трактовку почитателям этого обожествленного лунарного животного. Это прежде всего символ всей народной китайской медицины, своими снадобьями тысячи лет спасающий бедных китайцев от преждевременной смерти.

Я пишу и составляю эту книгу для себя лично, как будто привожу в порядок свой письменный стол, свою коллекцию восточной бронзы и нефрита, дерева и шёлка, так и собираю вместе всех найденных лунных зайцев. Если кого-то они заинтересуют, буду рад.

Мой домашний лунный заяц мне усердно помогает в написании этой книги. Он ведёт меня по следу, как Шерлок Холмс, и я нахожу новые следы его пребывания в древней истории. Если кто-то посмеется над моей попыткой, я посмеюсь вместе с ним. Заранее благодарен всем китайским, европейским и русским ученым, на кого буду ссылаться, кого буду щедро цитировать Очевидно, нет в этой работе строгой научности, академического языка, четкой систематизации, нет надёжных проверок и ссылок, если работа кому-то пригодится, надеюсь, в будущем её снабдят научным аппаратом. Я не собираюсь скрывать своей личной субъективности. Собрал с миру по нитке, от серьезнейших научных работ, до приколов интернета и астрологических прогнозов, от анонимных ребячьих сказок до заметок путешественников по Азии. Но, тем не менее, может быть, мои заметки подтолкнут и солидных синологов к дальнейшей разработке этой интересной темы. Буду только рад. Продолжаю и сам свои поиски новых изображений, новых версий мифа, новых обликов лунного зайца.

Публикация согласована с автором.


Комментарии

RSS 2.0 trackback
  1. avatar

    Владимир, вы потрясающий человек! Не будучи востоковедом, не владея китайским, так долго и глубоко изучаете данную тему, что могли бы стать блестящим образцом для многих синологов. Сама я тоже писала о Лунном зайце в своей книге, которая еще не издавалась. И хотя мне не приходило в голову сделать этого зайца предметом своих исследований, тем не менее, легенд, в которых видна попытка объяснить появление зайца на Луне, я собрала немало.
    Что касается изображений самого зайца, то я уверена, что при вашем интересе и упорстве в вашей коллекции наверняка есть и глиняные зайчики фабрики Чжана, что в Тхеньцзине (я не ошиблась в написании, я использую свою транскрипцию). В старом Китае, да и сейчас, во время праздника Середины осени принято покупать именно этих зайцев для детей. В древности именно женщины поклонялись Луне, а детям, чтобы они не скучали и не мешали матери, давали такого зайчика, сидящего в креслице. При этом дети тоже, подражая матери, поклонялись зайчику. Изображать его принято, почему-то, в генеральском облачении и боевом шлеме, со знаменами за спиной.
    Очень советую вам, уважаемый, Владимир, перед изданием книги непременно дать ее на вычитку специалисту-китаисту, чтобы убрать неточности. Например, существует знаменитый гриб «лин-чжи», а «ли-чжи» — южные плоды. Написано очень интересно, содержание сделало бы честь хорошему синологу, и тем более были бы досадны маленькие погрешности в написании некоторых слов. Поздравляю вас с огромным успехом!Желаю успешного издания!

    ~ miladina, 25 сентября 2010, в 20:08 Ответить
  2. avatar

    Два абзаца повторены дважды: начиная со слов «Наиболее подготовленные экспедиции», рядом с четвертой картинкой.
    А статья интересная, спасибо автору

    ~ Роман, 5 апреля 2011, в 05:48 Ответить
  3. avatar

    Спасибо, исправили.

    ~ Михаил Дроздов, 6 апреля 2011, в 14:01 Ответить
  4. avatar

    Добрый день,
    я так и не понял, чему посвящено исследование. Автор сам же дает объяснение, что лунный заяц — это мнимое изображение зайца, видимое человеком на луне, при небольшой доле воображения. Древние в его существовании не сомневались, вот и вошел он в весь мировой фольклор. Какие могут быть еще смыслы? По правилу бритвы Фуко, если есть простое объяснение процессу, не нужно выдумывать никакие новые сущности для объяснения. А автор только этим и занимается :) конечный результат — еще более непонятная роль ушастого в всемирной парадигме. какая медицина… какие пришельцы…

    ~ Андрей, 20 апреля 2012, в 23:59 Ответить
  5. avatar

    Владимир, книга волшебная, спасибо Вам:))
    очень приятно, что Вам тема настолько близка, что пишете с любовью и теплотой, это ощущается.
    Про Лунного зайца узнала недавно, сейчас много и с удовольствием про него читаю, рассматриваю рисунки.
    Сегодня купила книгу, буду носить в сумке как талисман:)

    ~ Саша, 24 июля 2014, в 21:05 Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *