Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?


Собственный корреспондент «Литературной газеты» в Китае Светлана Селиванова прислала для публикации на сайте РКШ свою статью «Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?». РКШ с удовольствием публикует статью Светланы Данииловны и солидаризируется с ее позицией.

«Солнце и луна в сердце»

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Накал предолимпийских страстей, кажется, уже достиг почти критической отметки.

Безответственные заявления известных западных политиков, провокационные призывы к бойкоту Олимпийских игр, беснование взбудораженных толп на площадях европейских столиц, злостные попытки затушить олимпийский факел, оскорбительное для китайского народа отождествление Пекинской олимпиады с Олимпийскими играми 1936 года в фашистской Германии (британская газета «Таймс»), — больно и стыдно наблюдать за всей этой истерией так называемых «борцов» за «свободу» Тибета, бросающих в лицо китайскому руководству, да и китайскому народу в целом обвинения едва ли не во всех смертных грехах.

Впрочем, чего-то подобного можно было ожидать уже с того момента, когда 7 лет назад, в Москве, на 112-й сессии МОК Пекин был выбран столицей летних Олимпийских игр 2008 года. На протяжении всего этого времени не прекращались провокационные заявления в адрес Китая, якобы не достойного столь высокой чести. Традиционная критика со стороны Запада в адрес китайских властей в «нарушении» ими «прав человека», в попрании «свобод» граждан, в отсутствии «демократии» набирала обороты и сегодня, в преддверии Олимпиады, как видим, достигла своего апогея. Но тут понадобилась другая стратегия. Одних, уже навязших в зубах, голословных упреков оказалось мало — на них Китай реагирует хладнокровно, отвечая на традиционный ежегодный Доклад Госдепа США о «несоблюдении» в Поднебесной «прав человека» обширным и аргументированным контрдокладом о попрании прав и свобод граждан в самих Соединенных Штатах. Необходимы были «наглядные доказательства», и они не преминули появиться: запылала Лхаса, столица Тибетского автономного района Китая.

И — вакханалия началась! «Свободный мир» встал на защиту «мира порабощенного»! «Притеснение, ущемление прав, геноцид!» — замелькало в заголовках западных СМИ. «Свободу Тибету!» — набатом зазвучало в мировом эфире. Глядишь и я, наивная, присоединилась бы к этим гуманистическим призывам (кто же против свободы?), не окажись в это время как раз в тех местах, где эти события случились, и среди того народа, который, как нам внушали, и был подвергнут столь чудовищной дискриминации. Путешествовала я по Тибету вместе с большой группой китайцев, любовалась красотами этого удивительного края, разучивала под руководством нашего артистичного гида — кстати, этнического тибетца, веселые тибетские припевки, сидела за одним столом с гостеприимными местными жителями, радушно угощавшими нас своими национальными блюдами и напитками, слушала мелодичные тибетские песни, выделывала вместе с ними забавные танцевальные коленца, восхищалась новыми великолепными автобанами, крепкими жилищами из кирпича, аккуратно расчерченными зелеными пашнями на склонах гор, сочными высокогорными лугами со стадами пасущихся мохнатых яков, бойкой задорной торговлей, колоритными повседневными одеждами тибетцев. Их слаженная жизнь, органично вписанная в мир почти космической природной красоты, пропитанная самобытным духом, — с полным сохранением национальной идентичности, с культом почитания традиций и предков (повсюду, даже в самых пустынных и отдаленных местах, высоко в горах, и в долинах, по берегам многочисленных рек и озер стоят ритуальные колонны с развивающимися на них поминальными лентами), представлялась почти идеалом человеческого бытия. Недаром и место, через которое пролег наш тибетский маршрут (это крайний северо-запад провинции Юньнань — тибетская автономная область Дицин (тиб. Гьелтанг), называлось Шангри-ла, что в одном из диалектов тибетского языка означает: «Солнце и луна в сердце». Именно там, в этом уголке гармонии, и застало меня известие о событиях в Лхасе. Позвонил племянник из Москвы и встревоженно спросил, все ли у нас в порядке (я путешествовала с сестрой) — в Москве телевидение уже вовсю нагнетало атмосферу истерии, сообщая о «восстании» «порабощенного» народа и о многочисленных жертвах с его стороны. Сами же тибетцы ситуацию объяснили однозначно: провокация! Позднее стали выясняться и обстоятельства произошедшего. Немногочисленная группа «бунтовщиков», как всегда в подобных случаях, направляемая чьей-то умелой рукой, учинила ряд погромов и поджогов магазинов и лавок, принадлежащих этническим китайцам, инициируя межнациональный конфликт. В результате пострадали и этнические тибетцы, погибло 18 человек, многие были ранены. Никакой поддержки у населения эти провокационные действия не получили, напротив, местные жители были полностью на стороне властей, жестко пресекших беспорядки. Как человек, оказавшийся в те драматические дни среди тибетцев, могу об этом смело свидетельствовать.

Провокация сорвалась, однако, уверена, это не охладит пыл сторонников «бойкота» Пекинской Олимпиады, а, если называть вещи своими именами, — противников, а, точнее сказать, врагов Китая, кому эта великая независимая страна, поражающая весь мир своей стремительной поступью в будущее, своими небывалыми по масштабам экономическими достижениями, своими впечатляющими успехами во всех областях жизни, — как гость в горле. Как кость в горле им и Олимпиада, обещающая стать центральным мировым событием первого десятилетия ХХ1 века, широко распахивающая ворота Поднебесной для многих людей планеты, жаждущих знать правду об этой великой и загадочной стране, а не питаться дешевой пропагандой и набившими оскомину идеологическими штампами. Вот этого-то и боится «мировое закулисье», чьи широко раскинутые по всему миру сети никак не могут и Китай сделать своей добычей — «золотая рыбка» гуляет сама по себе и никак не хочет идти к кому бы то ни было в услужение.

«Собаки лают…

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Но оставим тибетские события, в надежде, что эта подброшенная под основание Олимпиады бомба уже обезврежена и никогда не разорвется. Хватает и других, более мелких «уколов» в тело великого «китайского дракона», напоминающих сюжет известной басни Крылова про слона и моську.

Вы собираетесь в Пекин? Вы хотите стать участниками или свидетелями праздника? Одумайтесь! — останавливают нас западные СМИ. Чем вы будете питаться? Вот и американская делегация уже заявила, что везет с собой тонны собственных продуктов (надо полагать, биг-маков или хот-догов), дабы не отравиться китайской пищей.

А чем будете дышать? Все те же американцы вообще собираются базироваться где- нибудь подальше от Пекина и летать туда на соревнования самолетами, уж больно неблагополучно, с их точки зрения, в китайской столице с экологией. И вообще — в августе в Пекине ожидается небывалая жара, — пророчат нам западные синоптики.

И на все эти нелепые инсинуации, которые появляются едва ли не ежедневно, китайцы вынуждены терпеливо отвечать, объясняя, что не стоит беспокоиться: и с питанием, и с кислородом и даже с погодой все будет отлично.

Еще одна появившаяся недавно страшилка — специальная памятка, подготовленная консульской службой Госдепартамента США. В ней призывают собирающихся в Пекин американцев быть бдительными: в китайских отелях и офисных зданиях якобы повсеместно устанавливаются прослушки, планируется тотальный контроль за каждым прибывшим на Игры, поэтому, де, нельзя гарантировать соблюдения святого права человека на частную жизнь. И на эту нелепицу следует вежливое опровержение.

Иногда просто поражаешься китайскому терпению. Чего стоит один только инцидент с исландской певицей Бьорк, которая во время своего выступления 2 марта на концерте в Шанхае (заметим, до событий в Лхасе) во время исполнения песни «Провозгласи независимость» выкрикнула в зал «Тибет!» И тут Китай не нарушил законов гостеприимства, хотя имел полное моральное и юридическое право квалифицировать подобное поведение певицы как грубое вмешательство во внутренние дела чужой для нее страны, однако ограничился лишь соответствующим комментарием заместителя министра культуры КНР. А недавний демонстративный отказ режиссера Стивена Спилберга быть консультантом культурной программы Олимпиады, хотя согласие на это им было дано заранее и полгода назад он дважды по этому поводу посетил Китай для участия в заседаниях специального художественного Совета? Конечно, китайцы прекрасно обойдутся и без голливудской звезды, но оскорбление-то нанесено! Как нанесены и сотни других оскорблений.

Необычайно оживились профессиональные «правозащитники». «Хьюман Райтс Уотч» обвиняет Пекин в отсутствии социальной защищенности строителей олимпийских объектов, «Международная амнистия» делает громкие заявления о беспощадном подавлении в Китае инакомыслия, «Репортеры без границ» вообще призывают мировое сообщество и лидеров ведущих государств к полному бойкоту Олимпиады. Им вторит и такая официальная организация, как Европарламент, правда, несколько смягчая «меру наказания» Китаю. В одобренной европейскими парламентариями резолюции речь идет о бойкоте не Олимпиады в целом, а лишь о бойкоте церемонии ее открытия. Некоторые европейские лидеры — премьер- министр Великобритании, канцлер Германии так и собираются поступить. Отказались почтить Олимпийские Игры своим присутствием президенты Чехии и Эстонии, премьер- министр Польши. Палата представителей США спешно приняла резолюцию с требованием вернуть Китай в «список наибольших нарушителей прав человека в мире». Но дальше всех, как всегда, пошли наши доморощенные «правозащитники» (Лев Пономарев, Сергей Ковалев, Юрий Самодуров), призвав всех государственных и общественных деятелей, а также деятелей культуры решительно бойкотировать «торжество отвратительной идеи о превосходстве государства- муравейника и о ничтожности человеческой жизни и достоинства по сравнению с полицейским порядком и блеском имперской мощи» («НГ», 10.04.08). Это, как вы понимаете, сказано о Китайской Народной Республике и о предстоящей в ней Олимпиаде. Но слова почему-то до боли знакомые! Что-то подобное и из тех же уст, кажется, уже звучало эдак лет двадцать назад в адрес нашей с вами бывшей страны — СССР и, к сожалению, возымело действие. Но с китайцами, господа правозащитники, ваш номер не пройдет. Как тут не вспомнить русскую приговорку: «Собаки лают…

А караван идет…»

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Пекин продолжает готовиться к празднику, и результаты этой подготовки с каждым днем становятся все заметнее. Озеленены массы улиц, магистралей, площадей и уголков столицы Поднебесной. Сейчас, в пору весеннего цветения, это особенно бросается в глаза — перед домом, где я живу, аллея цветущей сакуры выросла прямо на глазах. Поистине, предстоящую Олимпиаду, как это и задумали китайцы, можно будет назвать «зеленой». Особую праздничность придает Пекину и нарядная олимпийская символика, украсившая город, — пять талисманов, выполненных в традиционном народном китайском стиле. Это симпатичные куколки, символизирующие панду, карпа, тибетскую антилопу, ласточку и олимпийский огонь, с забавными именами Бэй Бэй, Цзин Цзин, Хуань Хуань, Ин Ин и Ни Ни, которые вместе складываются в китайское приветствие «Бэйцзин хуаньин ни!» — «Пекин приветствует тебя!». А общее название этих милых мультипликационных персонажей — «Фува», что по- китайски означает «куклы счастья». И подобными символами счастья, благополучия, удачи буквально пронизаны все, так или иначе связанные с Олимпиадой реалии. Не случайно назначены и дата и время открытия Игр — 8 число, 8- го месяца, 8 часов 8 минут вечера. Восьмерка в китайской нумерологии — счастливое число, приносящее процветание. Поэтому так и ликовали китайцы, когда выбор места проведения Олимпийских Игр именно 2008 года пал на их страну. И это уже пятая восьмерка в дате начала праздника!

А в том, что это будет действительно настоящий праздник, нет никаких сомнений. И не потому, что к этому прикладывают руку китайские власти, — это естественно. А потому, что в процесс его «строительства» вовлечены практически все жители Поднебесной. Недавно я провела день в одном из уникальнейших мест Пекинской столицы — в Хоухае, где старинные китайские хутуны (к сожалению, уже почти исчезающие в стремительно модернизирующемся Пекине) вписаны в живописный озерный ландшафт, где дешевые и вкусные китайские харчевни соседствуют с изящными европейскими кафе, где свисающие над водой ажурные ветви зазеленевших деревьев защищают от лучей весеннего солнца первых любителей плавания, где можно насладиться звуками китайского народного инструмента гучжэн, напоминающего наши гусли (музыканты играют просто так, для души, не испрашивая за свое искусство платы), и где зазывно кричат рикши, предлагая совершить экскурсию по этому удивительному району. На такой призыв мы с сестрой и откликнулись, правда, заранее вооружившись картой-схемой района — а как иначе, без языка, разобраться в маршруте? Однако предусмотрительность наша оказалась напрасной. Наш рикша, простой парень лет 30-ти, оказывается, неплохо владел английским. Он учил его самостоятельно, потому что впереди, как он объяснил, Олимпиада, и надо уметь показать иностранным гостям не только интересные места, но и объяснить, что это такое. Может быть, он на нас репетировал? Но за 20 юаней (наши 65 рублей) в течение полуторачасов он возил нас по самым укромным уголкам Хоухая, рассказывая об их истории, примечательных особенностей и даже, к нашему удивлению, свернув чуть в сторону от наезженной туристической тропы, привез нас в действующий буддистский храм, — как он объяснил, один из старейших в Пекине. Я попросила у нашего «рикши-гида» его телефон на случай приезда друзей, а он, радушно улыбнувшись, протянул мне в ответ визитку со всеми своими координатами.

Готовятся к Олимпиаде и китайские таксисты, тоже усиленно учат английский. А если получается не очень, то на этот случай устанавливается прямая связь с диспетчером- переводчиком, готовым решить проблемы иностранного гостя. Вообще, такси в Китае — один из самых распространенных видов транспорта, сравнительно недорогой, во всяком случае, рядовые китайцы им постоянно пользуются. Машину можно поймать максимум в течение минуты. Куда ехать, водитель не спрашивает, тут же включает счетчик, и в конце пути выдает «фапьяо» — счет, чаевых брать не положено. Но, конечно, можно воспользоваться и метро — к Олимпиаде его линии увеличились почти на 200 км, в дни Игр метро будет работать круглосуточно, причем, вагоны предполагается оборудовать специальными цифровыми мониторами, чтобы пассажиры имели возможность в прямом эфире следить за состязаниями спортсменов. Прямые мониторы — уже огромные — будут установлены и на так называемых «культурных площадях», их будет в Пекине несколько десятков, с них будет вестись прямая трансляция Игр, здесь же развернется и специальная экспозиция, связанная с Олимпиадой. Так что любой житель Поднебесной и любой ее гость, в каком бы уголке Пекина он не находился, сможет почувствовать себя участником мирового спортивного праздника.

Но Пекинская Олимпиада обязательно станет еще и праздником всемирно знаменитой китайской кухни (пожалеем американцев, отказывающихся от ее изысков!). И сейчас многочисленные ресторанчики, которые буквально через каждые двадцать метров зазывно распахивают перед вами двери, освещенные яркими китайскими фонариками, являются одной из удивительных достопримечательностей Китая. Китайцы любят в них поужинать — все ведь недорого, вполне доступно и очень вкусно, совсем по-домашнему. Если рыба, так обязательно выловленная из тут же стоящего аквариума, овощи — так обязательно свежие, мясо — парное. На твоих глазах все и жарится, и парится, и варится!

Я не лентяйка, люблю и умею готовить, но в Пекине предпочитаю ресторанную кухню. Во-первых, это развлечение, целый гастрономический спектакль, который разыгрывается на твоих глазах, во-вторых, обходится ужин не дороже домашнего, а, в-третьих, если честно, так изысканно и вкусно я приготовить никогда не смогу.

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Но уж на Олимпиаде всех ждет настоящий кулинарный праздник. Подготовка к нему идет полным ходом. Недавно в Сиане был проведен Всекитайский кулинарный фестиваль, в котором участвовало около двух тысяч поваров со всего Китая. Было отобрано 180 блюд европейской и китайской кухни, которые предполагается включить в меню спортсменов. При выборе блюд учитывались не только их вкус, запах, внешний вид, но и их питательные свойства. К олимпийскому столу будет подаваться пища с повышенным содержанием углеводов, чтобы спортсмены могли быстро восстанавливаться после тренировок и соревнований. Готовить для них будут только первоклассные мастера. В Пекине сейчас проходит конкурс среди поваров 600 ресторанов, лучшие из них будут включены в олимпийскую «кулинарную сборную». Работать во время Игр им придется чуть ли не круглосуточно, — ведь в Олимпийской деревне предполагается расселить до 16 тысяч человек, а в одном из двух медиа-городков остановится до 6 тысяч журналистов (всего же Олимпиаду будут освещать более 30 тысяч корреспондентов)! Чтобы было легче сделать выбор в ресторане, меню напечатают и на английском. Что же касается качества пищи, то об этом не стоит и беспокоится: создана специальная лаборатория, расположенная на площади в тысячу двести квадратных метров, где китайские специалисты вместе с приглашенными зарубежными тщательно проверят все поступающие на стол спортсменов продукты и снабдят их соответствующим сертификатом. Меню олимпийцев будет на 70 процентов состоять из европейских блюд и лишь на 30 — из китайских. Но если вы захотите во всей полноте насладиться китайской кухней, то сможете посетить фестиваль еды, который будет проходить в дни Олимпиады, и познакомиться практически со всеми кулинарными школами Китая.

Лучше же всего, если получится, самостоятельно побродить по китайским ресторанчикам. Но нужно помнить, что китайцы свой день начинают рано, поэтому в 12 часов уже обедают, а в 6 часов вечера ужинают. В эти часы движение на дорогах практически замирает. Трапеза для китайцев — это святое, я бы даже сказала, культовое действо. Возможно, потому, что страна совсем в недавнем времени почти голодала, рис, приправленный травками, был едва ли не единственной пищей простого китайца. Сейчас Китай сыт (это ли не одно из прав человека, утвержденное в современном Китае как право незыблемое?) — отсюда и увеличение продолжительности жизни населения (сегодня одной из самых высоких в мире), да и внешне нынешнее поколение заметно отличается от предыдущего: китайцы «подросли», многие девушки словно сошли с рекламных проспектов — рослые, стройные, со вкусом одетые, раскованные.

380 именно таких красавиц войдет в группу эскорта на церемонии вручения олимпийских наград. В Пекинском центре подготовки художественного персонала уже завершилось обучение первой группы идеальных, по канонам китайской красоты, девушек.

Дух предстоящего спортивного праздника ощущается буквально во всем. И, прежде всего, — в отношениях со спортом самих китайцев. В последние годы почти во всех городских дворах, на небольших уличных площадях, в многочисленных парках и сквериках установлены спортивные снаряды. Изящные, современные, окрашенные в яркий желтый цвет, они просто притягивают к себе и жителей окрестных домов и даже случайных прохожих. Ни у кого не вызовет удивления, если ты приостановишься минут на пять-десять и сделаешь несколько вращательных движений для уменьшения талии или покрутишь «велосипед», а то и покачаешь пресс. Занятия физкультурой стали в Китае массовым явлением и чуть ли не «национальной идеей». Дворовые баскетбольные кольца, волейбольные сетки, футбольные ворота, столы для пинг понга устанавливаются муниципальными властями повсеместно и бесплатно. Когда смотришь на все это, невольно вспоминаешь свое «спортивное» детство, расположенный неподалеку от моей родной Плющихи стадион «Красную Розу», где проходили у нас уроки физкультуры и где по вечерам я гоняла на коньках, и сегодняшний вид из окна дома моей сестры на Ново-Рязанской улице на когда-то прекрасный стадион «Локомотив», открытый для всех любителей спорта, а нынче превращенный в мусорную свалку.

Но самое большое впечатление произвело на меня однажды утреннее посещение дивного по красоте парка, расположенного недалеко от моего дома, кстати, тоже бесплатного. Не было еще и семи, а в парке уже звучала музыка (в том числе и мелодия нашей знаменитой «Катюши», ставшей в Китае одной из любимых, почти народных песен, как-то я даже видела, как под нее в приграничном морском местечке Бэйдайхэ вдоль пляжа маршировал взвод солдат), парковые аллеи были заполнены группами китайцев — и пенсионного возраста, и помоложе. Кто-то с упоением выделывал танцевальные па, держа в руках расписные вееры или яркие ленты, кто-то подкидывал ногой специальные воланы, похожие на те, какими играют в бадминтон, но только украшенные разноцветными перьями, а кто-то под руководством добровольных тренеров с усердием занимался уникальной китайской гимнастикой «тягун». Пекинцы встречали свое новое утро… И так — каждый день. Есть ли на земле город, более достойный быть названным Олимпийской столицей?

Конечно, объекты, возведенные к Олимпийским играм, многократно увеличат спортивный потенциал главного китайского мегаполиса. Город прирастет более чем 400-ми новыми спортивными комплексами и сооружениями. Некоторые из них поистине уникальны. Чего только стоит Пекинский национальный стадион «Птичье гнездо», фотографии которого уже обошли всю мировую прессу, и где пройдет церемония открытия и закрытия Олимпиады! Общая его площадь составляет 258 тыс. кв. метров, а вместить он может до 100 тысяч зрителей. А Национальный плавательный центр «Водяной куб» («Шуйлифан»), напоминающий огромный аквариум, наполненный голубыми пузырями, словно выплескивающимися наружу, — площадь перед зданием усеяна синими полушариями светильников? Недавно я специально поехала посмотреть на эти чудеса новейшей архитектуры и, уверяю вас, — зрелище необыкновенно впечатляющее!

Многие спортивные сооружения возводятся на территориях многочисленных вузов, так что после окончания Игр перейдут в распоряжение студентов.

«Один мир — одна мечта»

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Таков девиз Пекинской Олимпиады. И он наглядно претворяется в жизнь в сегодняшней Поднебесной.

Впервые я оказалась в Китае в 1987 году, приехав сюда по приглашению тогдашнего ректора Пекинского института иностранных языков Ван Фусяна на конференцию МАПРЯЛ. А потом в течение многих лет неоднократно бывала в этой стране. Последние три года живу в Пекине постоянно. За 20 лет буквально на моих глазах в Китае произошли колоссальные изменения. Не буду говорить об экономических достижениях, — о них говорит весь мир. Но как сказываются эти достижения на жизни рядового китайца, — об этом почему-то пишется мало или совсем не пишется. А ведь это главное. Стартовая площадка, с который Китай начал свои реформы, была далека от нашей: и по технологическим параметрам, и по уровню образованности населения и по многим социальным показателям. Сегодня же простому человеку жить в Китае удобно и, что важно, перспективно. Он уже не озабочен, как прежде, исключительно мыслью о «хлебе насущном», перед ним открывается возможность интересного будущего, если он к этому приложит руки и голову. Недаром многие уехавшие в свое время на Запад или в Америку специалисты сейчас в Китай возвращаются, и власти это поощряют, создавая для их работы на родине максимально благоприятные условия. Почти не остаются за рубежом после окончания тамошних университетов и китайские студенты — все едут обратно. Поэтому власти на этот счет уже не беспокоятся, а, напротив, поощряют талантливую молодежь, давая им возможность расширить свои научные горизонты в мировых исследовательских центрах, выделяя на это специальные гранты и стипендии. В «полицейское государство-муравейник», каким видится Китай нашим поборникам пресловутых «прав человека», вряд ли бы кто-то, вкусив западных «свобод», захотел вернуться! Научным работником, преподавателем в вузе, школьным учителем в Китае быть престижно. Китайцы уважают человека с книгой, человека читающего и пишущего. Это у них традиционно. «Лаоши» — «учитель» для китайцев является одним из самых почтительных обращений. С таким же уважением относится к своей интеллектуальной элите и государство, достойно оплачивая ее труд, даже пенсии деятелей науки, по китайским меркам, довольно приличные. Так, мои знакомые, муж и жена, бывшие профессора, кстати, получившее в свое время образование в нашем Московском институте инженеров железнодорожного транспорта (однокурсники моей сестры), получают пенсии в 600 долларов, а скоро переезжают и в новую квартиру почти в 300 метров, которую в обмен на старую, с небольшой доплатой, предоставляет им их бывший НИИ. Их же сын, прожив несколько лет в Канаде, вернулся в Пекин и сейчас преподает мировую экономику в одном из Пекинских университетов.

Китайцы почти лишены зависти к более благополучным и успешным, чем они, людям, Напротив, любой человек, честно заработавший свой юань, вызывает у них уважение. Жесточайшие же меры (вплоть до смертной казни) к коррупционерам всех мастей, прописанные в законодательстве, ими приветствуются. Свое дело в Китае открыть несложно: бумажная волокита сведена до минимума, налоги щадящие, да и кредиты получить можно легко и на вполне приемлемых условиях. Многие свой бизнес и открывают — от малого до значительного, у кого какие возможности и данные. И от такого бизнеса всем остальным только удобство и польза. Мелкие лавочки, химчистки, мастерские по ремонту обуви, ателье, туристические конторы, парикмахерские, массажные салоны — на каждом шагу.

Другими словами, человеку в Китае уютно. И с «правами» у него все нормально. Об одном праве — быть сытым я уже говорила. И о праве пожить подольше — тоже. Неукоснительно соблюдается и право человека чувствовать себя в своей стране в безопасности. Вы безбоязненно можете ходить по вечерам по самым отдаленным местам Пекина, забредать в самые укромные его уголки, не боясь попасть в руки хулиганов или грабителей. Я так перед сном иногда так и делаю, с интересом наблюдая за ночной жизнью огромного города. Вот группа молодых людей что-то активно обсуждает за столиком в маленькой харчевне (на столе алкоголя почти никогда не бывает, разве что только пиво — китайцы вообще мало пьющая нация, во всяком случае, я пьяных на улице за все эти годы ни разу не видела), а вот светятся окна бара, здесь любят проводить вечера иностранцы, которых в Пекине великое множество, а вот раздаются звуки караоке (китайцы очень музыкальный народ и попеть, как и мы, русские, любит)…

Ну, что же это за «права»? — возразят мне записные «правозащитники». А где «свобода слова», где свобода получения информации, а как быть с цензурой, которая в Китае, в отличие от России, все еще не отменена? На это я отвечу: «И, слава Богу, что китайцы стойко выдерживают мощный натиск поборников бесцензурных СМИ!» Во всяком случае, родители спокойны, когда дети включают телевизор, — они знают, что никакой дозы непристойностей их сыновья и дочери не получат, что поношений и клеветы в адрес своей родины они не услышат, что их души не будут терроризированы кровавыми сценами насилия и что по ночам они будут спать спокойно. Да, китайское телевидение, в отличие от нашего, достаточно целомудренно. Но это отнюдь не означает, что оно не интересно, Даже, не владея китайским, вы можете получить через него массу полезнейшей информации, можете и развлечься, и посмотреть сериал, и хороший иностранный фильм. В Китае работает до 100 телевизионных каналов, есть каналы, вещающие и на английском языке. В конце концов, существуют ведь и спутниковые антенны, установить которые никому не возбраняется. Я, например, у себя дома беспрепятственно смотрю российское телевидение, — никто не мешает. То же и с Интернетом. Им уже охвачена значительная часть населения Китая, цифровые информационные технологии китайцы осваивают с поражающей своей стремительностью быстротой. В школах с компьютером ребят начинают знакомить уже с первого класса. Вообще, система китайского образования — это особая статья. Нагрузка на детей падает очень большая, но и результаты налицо: сегодня все самые крупные математические олимпиады в мире выигрывают китайские школьники.

***

Кто хочет погасить факел Пекинской Олимпиады?Конечно, говоря о жизни сегодняшнего Китая, я совсем не хочу уходить от ее проблем. Их немало, и о них, кстати, китайское руководство говорит постоянно и открыто. О них шел серьезный разговор и на прошедшем недавно в Пекине заседании Всекитайского комитета народного политического консультативного совета и на Всекитайском собрании народных представителей 11 созыва (ВСНП), информация о которых широко была представлена в прессе. Да и в какой стране проблем не существует? Главное, что Китай их не замалчивает, а последовательно и успешно решает. Это осознает и, главное, на себе, на собственной своей жизни ощущает китайский народ. Отсюда — и тот исторический оптимизм, которым проникнут в Китае, кажется, сам воздух. Хотите им подышать? Приезжайте на Пекинскую Олимпиаду!

P.S.

Я уже закончила статью, когда в воскресной программе Владимира Соловьева (13 апреля) вдруг увидела возникшую из небытия записную нашу «правоохранительницу» Валерию Новодворскую. Обвинив китайцев в тоталитаризме, антидемократизме и даже в каннибализме, она вынесла предстоящей Олимпиаде жестокий приговор: «Это будет не торжество, а похороны», и квалифицировала всех российских телезрителей, поддерживающих проведение Пекинских игр, как людей «непорядочных». Маразм, как говорится, крепчает…


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *