Сложите Церковь в себе! Беседа с о. Дионисием (Поздняевым)

Сотрудник отдела внешних церковных связей Московского Патриархата о. Дионисий (Поздняев) дал эксклюзивное интервью сайту «Русского Клуба в Шанхае»

Беседа с о. Дионисием (Поздняевым)Здравствуйте, батюшка. Наконец-то мы можем приветствовать православного пастыря у нас, в Шанхае. Бывали ли Вы здесь ранее?

Три раза. Последний раз пять лет назад.

Какие впечатления от этого визита?

Очень отрадно видеть, что здесь наши соотечественники объединены. Раньше этого не было. Я потому так долго и не приезжал в Шанхай, поскольку казалось, что никому здесь священник не нужен, кроме нескольких человек в консульстве, которые достаточно регулярно меняются, да и часто бывают на Родине. Сейчас я вижу формирование некой общности. И плюс к этому — китайские православные, живущие в Шанхае, это очень радостное открытие для меня.

Говорит ли что-нибудь слово «Шанхай» православному человеку?

Если такой человек хотя бы немного интересовался историей православной церкви в Восточной Азии, то он, безусловно, свяжет Шанхай с именем святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-францисского. Святитель Иоанн известен достаточно широко. Я почти не знаю никого и православного духовенства, да и мирян, кто о нем бы не слышал. Шанхай в церковном сознании ассоциируется с эмигрантской жизнью, с определенной степенью обездоленности, широкой благотворительностью. Кое-кто знает, что здесь есть Собор, строительство которого было завершено святителем Иоанном Шанхайским, хотя начато было раньше, и Свято-Николаевский храм, расположенный на улице Гаолань-лу.

Вы скоро переезжаете в Гонконг. Расскажите, какая работа вам предстоит, для чего вы туда едете?

Есть приглашение одного из институтов Гонконга поработать там над темой исследования взаимоотношений традиционной китайской культуры и христианства и, прежде всего, православия. Моя работа будет касаться перевода на китайский язык православных богослужебных текстов, а также будет включать в себя подготовку к изданию серии переводов русских религиозных философов, трудов святых отцов. Я думаю, что мое пребывание в Гонконге будет посвящено также попытке воссоздания Свято-Петропавловского прихода, существовавшего там с 30-х до начала 70-х гг. ХХ века. Видимо, время для этого пришло. Число православных христиан в Гонконге неуклонно растет, и, несмотря на то, что есть греческий православный приход, верующие имеют потребность в появлении русского прихода. То время, которое я там проведу, я буду, естественно, посвящать и священническому, пастырскому служению.

Следует ли из этого, что у вас будет больше возможностей посещать Пекин, Шанхай и другие города Китая?

Я сам очень на это надеюсь. С моим переездом в Гонконг деятельность группы исследования проблем православия в Китае при отделе внешних церковных связей Московского Патриархата, которую я возглавляю, не прекратится, а просто переместится. Не исключено, что тем самым будет дан дополнительный толчок для продолжения наших исследований в этом направлении.

Это может быть несколько необычно для России, общение которой с Китаем традиционно шло через нашу общую северную границу. Сейчас же появляется возможность более традиционного для Запада общения с китайской цивилизацией через «юг». Оправдает ли себя такая практика, покажет время.

Ожидается ли проведение богослужений для русской колонии в Шанхае?

Похоже, интерес к этому большой. Есть востребованность к проведению таких служб, поэтому не вижу никаких препятствий.

Значит ли это, что уже в этом году русские «шанхайцы» будут иметь возможность присутствовать на литургии?

Начнем мы, наверное, с молебнов. Важно понять, сколько людей будет готово причаститься и исповедоваться. Я думаю, что уже в этом году, даже в самые ближайшие месяцы может идти речь о проведении молебнов, а чуть позже и литургии.

Что вы посоветуете тем православным соотечественникам, которые в силу своей удаленности от России и в силу отсутствия православных храмов в Шанхае лишены возможности участвовать в богослужениях и принимать таинства.

Больше внимания уделять частной, келейной молитве. Значительно полнее молиться. Особенно в праздничные и воскресные дни. С появлением Интернета появилось много возможностей, чтобы что-то узнать о порядке богослужения. Есть такой род богослужения — богослужение мирским чином. К сожалению, в России мало кто имеет этот опыт в связи с тем, что церковность из общества нашего во многом выветрилась за советские годы. Сейчас через Интернет можно черпать всю необходимую информацию. С его помощью можно научиться богослужебной практике. Так, верующие могут без священника совершать Часы, Утреню, Вечерню, Полуночницу, Повечерие, хотя последние уже больше к роду монастырских служб относятся. Тем не менее, богослужебная жизнь может быть достаточно полная. Только участия в таинствах нет.

Поскольку здесь нет постоянного православного священника, поэтому пока придется налаживать богослужебную жизнь без него. Может быть, если появятся люди достаточно опытные в проведении служб мирским чином, такие богослужения можно будет проводить не просто у себя дома, а в специально выбранном помещении для группы людей. Главное чтобы был человек, который это умеет. Потихоньку можно думать о создании хора. Хотя бы небольшого. Это станет реальностью, если найдутся люди, у которых помимо музыкального образования есть желание, тяга к этому. А Господь пошлет возможности, чтобы ваши начинания удались.

Ожидаются ли какие-то культурные мероприятия в Шанхае так или иначе связанные с православием: проведение выставок православной живописи, музыкальных вечеров? Есть ли возможность поспособствовать этому делу, чтобы не только наши соотечественники, но и китайцы, мало знающие об этой стороне жизни русских людей имели возможность приобщиться к такому важному пласту русской культуры?

Теоретически такая возможность есть, нужно прорабатывать в деталях выставку икон, или приезд хора. Вопрос, упирается в финансирование. Такое финансирование может напрямую зависеть от интереса китайской стороны. Россия богата талантами и иконописными и певческими.

Владыка Кирилл совсем недавно гостил в Шанхае и оставил о себе добрую память среди наших соотечественников. Когда ожидается его следующий визит в Китай? Есть ли надежда, что такой визит может принести большую свободу для осуществления православных обрядов не только русскими, но и китайскими православными верующими?

Мы ведем переговоры с Управлением по делам религий в Пекине. МИД России контактирует с МИДом Китая. Этот вопрос регулярно поднимается на уровне Правительства. Мы хотим добиться решения об официальном визите Владыки Кирилла в Китай по приглашению китайской стороны. Такой визит может способствовать развитию российско-китайских отношений в сфере религиозных контактов, и мог бы принести пользу не только православным христианам, живущим в Китае, будь то наши соотечественники, либо китайские православные, но, я думаю, позволил бы что-то позитивное сделать для развития двусторонних отношений России и Китая в целом. Религиозная составляющая такого сотрудничества незаслуженно забыта. Развивается экономика, отстает культура и где-то совсем уж в хвосте плетётся религиозная составляющая. И это невзирая на то, что исход ХХ и начало XXI века со всей остротой поставили вопросы религиозные. Их актуальность уже несомненна. Надеюсь, визит все же состоится, и будет иметь положительные итоги.

Есть ли у вас какие-то новые данные относительно судьбы двух шанхайских православных храмов, к большому сожалению, используемых не по назначению (в одном расположился французский ресторан, в другом — ночной клуб)?

Беседа с о. Дионисием (Поздняевым)Мы ждем конкретных шагов от китайской стороны, поскольку уже прозвучали официальные заверения о необходимости решения этого вопроса на уровне Премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи. Чиновники Управления по делам религий в Пекине говорили нам, что шанхайское правительство получило рекомендации решить этот вопрос в желательном для нас ключе: вывести из храмов увеселительные заведения, а сами храмы использовать хотя бы в качестве музея. Так что теперь слово за шанхайским правительством. Мы очень надеемся, что его решение будет взвешенным, разумным, способствующим позитивному развитию наших отношений.

Раньше храм являлся системообразующим звеном в деле объединения общины русских соотечественников за рубежом. К сожалению, мы этого лишены. Что могут сделать простые русские люди, православные христиане, для того, чтобы православие было признано и стало уважаемой религиозной конфессией в Китае?

Нужно учиться собираться для общей молитвы. И если рядом нет видимого храма, то мы вправе говорить о невидимом, незримом храме. Церковное единство шире, чем видимый храм. История показывает, что церковь существует и в самые тяжелые времена, когда храмы разрушаются, священников отправляют в ссылку или в заключение за веру. Церковь этим разрушить невозможно. Главное, чтобы внутреннее церковное здание было по кирпичикам сложено. Это зависит от наших усилий, степени нашей воцерковленности, от нашего церковного сознания, от того насколько мы это считаем нашим личным делом, или насколько мы считаем это делом нашего общества, хотя бы в таком его проявлении как формирующаяся русская община здесь. Насколько мы будем воцерковлены сами, насколько мы сможем на этом пути преодолеть все возможные несогласия, личностные и другие нестроения, настолько мы сможем стать хорошим примером для тех, кто живет рядом с нами, в том числе и для китайских граждан.

Спасибо большое. Будем рады видеть вас частым гостем у нас!

май, 2003 года


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *