Очерк истории обязательственного права Китая

big_chinese_history

I. Становление и развитие обязательственного права в Китае (с древнейших времен — XIX век)

Китай — древнейший центр правовой культуры мира. Право древнего Китая формировалось под влиянием философско-этического учения Кун Цзы (конфуцианство) и философско-правовой школы фацзя (законников).

Соперничество этих двух учений оказало непосредственное влияние на понимание права, содержание отдельных правовых норм и институтов. Конфуцианство отводило правовым нормам второстепенную роль по сравнению с нормами морали. Правовые нормы еще не вычленились из общей массы религиозно-этических норм, с которыми они составляли единое целое.

Конфуцианство отстаивало незыблемость и вечное сохранение норм обычного права. Представители школы фацзя требовали повсеместного господства в китайском государстве писаного закона. Постепенно происходит слияние в Китае этих философско-правовых направлений, что нашло свое выражение в формуле — «там, где не достает ли (моральной нормы), следует применять фа (закон)».

Под влиянием философско-юридической школы фацзя в Китае очень рано стали проводиться работы по систематизации и кодификации норм права, записанных на бамбуковых дощечках и металлических треножниках. В эпоху перехода от рабовладения к феодализму Китай имел огромный законодательный массив. В отличие от Рима и средневековой Западной Европы китайская практика не знала деления права на публичное и частное. Нормы гражданского права вплетались в общеправовую ткань.

Уже в рабовладельческий период постепенно выявляются основные институты гражданского права: собственность, обязательства, семья и брак, наследование. По мере развития института собственности и связанных с ним отношений возникает необходимость в их правовом обеспечении. В древнем Китае были известны различные виды гражданско-правовых сделок, которые оформлялись в договорной форме.

Широкое распространение получил договор купли-продажи. Развитие обмена приводит к появлению рынков, где продаются самые разнообразные товары. Помимо продавца и покупателя непременным условием сделки было наличие свидетелей. Особенностью являлось предоставление права женщинам заключать договор купли-продажи земли. Поземельная сделка заносилась красной киноварью на медную доску, что являлось отражением ранее распространенного обычая записывать подобные сделки кровью жертвенных животных.

Широкое распространение получил договор займа, развивается ростовщичество. Договор займа оформлялся долговой распиской. Известны были отсрочка платежа, внесение залога, выдача письменных обязательств. Не имея возможности расплатиться с кредитором, лицо, взявшее в долг деньги или вещи, вынуждено было закладывать, продавать свое имущество, продавать в рабство членов своей семьи, а нередко и самого себя. Так возникает в Китае институт долгового рабства. Нужда заставляла бедные семьи отдавать в залог своих сыновей, которых использовали на любых работах. В течение 3 лет их разрешалось выкупить, а по истечении этого срока заложник обращался в раба. Часто кредитор усыновлял такого раба или женил его на своей дочери.

Определенное развитие получает в Китае уже в рабовладельческий период договор земельной аренды. Арендная плата, получаемая собственником земли, иногда составляла половину урожая. Кроме того, арендатор платил государственные налоги, выполняя разнообразные повинности. В рассматриваемое время был уже известен и договор личного найма, который заключался на определенный срок. Работник мог в любое время расторгнуть договор и уйти от своего хозяина. В качестве платы за свой труд он получал деньги и материю.

Вышеуказанные первоначальные истоки и элементы традиционного китайского обязательственного права получили дальнейшее развитие в феодальную эпоху. Основным источником права феодального Китая был императорский закон. Постановления и законы императора составляли содержание многочисленных династийных сводов. Первым китайским средневековым кодексом (VII в.), дошедшим до наших дней, является кодекс династии Тан. При династии Сун (Х-ХIII вв.) было издано более 180 сборников законодательных актов. В конце XIV века составлен свод законов династии Мин. Он был положен в основу «Уложения Дайцинской империи», утвержденного императором династии Цин в 1647 году и действовавшего в Китае вплоть до начала ХХ в. При этом правовые нормы, регулирующие положение личности, обязательственные, брачно-семейные отношения и прочие, включались в законодательство, главным образом, в связи с нормами уголовного и административного права.

В Китае сформировался общий взгляд на обязательственное право как на совокупность правовых норм, заключающихся в праве одного лица требовать от другого лица совершения определенного действия или воздержания от действий. Действие обязательства было рассчитано на будущее. В обязательстве сторона, имеющая право требовать, именовалась кредитором, а сторона, на которой лежало обязательство исполнить требование кредитора, — должником. Обязательственные отношения кратковременны и прекращались с исполнением обязательства. Обязательства возникали из договора и причинения вреда. Характерной особенностью обязательственного права в средневековом Китае был его автономный характер, так как представители государственной власти не участвовали, например, в заключении договора. Когда объектом гражданской сделки являлись общественные или частные вещи, то она оформлялась частным документом, и государственные чиновники не принимали в этом участия. Но, если был нарушен закон или взимался процент свыше установленного контрактом, тогда вмешательство чиновников было неизбежным. Второй особенностью обязательств являлось то, что они понимались китайцами не как объективное, а как следствие состояния субординации. Так, контракт подписывала та сторона, которая просила чего-либо. При этом определенное значение имело и социальное положение сторон. Неравенство сторон проявлялось, например, в необходимости просителю-заемщику иметь поручителя, а при купле-продаже иметь маклера. В Китае предпочитали заключать письменный контракт.

Среди различных договоров, известных средневековому Китаю, особое распространение получила купля-продажа. Китайцы считали, что купля-продажа — договор, согласно которому продавец обязуется передать в собственность покупателю товар (вещь), а покупатель принять товар и уплатить за него покупную цену. Таким образом, обмен вещи на покупную цену — необходимое условие для возникновения обязательства, а товар и цена — основные элементы договора купли-продажи. В старокитайском понятии «купля-продажа» важен был мотив сделки: «А, нуждаясь в такой вещи, покупает ее, а Б, нуждаясь в средствах, продает ее».

Объектом купли-продажи может быть самое различное имущество. При купле-продаже китайское право различало куплю-продажу обычных вещей, недвижимости (земли), людей и скота. Покупная цена исчислялась в деньгах, тканях, зерне. Если покупка совершалась на ткани или зерно, то ее трудно было отличить от обмена. При купле-продаже обычных вещей не требовалось составления купчей. Обычные вещи можно было продавать и приобретать в кредит. Торг предшествовал оформлению купчей на покупку земли, скота, людей.

С древнейших времен в Китае было установлено, что лишь составление купчей порождало передачу права собственности. В купчей должны были быть указаны продавец, покупатель, свидетели, поручитель, покупная цена. Поручитель выступал гарантом перед покупателем и имел право на угощение. Расходы на угощение указывались в купчей, продавец и покупатель делили их пополам. Купчая подлежала регистрации органами государственной власти, со сделки взимался налог (4-6 % от покупной цены). Кто первым отказывался от сделки купли-продажи, уплачивал штраф.

В раннефеодальный период государственная земельная надельная система была изъята из оборота. Но в определенных случаях землю все же можно было продавать и покупать. Так, разрешалось продавать излишнюю землю и приобретать ее в пределах положенной нормы. Крестьянам, которым не на что было совершать погребение близких, разрешалось продавать свою наследственную землю. Тем лицам, которые переселялись в малонаселенные районы, разрешалось продавать подушный пахотный надел.

Развитый феодализм создал в Китае основу для широкого распространения купли-продажи земли. Собственник получил возможность свободного распоряжения своим участком. Земля продавалась навечно или на срок, иногда продавалось право аренды. При продаже земли первыми на ее покупку имели право родственники и соседи продавца, и только после них это право переходило к посторонним лицам. Продавать землю мог только глава семьи или старший по возрасту или поколению родственник. Если же младшие члены семьи от имени ее главы продали землю, то сделка признавалась незаконной и расторгалась. Земля возвращалась главе семьи, а деньги — покупателю.

При продаже земли оговаривалось, что продаются недра и поверхность земли, то, что на поверхности земли (камни, деревья и т.п.). Поэтому купчие на продажу земли включали описание участка, его размеры, местонахождение, указание на покупную цену и ее передачу, поручителей и свидетелей. Всех участников сделки, после ее совершения, ждало угощение, которое продавец и покупатель поставляли пополам. При продаже построек учитывалось древнее правило, согласно которому к числу последних относились и деревья. Покупались и продавались в Китае рабы, зависимые от помещика крестьяне и даже арендаторы. Закон карал за продажу чужой земли и иных вещей, некачественных и нестандартных товаров. Виновному полагалось от 50 до 100 ударов палками.

Для Китая была характерна система государственных официально контролируемых рынков, входящих в систему кварталов города. Каждые десять дней назначаемая местной властью администрация рынка устанавливала цены на товары, регистрировала все лавки, торговцев и их объединения, контролировала использование стандартных мер и весов. Если полученная от продажи некачественных и нестандартных товаров незаконная прибыль была велика, то виновный наказывался как за кражу. За сокрытие злоупотреблений, за установление неправильных цен, мер и весов администраторы рынка наказывались как за незаконное приобретение имущества или как за кражу, или взятку. Виновные в заключении торговых сделок без добровольного, взаимного согласия сторон, с применением силы или принуждения, с завышением или занижением одной из сторон действительной цены товара наказывались 80 ударами палкой.

В отличие от стран Западной Европы в Китае уже в раннефеодальный период был известен институт маклеров в торговле, которые специализировались по одному виду товара. Маклеры делились на официальных, т.е. признаваемых властями, и частных. Товары, на которые была распространена монополия, распродавались при посредничестве маклеров. Эвикция в Китае была возможна, если продавалась краденая вещь или если земельный участок был продан постороннему человеку без учета интересов родственников и соседей продавца. Таким образом, в Китае феодальное гражданское право не кодифицировалось. Гражданско-правовые отношения фиксировались в рамках уголовного закона.

В период средневековья в Китае сложился и был апробирован веками традиционный механизм регулирования гражданско-правовых отношений. Рассмотренная выше практика регулирования земельных отношений в феодальном Китае указывает на неуклонно происходивший процесс постепенного высвобождения земли от ограничений, связанных с господством надельной системы. Совершаются разного рода сделки с надельной землей, вплоть до ее заклада и продажи. Разрушение надельной системы сделало основной формой эксплуатации феодально-зависимого крестьянства кабальную аренду. Арендные договоры заключались на три с половиной года, семь лет или пожизненно на условиях уплаты определенной, фиксированной доли урожая. Существовала и денежная рента, особенно при аренде помещений, орудий труда и т.п. В Китае запрещалось сгонять арендатора с земли, пока он уплачивал арендную плату. Поэтому нередко срочная аренда переходила в пожизненную и даже наследственную. Кабальная крестьянская аренда, дополненная гнетом государственных налогов, способствовала развитию ростовщичества. Не стесняемые законом ростовщики довели проценты по займам до 200-300 годовых. Они брали землю под заклад и покупали ее, превращаясь в помещиков.

Приостановить разорение крестьян и уменьшить их феодальную эксплуатацию предприняли в 1851 году низы города и деревни провинции Гуанси, встав на путь восстания и свержения местной власти. Они провозгласили создание государства Тайпин тянь го. Их социально-экономическая политика была направлена на ограничение феодальной эксплуатации арендаторов и на значительное уменьшение налогового бремени. Обязательственное право нашло отражение в ряде программных документов государства тайпинов, таких как «Земельная система Великого государства небесного благоденствия», а также в свидетельствах, удостоверяющих права субъектов на владение землей, на право торговли, охранных патентов на осуществление различного рода предпринимательской деятельности и др. стремились внести в среду торговцев и предпринимателей принципы честности и справедливости. Обращает внимание уголовно-правовой характер ответственности: к видам наказаний за нарушение установленных правил торговли и производства относились конфискация предприятия, арест неплательщика налога. Поражение тайпинов прервало их реформаторскую деятельность в области правового строительства, и ценности их законодательства стали достоянием истории.

II. Обязательственное право Китайской республики (1912 — 1949)

Буржуазно-демократическая революция 1911 года привела к падению монархии и провозглашению Китайской республики, которая получила юридическое оформление во Временной конституции 1912 года. На ее основе в течение нескольких десятилетий в Китае создавалась современная правовая система. С учетом правового опыта стран Запада, Японии и старого Китая в конце 20-х — начале 30-х годов были разработаны и введены в действие на территории Китайской республики гражданский, торговый, гражданско-процессуальный, уголовный и уголовно-процессуальный кодексы. Гражданский кодекс Китайской республики состоял из пяти самостоятельных книг, введенных в действие в различное время. Книга I «Общие положения» гражданского кодекса введена 10 октября 1929 года; книга II «Обязательства» и книга III «Вещные права» — 5 мая 1930 года; книга IV «Семейные права» и книга V «Наследование» — 5 мая 1931 года.

Гражданский кодекс Китая включал 1225 статей (Книга II «Обязательства» — 756 ст.) по структуре и основным институтам, свойственным буржуазному гражданскому праву, данный китайский кодекс напоминает Германское гражданское уложение 1900 г. Как и в германском образце, обязательственное право поставлено в китайском гражданском кодексе раньше права вещного. Это подчеркивает возросшее значение капиталистического оборота. Здесь излагаются как общие положения об обязательствах из договоров, так и отдельные договоры, а также содержатся нормы о так называемых недозволенных действиях. Форма изложения, юридическая терминология и язык китайского ГК просты, доступны и весьма продуманы. Но в отличие от германского ГК в китайском гражданском кодексе присутствуют общие юридические определения. Китайский ГК закрепляет ряд особых правил, имеющих этическую направленность. Это неюридические, главным образом, моральные постулаты (добрая совесть, добрые нравы, злоупотребление правом (ст. ст. 181, 219-264)). К числу наиболее знаменитых и цитируемых относится статья 219 общей части ГК Китая, которая гласит: «Осуществление права и исполнение по обязательству должны быть производимы способами добросовестными и заслуживающими доверия». В отличие от памятников гражданского права стран Западной Европы ГК Китая не содержал специального постановления о ростовщичестве. Гражданский закон не воспрещал процентное и денежное (кредитное) ростовщичество. Таким образом, ГК Китая копирует структуру Германского гражданского уложения и имеет ряд общих отличий и особенностей по сравнению с западноевропейской гражданско-правовой практикой. Наиболее распространенным способом возникновения обязательственных правоотношений являлся по ГК Китая договор, который характеризуется следующими чертами.

Прежде всего, в ГК Китая не содержатся определения ни обязательства, ни договора, как это имеет место в ст. 1101 Гражданского кодекса Франции 1804 г. ст. ст. 153-166 ГК Китая показывает: 1) договор понимался как юридическая связь, установленная между несколькими лицами; 2) содержанием договора могло быть как положительное действие, так и воздержание от такового. Такой юридический состав по существу не отличался от состава французского и германского договорного обязательства. В основу западноевропейского и китайского права был положен классический буржуазный принцип свободы договора. Итак, ГК Китая, как и Гражданский кодекс Франции 1804 г., исходил из идеи всемогущества и автономии частной воли. Свобода и обширность власти частных лиц по установлению договорных обязательств в определенной степени соизмерялись немногочисленными условиями их действительности. Несоблюдение таких условий является основанием для признания договора ничтожным (недействительным).

ГК Китая так же, как памятники гражданского права Франции и Германии, не допускал договоры, «прямо нарушающие какие-либо предписания закона». Целый ряд требований предъявлял ГК Китая к дееспособности лиц, заключающих сделки (ст. ст. 187-221). Он лишал дееспособности лиц, не достигших 7-летнего возраста. Несовершеннолетние, старше этого возраста, признаются китайским правом уже ограниченно дееспособными, и договоры, ими заключенные, считаются в определенных пределах действительными с самого начала (ст. 13). Как и ГГУ, китайский кодекс первостепенное внимание уделяет волеизъявлению сторон (ст. ст. 86-98) и основаниям для его отмены (при наличии ошибки, обмана, принуждения и др.).

ГК Китая предоставил судебным органам государства значительные полномочия по толкованию договорных правоотношений вплоть до признания их недействительными. Китайский гражданский кодекс содержал подробную регламентацию различных видов договоров (купли-продажи, найма, залога, поручительства и др.). При этом надо отметить, что в ГК Китая отсутствуют статьи, посвященные найму рабочей силы. Тем самым предпринимателю предоставлялась возможность определять отношения с рабочими по своему усмотрению. Поэтому свобода договора позволяла буржуазии навязывать свои условия нанимающемуся, определять и продолжительность рабочего дня, и размер заработной платы и другие условия труда.

Возникнув в Китае в глубокой древности, обязательства из причинения вреда также получили определенное развитие в феодальном и буржуазном праве этой страны (ст. ст. 184-198). Китайский ГК, как и германский, сохранил старый римский принцип вины как основы ответственности лица за причинение вреда. Статья 184 гласит: «Лицо, умышленно или по неосторожности недозволенным образом нарушившее чужие интересы, обязано возместить потерпевшему ущерб». Но в отличие от ГГУ в китайском гражданском кодексе отсутствует статья, в которой бы отвергалась вневиновная, объективная ответственность за вред. Нормами ГК Китая не фиксируется ответственность промышленных и транспортных предприятий за несчастные случаи на производстве. ГК Китая предусматривает и отдельные составы гражданских правонарушений. Так, статья 186 относит к недозволенным действиям, дающим право на возмещение вреда, нарушение служебного долга чиновником.

Интересным является положение о том, что кто причинит вред другому «способом, противным добрым нравам» (ст.184), тот обязан возместить ему этот вред. Но при этом не уточняется, какие же действия можно отнести к «противным добрым нравам». Таким образом, буржуазное обязательственное право Китая копирует в общих чертах западноевропейские образцы, хотя оно имеет и определенную специфику, исходя из особенностей социально-экономических условий, традиций и правовой культуры Китая.

III. Становление основ обязательственного права в КНР до начала экономической реформы (1978 г.)

Становление основ обязательственного права в КНР до начала экономической реформы В 30-40 годы ХХ века в Китае сложилась своеобразная политическая и правовая панорама. В освобожденных районах Китая, подконтрольных компартии, появились Советы и первые акты социалистического права. В этот период между компартией Китая и Гоминданом было заключено соглашение о едином антияпонском фронте. Власть центрального гоминдановского правительства формально распространялась на освобожденные районы, где действовали нормы буржуазного права Китайской республики. В Северо-восточном Китае, оккупированном японской армией, действовали законы марионеточного государства Маньчжоу-го.

После народной революции в 1949 г. действие буржуазного законодательства было прекращено. Специальная директива ЦК КПК об отмене гоминдановских законов рекомендовала государственным органам народной демократии и трудящимся руководствоваться установлениями, содержавшимися в программах, положениях, приказах и решениях народного правительства и Народно-освободительной армии.

С принятием социалистической Конституции КНР 1954 г. последовало издание нормативных актов, регулирующих отношения в сфере промышленности и торговли. Важнейшими из них являлись: «Постановление по некоторым вопросам социалистических преобразований в частной промышленности и торговле, а также кустарной промышленности, проводимых в настоящее время», «Указания по некоторым вопросам, возникшим в ходе проведения социалистических преобразований в частной промышленности и торговле, кустарной промышленности и частном транспорте», «Решение о преобразовании частной промышленности и торговли» и др. В данных документах был определен порядок перехода частных предприятий под непосредственное руководство государственных компаний и устанавливалась выплата капиталистам за принадлежавшие им средства производства из расчета 5 % в год на вложенный капитал.

Главными основаниями возникновения обязательственных отношений между социалистическими организациями и между социалистическими организациями и гражданами являлись: акты планирования народного хозяйства, договоры, причинение вреда, неосновательное обогащение и др. Важнейшее место среди них занимали договоры, особенно те из них, заключение которых предусматривается плановыми актами. Постепенно основной формой регулирования хозяйственных отношений в КНР становится договор. Временные правила от 27 сентября 1950 г. предусматривали заключение договоров: купли-продажи, поставки, мены, имущественного найма, жилищного найма, подряда, капитального строительства, перевозки, контрактации сельскохозяйственной продукции, поручения, займа, хранения, товарищества и др.

При этом договоры, служащие оформлению хозяйственных связей, заключались ли они между социалистическими организациями или между социалистическими организациями и гражданами, носили плановый характер, что было обусловлено плановостью народного хозяйства КНР. Одной из основных правовых форм осуществления хозяйственных связей между социалистическими организациями являлся договор поставки. В КНР была установлена обязательность заключения договоров поставки для государственных предприятий. Договоры поставки заключались на основе актов планирования и регулирования народного хозяйства. Плановый характер договора обусловливал обязательность его исполнения в соответствии с установленным ассортиментом, ценой, качеством и т.п. при нарушении договорных условий предусматривалось применение ряда санкций (штраф, неустойка и др.). Споры по договору поставки подлежат рассмотрению в государственном или ведомственном арбитраже.

С укреплением социалистических предприятий и организаций настала необходимость расширить их оперативно-хозяйственную самостоятельность в области договорных отношений, установить более гибкие сочетания плана и принципа хозрасчета. В связи с этим в КНР были внесены некоторые изменения в порядок заключения хозяйственных договоров между социалистическими предприятиями и организациями. Так, например, было предусмотрено право самих предприятий разрабатывать предварительные (подготовительные) договоры, определяющие совместную работу предприятий до получения окончательных плановых заданий. В рассматриваемый период в КНР наблюдается и некоторое расширение прав предприятий, и устранение излишней опеки со стороны хозяйственных вышестоящих государственных органов. Это проявилось в определенном сокращении числа устанавливаемых сверхплановых показателей. Предприятию было дано право принимать заказы на поставки и оказание услуг, не предусмотренных планом, если это не помешает выполнению плана; предприятие могло за счет отходов производства выпускать товары на рынок, но выпуск такой продукции не засчитывался в счет плана. Было разрешено продавать излишние машины и оборудование не только государственным и кооперативным, но и частным предприятиям (с разрешения вышестоящего органа) и делать в случае необходимости закупки товаров у частных предприятий и частных лиц. Наблюдалось сокращение централизованных закупок и сбыта и расширение инициативы местных торговых организаций. Среди других плановых договоров большую роль в КНР играли договоры капитального строительства и перевозки.

Таким образом, уже в середине 50-х гг. в Китае наметились некоторые элементы сочетания рыночного регулирования и централизованного планирования, хозяйственной самостоятельности предприятий. Однако на этом пути существовали серьезные трудности из-за сложности перестройки имущественных отношений на началах социализма (например, перевод частной промышленности, торговли, мелкотоварного сектора на путь социалистического развития, ликвидация помещичьего землевладения, создание кооперативов и др.).

Некоторые сферы гражданско-правовых отношений (собственность, обязательства, наследование) регламентировались в самых общих чертах и на основе ведомственных нормативных актов, которые отличались низким юридико-техническим уровнем, бессистемностью и непоследовательностью. Многие из них явно устарели в период «большого скачка» (1958-1960) и перестали действовать в период «культурной революции» (1966-1976).

В рассматриваемое время в КНР развернулась борьба с «буржуазными юридическими конструкциями», наблюдалось нигилистическое отношение к праву вообще и гражданскому — в частности. Некоторые китайские юристы считали невозможным гражданско-правовое регулирование в плановой социалистической экономике, для которой характерны командно-административные методы хозяйственного управления и дистанцированное отношение к закону стоимости, товарному производству и товарному обмену. Положение стало коренным образом меняться с 1978 года, когда КНР вступила в эпоху современной экономической реформы.

Таким образом, обязательственное право Китая имеет многовековую историю, и на каждом этапе своего развития оно приобретало новые черты и особенности, которые заметно отличают его от соответствующей западной модели.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *