Перед рассветом

Беседа художника Керима Рагимова с Председателем РКШ Михаилом Дроздовым, сентябрь 2004, Шанхай

Свято-Николаевский храм-памятник, г. ШанхайК.Р. Михаил, вот Вы на карте сейчас показали мне, где расположены в городе Шанхае здания православных храмов — я понимаю, это всё «неживые» храмы, то есть, служба в них не идёт…

М.Д. Ну, во-первых, ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Чуть позже об этом расскажу. Я здесь, в Шанхае, девятый год — приехал сюда в 1996-м году — и тогда в кафедральном соборе иконы Божией Матери «Споручница Грешных» располагалась биржа. Потом он некоторое время пустовал, затем этот храм был отреставрирован, какая-то тайваньская компания взяла его в аренду и разместила там ночной клуб. Это как раз тот самый храм, в котором служил Владыка Иоанн (Максимович).

…Перед рассветом, как говорят китайцы, по-моему, как раз, темнее всего и бывает…

Кстати говоря, в этом же храме венчался Вертинский. Он жил здесь в 30-х годах, а в 43-м вернулся из Шанхая в Советский Союз. И второй храм, это Свято-Николаевский храм-памятник, небольшой храм, который расположен в тихом зелёном уголке, там все эти годы находился французский ресторан. Он называется «Ашанти-дом». Француз, который взял здание в аренду — из Южно-Африканской Республики, Ашанти — это вроде как древнее государство в Южной Африке, там производят вино одноимённое, вот он и назвал «Ашанти-дом». Насколько я знаю историю этого здания, оно было построено благодаря значительным усилиям генерала Глебова, но в своё время был заключён очень неудачный договор, потому что, когда русские эмигранты скидывались на строительство храма, земля не была выкуплена, а взята в аренду сроком то ли на 10, то ли на 15 лет. По условиям договора, всё, что будет построено на этой земле, отходило владельцу земли по окончании срока аренды. Видимо, люди, которые занимались этим строительством, были не очень практичны.

И вот совсем недавно, в 2002-м году, Русский клуб, общественная организация, объединяющая русских, постоянно проживающих в Шанхае, собрал подписи под обращением к мэру города Шанхая с просьбой вмешаться в ситуацию и вывести увеселительные заведения из обоих храмов, и если не разрешить проводить там службы православные, то хотя бы использовать их под учреждения культуры, галереи, какой-нибудь концертный зал, и так далее. И в таком подвешенном состоянии ситуация находилась довольно долго, но вот буквально этим летом, я знаю, посол Китая в России г. Лю Гучан дал ужин в честь митрополита Кирилла в Москве, на котором объявил, что из помещений этих двух православных храмов будут выведены увеселительные заведения, что и происходит. По крайней мере, по одному храму могу сказать точно, я недавно проезжал мимо, и было видно, что помещение нерабочее, и на двери висело объявление, что если у кого-то есть имущественные претензии к ранее занимавшей помещение организации, обращаться туда-то. Что касается второго храма, я не успел ещё туда съездить. Но у меня есть любопытная фотография, этого уже не увидеть. Вместо Спасителя все эти годы в нише над входом находился образ Мао Цзедуна. Он исчез буквально в июне месяце текущего года. Мне говорили, что этот портрет спас здание от разрушения в годы Культурной революции. Есть предположение, что его там разместил какой-то умный человек, чтобы оградить здание от набегов хунвейбинов.

Портрет Мао Цзедуна спас храм от разрушения в Культурную революциюКогда мы беседовали с директором петербургского филиала Института Востоковедения РАН И.Ф.Поповой, она сказала, что нынешняя прогрессирующая лояльность китайских властей может быть связана ещё и с Олимпиадой, которая в 2008 году будет проводиться в Китае. По этому поводу я хочу процитировать одного батюшку, который сказал, что высокие цены на нефть (за счёт которых во многом держится экономика России) — дело рук Божиих. Также можно и к этой Олимпиаде относиться, наверное… И всё-таки, как происходит литургическая жизнь в Шанхае? Приезжает ли сюда о. Дионисий (Поздняев)? Я слышал, что Пасха 2004-го года здесь праздновалась…

Батюшка Дионисий довольно регулярно приезжает в Пекин — там он бывает раз в два месяца примерно. Довольно регулярно он приезжает в Шенчжень — это город, примыкающий к Гонконгу, там час пути, он по выходным электричкой туда добирается, они нашли какое-то помещение, там службы и проходят. В Шанхае этого нет. На моей памяти служб было всего две или три: первая — в декабре прошлого года, водосвятный молебен о. Дионисий служил в помещении консульства — они нам выделили там комнату. Потом, в конце января этого (2004) года была Всенощная и на другой день — Литургия, в том же помещении. Потом была ещё одна служба (о. Дионисий приезжал, но сам не служил) на частной квартире у одного китайца.

Но ситуация с Православием в Шанхае может измениться в ближайшее время. Здесь не так много русских и не так много российских компаний, хотя их становится всё больше. Но вот весной этого года здесь была зарегистрирована одна новая компания, ее директор — женщина из Москвы. Её муж — о. Алексий, православный священник. То есть у неё есть вид на жительство, все права, и ему, как члену семьи, прибыть сюда не составит проблемы. Мы собрали деньги, на эту сумму купили в Москве всё, что необходимо для совершения службы. И вся эта утварь церковная, священническое облачение сейчас уже находится в Шанхае.

А этот священник собирается сюда перебраться…

Для того, чтобы он мог сюда перебраться, он должен получить благословение вышестоящего архиерея, в данном случае — митрополита Кирилла, иначе он не будет иметь права служить. Сейчас этот вопрос находится в состоянии обсуждения. Мы написали письмо на имя митрополита Кирилла, которое подписали человек 40 тех россиян, которые здесь проживают, с просьбой решить положительно этот вопрос.

И, хотя всё движется немного медленнее, чем хотелось, мы понимаем, что данный вопрос ещё и политический, надо согласовать его с китайскими властями, и, главное, не навредить делу.

А в целом, есть ощущение — количество верующих, их активность — растёт?

Вы кого имеете в виду — китайцев?

Нет, пока русских…

Видите ли, русские такой народ…

…Ленивый…

…Да, и потом, здесь, как во всяком деле, даже 2-3 человека могут задать вектор, а остальные — пристроиться в хвост. Поэтому, если удастся положительно решить вопрос с переездом сюда о. Алексия, если службы будут происходить на более-менее постоянной основе, то может сформироваться община, выявятся люди, которые будут регулярно ходить, и так далее. Кстати, у меня на днях был разговор в консульстве, они готовы предоставить помещение для служб: каждое воскресение, или каждое второе воскресение…

И про китайцев хотелось спросить. Как они со всем этим соотносятся?

В китайском языке даже слова «религия» нет, у них это понятие заменяет слово «цзяо», что значит «учение». Поэтому любую религию они называют: «учение Будды» — Фо цзяо, «учение Христа» — Цзиду цзяо, учение Конфуция, и т. д. Соответственно, последователи — ученики. С другой стороны, в Китае, как и в Советском Союзе, были гонения на религию, поэтому многие, особенно люди старшего поколения, опасаются себя как-то в этом плане проявлять. А если взять, предположим, молодежь, то для неё религия сейчас — это доллар или юань. Когда сюда приезжал митрополит Кирилл, и я его здесь встречал, мы провели вместе 4 дня, он задавал примерно те же вопросы. И когда я ему так ответил, он сказал, что не может же человек по природе своей души, стремящейся к Небу, к Богу, молиться только юаню и доллару, в том смысле, что — какая здесь пустота великая, которая обязательно чем-то будет занята…

А вот пожилые китайцы, которые могли ещё застать и нашу эмиграцию в лучшие времена?..

Внутреннее убранство храма: купол Свято-Николаевского храмаК сожалению, русская эмиграция в те годы, как, наверное, любая эмиграция, была очень замкнута на себе. Эмигранты выживали, и она не оставила после себя последователей среди местного населения. То есть они жили своей группой, как живут сейчас китайцы за рубежом. И если брать китайских православных, то это, как правило, семьи, в которых есть какие-то кровные связи в России. Я знаю, например, был такой казак, назовем его З., они отступали после Гражданской войны через Монголию, потом оказались с женой в Синьцзяне, потом семья переехала сюда, в Шанхай, их дочь вышла замуж за китайца, их внучка вышла замуж за китайца, но всё равно вся семья осталась православной. То есть те китайцы, которые приходили в эту семью — они становились православными. И сын этой женщины — внучки той пары — учится сейчас в семинарии в Москве. Он по крови — русский на четверть, но больше похож на китайца.

Вот это интересно, должно быть: когда смешивается кровь — получается китаец, когда прививается Православный дух — получается русский. Но всё равно, пока всё происходит на уровне исключений.

Да, скорее на уровне исключений. Хотя кто знает? — Вон, Ким Чен Ир проехался по России, ему показали православный храм, ему понравилось, давайте, говорит, и у нас построим храм. И вот, в Пхеньяне такой храм уже возводят. Может быть, потом Ким Чен Ира назовут корейским Владимиром Красным Солнышком.

Да, и тут всё в руках Божиих. Большое спасибо за беседу.

© Керим Рагимов


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *