Урок китайского

Генеральный консул РФ в Шанхае А. В. Кривцов дал эксклюзивное интервью нашему сайту и газете «Владивосток»

Генеральный консул РФ в Шанхае А. В. Кривцов. Фото М. ДроздоваСобственное здание у генерального консульства России в Шанхае появилось в начале прошлого века. Оно находится в живописном месте, там где речка Сучжоу впадает в Хуанпу. Особняк смотрит окнами на знаменитую набережную Вайтан (Банд), на новый район Пудун, где уже становится тесно небоскребам. Вид имеет респектабельный, хотя несколько старомодный. Но как раз в этом и состоит его особая прелесть. Как, впрочем, и старинного соседа — отеля «Астория», где некогда останавливалось немало знаменитостей, среди них: Эйнштейн, Чарли Чаплин, несколько американских президентов.

Генеральный консул России в Шанхае Андрей Владимирович Кривцов любезно согласился дать интервью сайту «Русского клуба в Шанхае» и газете «Владивосток». Ровно в назначенный час, под «густой» бой часов он вошел в комнату, в которой его ждали Председатель РКШ М. Дроздов и журналист Т. Калиберова. Беседовать с Андреем Владимировичем оказалось одно удовольствие. Он прекрасно образован, демократичен и, наконец, просто обаятелен.

Досье: Андрей Владимирович Кривцов, генеральный консул России в Шанхае. Окончил московский Институт стран Азии и Африки по специальности востоковед-историк, затем двухгодичные курсы синхронного перевода (японский язык) — референт-переводчик. В 24 года был зачислен в штат Министерства иностранных дел. Работал в посольстве СССР в Токио, возглавлял отдел Японии МИДа. Был генеральным консулом России в Саппоро. С 2001 года по настоящее время — генеральный консул России в Шанхае.

Семья — жена Елена Михайловна, преподает английский язык в консульской школе. Дочь, по образованию японистка, живет в Москве. Сын окончил Московский государственный институт международных отношений, международно-правовой факультет со знанием японского языка. Сейчас возглавляет пресс-службу Японской федерации ралли, живет в Саппоро.

Андрей Владимирович, известно, что здесь, в этом самом здании, вы провели несколько детских лет?

— Мой отец был Генеральным консулом СССР в Шанхае с 1960 по 1962 гг. Но прежде хотелось бы вспомнить деда — Алексея Афанасьевича Кривцова, он тоже имел отношение к Китаю — правда, это не касалось дипломатической службы, дед работал на строительстве Китайско-Восточной железной дороги. Позже там же был начальником депо. Что касается отца — Владимира Алексеевича, он сначала учился в Московском институте философии, литературы и истории, а после его расформирования (за «вольнодумство») попал в институт востоковедения. В 1949 г. отец приехал в Китай на практику. Здесь, после восстановления СССР дипломатических отношений с Китаем, как раз стали создавать посольство в Пекине. Кадров не было, и студентов, проявивших себя в учебе и в знании языка, сразу же оформили в штат. Так отец оказался дипломатом раньше, чем поступил на работу в МИД. Ему было в ту пору 28 лет. Спустя почти десять лет, он стал Генеральным консулом в Шанхае. Как раз в этой комнате располагался кабинет отца. Мне в ту пору еще не было десяти лет. Я хорошо запомнил один из дипломатических приемов, который проходил в апреле 1961года. Мы были приглашены в генеральное консульство ГДР, все только начали собираться, вдруг выходит немецкий консул и говорит: «Только что пришло сообщение: СССР запустил человека в космос.

Что уцелело из воспоминаний о консульстве той поры, Шанхае, его жителях?

— Должен сказать, само здание консульства содержалось в образцовом порядке и выглядело просто шикарно. Панели из благородного дуба еще не были закрашены, надраенные бронзовые ручки горели. Консульству принадлежала тогда гораздо большая территория, чем теперь. Здесь были прекрасно ухоженный сад, бассейн, теннисный корт, волейбольная и детская площадки, клумбы. В садике стоял отдельный дом, где помещались столовая и кинозал. У нас была своя консульская фильмотека, и два-три раза в неделю крутили фильмы. Помню, с каким удовольствием смотрели много раз подряд «Полосатый рейс», «Две жизни» с Рыбниковым в главной роли, «Взрослые дети». Когда в порт приходили наши суда, мы одалживали у моряков новые фильмы, быстренько просматривали их, чтобы успеть вернуть до отхода.

А. В. Кривцов встречает кругосветную экспедицию парусника «Надежда». 2004 г.После школы мы гуляли в саду, каждый раз летом, во время морских приливов, уровень воды в реке поднимался, и она переливалась через забор. Если мы заигрывались где-то в дальнем углу сада, домой приходилось возвращаться по колено в воде. Помню также альбом, оставшийся еще от царских времен, с фотографиями первого дипломатического состава. Судя по альбому, здесь был свой консульский катер. Так полагалось в портовых городах. Когда приходило российское судно, генеральный консул на этом катере отправлялся навестить капитана. Сейчас такой необходимости нет, попасть на российское судно можно и без личного катера, а вот вернуть интерьерам здания первоначальный вид мы собираемся.

Обслуживали консульство китайцы: два шофера, повар, садовник и дядюшка Лю, он был вроде культурного администратора, привозил новые кинофильмы. Запомнилось еще, что с Сучжоу частенько тянули не очень приятные запахи, река была довольно грязной. У китайцев даже шутка такая ходила: «Если в ручке кончились чернила — пойди в Сучжоу, заправь водой, она снова будет писать».

Сейчас многое переменилось, Китай очень серьезно занимается вопросами экологии. В городских районах Шанхая, особенно новых, несмотря на дороговизну земли, разбиваются большие парки, скверы.

А вообще город очень изменился, я не имею в виду Bund, старую застройку французской, английской концессии, хотя сейчас там тоже много чего перестраивается. Раньше Шанхай был невысоким, тесно застроенным. Люди жили почти наполовину на улице: здесь ели, спали. Машин было очень мало, в основном велосипед, повозки с осликами, рикши. И мужчины, и женщины одевались одинаково — в синие брюки и куртки. Страна жила очень бедно: чашка риса на день и одни штаны на год. А чтобы купить тюбик зубной пасты, необходимо было сдать уже использованный.

Сами шанхайцы сейчас тоже очень изменились. Они стали гораздо образованнее, цивилизованнее что ли, не хотел, чтобы это прозвучало как-то пренебрежительно. У них совершенно другое самосознание.

В те годы можно было свободно гулять по Шанхаю?

— В общем, не запрещалось, но сделать это было довольно сложно. Китайцы смотрели на нас, как на пришельцев с Марса. Это была какая-то синяя людская масса, они обслуживались в магазинах по талонам, продуктов было мало. Так что при всем желании мы не могли там ничего купить. Другое дело — лавки художников или магазинчики с антикварными китайскими изделиями. Там можно было увидеть немало интересного.

Для дипломатического корпуса, который работал и жил в Шанхае, существовала так называемая база. Она находилась на Нанкинской улице. К числу закрытых универмагов, где мы делали покупки, относился также магазин «Дружба».

Почему, на ваш взгляд, Китай так рванул вперед?

— Ответ прост — народ очень много работает. И еще, это опять же моя точка зрения: существуют различные системы организации труда, общества. Когда система постоянна, пусть даже она не очень рациональна, и люди в ней работают, получается какой-то результат. Если эту структуру постоянно менять — ничего хорошего не получится.

В 1962-м году, во время охлаждения отношений между нашими странами, консульство СССР в Шанхае закрыли. Вы уезжали спешно?

— Нет, все проходило спокойно. Это было политическое решение, закрылись все наши консульства на территории Китая. Мы вывезли все имущество, какое полагалось, оставшееся — передали по описи китайским властям. Вернулись сюда почти 20 лет спустя. За это время в здании русского консульства успели пожить немало «постояльцев», одно время здесь даже располагался международный клуб моряков. В нашей семье до сих пор хранится небольшое серебряное блюдо с выгравированными автографами всех консулов, находившихся в Шанхае в 1962 г. — подарок отцу от дипломатического корпуса. Я его привез с собой сюда.

А не так давно я словно опять вернулся в те 60-е годы. У меня состоялась встреча с довольно известным китайским ученым, специалистом по Японии, мы с ним разговорились, и он признался: «А знаете, у меня со зданием русского консульства очень много связано. Во время культурной революции, я тогда был водителем грузовика, здесь был штаб дзаофаней, каждый день в этих стенах проводились собрания. Когда «Банду четырех» свергли, мы боялись, что новые власти начнут наступление на Шанхай, тогда мы вокруг консульства возвели баррикады, я с винтовкой в карауле ходил. Но все обошлось. К счастью, я быстро понял, что занимаюсь не тем. Решил пойти учиться, поступил в университет, занялся японским языком. Жизнь сложилась совершенно иначе.

Какой сегодня штат работает в консульстве?

— Всего 30 человек, из них 10 — дипломаты. Это немало по сравнению с консульствами других стран в Шанхае. А вообще их здесь сейчас около 50, в прошлом году открылись венгерское, греческое консульства, в этом появятся пакистанское, белорусское.

Вообще, должен сказать, российское консульство в Шанхае, единственное сегодня имеет свое собственное здание.

Когда вам предложили отправиться в качестве генерального консула в Шанхай, это как-то входило в ваши планы?

— По правде сказать, это было совершенно неожиданное предложение. Я, в общем-то, никуда не собирался ехать, потому что буквально накануне вернулся из очередной длительной командировки в Японию. Думаю, если бы мне предложили какой-то другой город, я бы, скорее всего, отказался, но в отношении Шанхая сделать этого не смог. По понятным причинам.

И не жалеете?

— Ну что вы! Сначала, правда, трудно было привыкать: незнакомый язык, другой образ жизни. Но это продолжалось не более месяца. Работаю здесь с удовольствием.

Вы китайским владеете с детства?

— Нет, языком занялся, когда приехал в Шанхай генеральным консулом. У меня есть преподаватель, это китаянка. Свободного времени, к сожалению, остается очень мало, поэтому пока удается заниматься один раз в неделю по два часа, по средам, с 10 до 12 час. Я уже многое понимаю. Читаю довольно легко, иероглифы знаю из японского — это моя специализация, в Стране восходящего солнца на дипломатической службе провел в общей сложности 15 лет. Но нужно освоить произношение. Дело в том, что когда я жил в Китае в 60-е годы, существовало общее правило — советский ребенок должен был учиться только в советской школе. Помню, для нашей консульской школы снимали помещение где-то в гостинице в одном из старых районов Шанхая. Это был большой номер. Нас, учеников, было около десяти человек. Сама школа была четырехклассная. Присылались какие-то методические материалы, и наши мамы нас сами учили, было в этом что-то самодеятельное. Иметь в штате учителя китайского языка — такой возможности не было. Со мной вместе учились два брата Константин и Вениамин Тан, мама у них была русская, а отец — китаец. Можете представить мое удивление, в ноябре прошлого года, когда в Шанхае проходила презентация туристического потенциала Санкт-Петербурга, в числе участников этого проекта оказалась женщина, мужем которой стал тот самый Костя Тан. Воистину, мир тесен!

Как сегодня складываются русско-китайские отношения, имеется в виду экономическая составляющая?

— Темп прироста очень большой, десятки процентов в год. Но при этом у нас не очень хорошая структура торговли. Россия в основном продает сырье. Нам такая ситуация не выгодна — это понятно. Но и китайцам тоже. Скажем, здесь очень большие потребности в целлюлозе, в Китае сегодня потребности рынка в ней — 1 млн. тонн прироста в год. И они готовы ее покупать.

К положительной тенденции можно отнести тот факт, что наконец-то высокоразвитый Восточный Китай повернулся лицом к России. Пример тому — проект строительства целлюлозно-картонного комбината в Хабаровском крае, куда Китай готов вкладывать свои инвестиции. Еще один большой проект, который пока находится на этапе согласования, связан с Санкт-Петербургом. Там, на берегу Балтийского залива, на площади в полтора кв. км. планируется построить новый комплекс с жильем, офисами, рекреационной зоной. Не следует это путать с Чайна-тауном. В данном случае это чисто коммерческий проект: китайцы вкладывают в него свои деньги, строительные технологии достаточно высокого уровня, а также людской ресурс.

Изменились как-то функции генерального консульства, если взять за точку отсчета его почти вековую историю?

— По большому счету — нет. Генеральная задача осталась прежней — оказывать помощь нашим гражданам во всех проблемах: больших и малых. Что мы и делаем. Разбираем юридические спорные моменты, когда они возникают у наших компаний, работающих в Китае. Регистрируем браки. Разводы, увы, тоже случаются, хотя и редко. Сейчас в 500 км. от Шанхая строится атомная станция, там работают около тысячи русских специалистов, сами понимаете, вопросов возникает немало. И, разумеется, способствуем развитию отношений между нашими странами в области экономики, науки, культуры. Как бы обтекаемо не звучала эта формулировка — за ней стоят реальные дела.

Вообще консульские работники стараются не отделять себя от русских, которые здесь проживают. И потом — мы же соотечественники. А если говорить еще конкретнее, любое дипломатическое представительство за границей живет на средства налогоплательщиков, и поэтому должно их честно отрабатывать. Я в этом убежден.

Лично меня, как председателя «Русского клуба в Шанхае» очень радуют те добрые отношения, которые складываются в последнее время, между консульскими работниками и русской диаспорой, проживающей в Шанхае. Чего греха таить, раньше многие русские относились к консульству весьма настороженно, видя в нем, прежде всего чиновно-бюрократическую организацию. Сейчас все в корне меняется. В стенах консульства прошло уже много совместных мероприятий: дни рождения клуба, которые совмещаются с празднованием Нового года, православные богослужения, кинопросмотры, тематические вечера. В этом, прежде всего ваша большая заслуга, Андрей Владимирович! Будем надеяться, что и в дальнейшем эти отношения будут добрыми и плодотворными.

— Иначе и быть не должно.

Андрей Владимирович, в свое время существовало строгое правило обязательной регистрации граждан России в консульстве, сейчас оно применяется?

— Нет, конечно. И не только у нас, в других консульствах та же ситуация. Дело в том, что в основном в консульство обращаются, когда возникает какая-то проблема: паспорт «кончился», визу продлить. Уезжая, никто тоже не снимается с учета. К примеру, у нашего коллеги генконсула Японии в Шанхае зарегистрировано около 2000 человек, а по оценке специалистов — их около 40 тысяч. В принципе в этой ситуации нет ничего страшного. Конечно, если вдруг, не дай Бог, случится какая-то непредвиденная ситуация и надо будет быстро оповестить людей, тогда, конечно, сделать это будет весьма сложно.
Слева направо: М. Дроздов, А. Кривцов и Т. Калиберова. Судебные кресла - все что осталось от дореволюционной обстановки консульства

Хорошо, о русских в Шанхае мы поговорили, но говорят, китайцам, желающим выехать в Россию, приходится пройти довольно громоздкую процедуру оформления визы?

— Я бы так не сказал. На самом деле, ее гораздо проще оформить, чем визу, скажем, в Америку. Что касается России — китайский гражданин может получить визу в день обращения, только для этого необходимо иметь соответствующий набор документов. Для туристической поездки вообще все просто — здесь нужен ваучер от туристической компании, которая подтвердит, где турист будет проживать, на какой срок приезжает, а также сам факт, что путевка оплачена. Для бизнес-поездки нужно приглашение, оформленное в органах МВД на специальном бланке, причем подлинник. Все зависит от того, в какой срок приглашающая сторона оформит все необходимые документы.

Андрей Владимирович, что хотите пожелать «Русскому клубу в Шанхае»?

— Прирастать новыми людьми. Хорошо, если бы у Клуба появилось собственное здание, куда можно было бы прийти в любой день, пообщаться со своим кругом, как, например, у японцев. Это очень помогает при жизни за границей. Думаю, возможности для этого будут. Русское присутствие в Шанхае расширяется. К примеру, некоторые мои московские знакомые из числа уже вполне состоявшихся бизнесменов, собираются сюда приезжать и вкладывать деньги в серьезное производство. Значит, еще больше появится здесь соотечественников, и Клуб вырастет. Главное, что в нем есть ядро инициативных, деловых людей, к которым тянутся другие. Мы со своей стороны постараемся оказать любую посильную помощь.

Блиц:

Любимая китайская поговорка:

— В чужой стране соблюдай ее обычаи.

Что сейчас читаете?

— Виктора Пелевина «Священная книга оборотня». К этому автору можно по-разному относиться, но, на мой взгляд, это настоящая литература.

Любимое блюдо китайской кухни:

— Мясные полоски с рыбным ароматом («Юйсян жоусы»)

Какой вид отдыха предпочитаете?

— Туризм

Вопросы задавали Тамара КАЛИБЕРОВА (газета «Владивосток»), Михаил Дроздов («Русский Клуб в Шанхае»).

© РКШ, 2005
© «Владивосток», 2005


Комментарии

RSS 2.0 trackback
  1. avatar

    Spasibo ochen dushevno i neordinarno.
    Nadeyus na vstrechu!

    ~ lyudmila, 14 апреля 2009, в 15:43 Ответить
  2. avatar

    Хороший человек!

    ~ Игорь, 11 июня 2010, в 16:20 Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *