Урок истории

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен старейшей русской жительнице Шанхая Людмиле Бабаскиной. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

Людмила Афанасьевна приехала в Китай в 1959 году в возрасте 28-ми лет. В 2009 году исполнилось 50 лет ее приезда, из них 7 лет она провела в Пекине и 43 года в Шанхае, ставшим для нее вторым домом.

Жизнь Людмилы Афанасьевны похожа на приключенческий исторический фильм со всевозможными перипетиями, тяготами и радостями. Сейчас они вместе с китайским мужем Го Нином живут в старом центральном районе Шанхая Пуси. В доме у них очень уютно, напоминает на петербургскую квартиру с элементами китайского стиля: темный буфет с сервизом, свитки каллиграфии на стенах, к чаю подают шанхайскую булку со сладкой пастой из красных бобов «доуша», напоминает петербургскую бабушкину слойку.

Людмила Афанасьевна Бабаскина родилась в Ленинграде в 1931 году и выросла в доме на углу улицы Ракова, ныне Большой Итальянской, и набережной реки Фонтанки. Этот дом до революции принадлежал графу Шувалову, во времена детства Людмилы здесь еще жили некоторые из бывшей прислуги графа. Мама ее работала на заводе «Красный треугольник», обеспечивающий тогда всю страну изделиями из резины. Папа был кадровым военным.

Когда началась война в 41-м году, Людмиле было 10 лет. Отец ушел воевать на Ленинградский фронт, а Люда с мамой и тетей жили сначала в бомбоубежище, а потом их переселили в дом на углу Невского и Литейного. Девочка пережила все ужасы голода, ледяной зимы и бомбежек, трудности эвакуации. Отец Людмилы погиб в Восточной Пруссии. В 45-м году они с мамой вернулись в Ленинград.

В 1955 году, на танцевальном вечере в Таврическом дворце в честь 5-летия подписания Договора о дружбе между Китаем и СССР Людмила познакомилась с китайским студентом Го Нином, своим будущим мужем и любовью всей жизни. Коммунист из Шанхая Нин учился в Ленинградском институте путей сообщения, чтобы по возвращении в молодую китайскую республику заниматься восстановлением железных дорог и мостов. Они влюбились с первого взгляда, им было безумно интересно и хорошо друг с другом, несмотря на разницу культур и языков. Как только в Китае разрешили заключать браки с иностранцами, Людмила и Нин поженились в 1957 году. Через год родился сын Алеша, тогда же Го Нин окончил аспирантуру. Его задача была выполнена, обучение окончено, Нин должен был возвращаться в КНР отдавать долг Родине. Людмила решила следовать за мужем. «До сих пор не знаю, не понимаю, как я решилась поехать в неизвестный далекий Китай. Мы с другими русскими девушками замужем за китайцами называли себя женами декабристов», — улыбаясь, говорит Людмила Афанасьевна. Мама Люды убедила их оставить десятимесячного сына с ней, пока они обустроятся в Китае.

Зимой 1959 года молодая семья приехала в Пекин. Китайская столица тогда показалась Людмиле деревней после Ленинграда: узенькие улочки и бесконечные потоки велосипедов, из-за которых не перейти на другую сторону. Их поселили в общежитии, при перебоях отопления зимой вода замерзала в комнате с цементным полом. Это были тяжелые годы в Китае: продукты по карточкам, элементарных бытовых вещей нельзя было достать.

В 1966 году Го Нина перевели из Пекинской академии наук при Министерстве железнодорожного транспорта работать в родной Шанхай. А Людмила получила распределение в Центральную больницу района Луань. Здесь их приняла семья Нина. До революции его родителям принадлежал целый дом, но с приходом новой власти им оставили только две комнаты, а в остальную часть подселили пролетарские семьи. Го Нин принадлежит к очень интеллигентной и обеспеченной шанхайской семье: его отец был офицером высшего командного морского корпуса, он проходил обучение в Британской королевской академии, а мама была художником, в нынешнем доме ленинградско-шанхайской семьи висят ее картины. В родительском доме еще жил брат Нина с женой, который преподавал иностранные языки. Таким образом, 3 семьи делили 2 комнаты. Семейство Го тепло приняло русскую невестку, она тоже ладила с родителями Нина и ухаживала за ними в их последние годы.

Первые годы живя в Китае Людмила успела два раза съездить домой к сыну. Но когда с 1960 года началось ухудшение советско-китайских отношений, на ее запросы о выезде перестали отвечать. Она могла вернуться домой, но обратно к мужу ее бы не пустили. В 66-м началось десятилетие «культурной революции», все иностранцы почти сразу покинули Китай, большая часть русских жен забрали детей и вернулись в Советский Союз. В первую очередь революционный удар пришелся по интеллигенции, образованные специалисты подвергались репрессиям и гонениям. В эти годы в Шанхае хунвэйбинами было уничтожено множество исторических и религиозных памятников, в их число вошли памятник А.С.Пушкину и несколько русских эмигрантских церквей. Го Нин испытал на себе все тяготы психологического уничтожения за обучение в уже враждебном СССР и за иностранную жену. На работе он постоянно подвергался проработкам и занятиям самокритикой, о которых старался не рассказывать Людмиле. В итоге его, как и многих других специалистов, отправили на 4 года в деревню для трудового перевоспитания.

Все эти годы Людмила жила в постоянном страхе за мужа и за себя перед безжалостным и бессмысленным беспределом, творившимся в стране. Советских эмигрантов арестовывали так же, как и китайцев. Но Людмила Афанасьевна продолжала работать в больнице, ее высоко ценили за профессионализм и человечный подход к больным. Возможно, благодаря этим качествам ее миновал гнев «культурной революции». Китайцы называли ее доктор Ба, по первому слогу ее фамилии Бабаскина. Доктора Ба знали и узнавали не только на улицах Шанхая, но и в других городах Китая.

После долгих лет прошений и бюрократической волокиты Людмила смогла поехать в Ленинград в 1983 году, через 20 лет после ее последней поездки домой. Маму Людмила не застала, она год как скончалась. Алеша к тому времени уже окончил школу, институт, женился. «Он стоял такой высокий в дверях, последний раз мы виделись, когда ему было 5 лет». Алексей стал врачом. Как мама.

Выйдя на пенсию, Людмила Афанасьевна еще долго работала, помогала русской диаспоре в Шанхае и генконсульству РФ по медицинским вопросам. Она в курсе последних литературных и киноновинок. Вместе с мужем они смотрят русские фильмы на двд (особенно любят фильмы с военной тематикой), читают новости в Интернете, получают по подписке русскоязычный журнал, издаваемый русскими в Китае. История этой пары настолько уникальна, что о них уже не раз писала китайская и российская пресса, об их жизни в Китае сняли телепередачу и даже упоминают в учебнике по истории.

В Петербурге у Людмилы еще остались три подруги детства, Инна, Неля и Тамара, они вместе росли, играли в одном дворе. На Новый год она поздравила их по телефону. «Когда они смеялись, я слышала тот же звонкий смех. Он возвращает меня в детство».


Комментарии

RSS 2.0 trackback
  1. avatar

    Удивительны и не предсказуемы судьбы людей. В этой истории смущает только одно,какой должен быть характер у этой женщины,чтобы остаться с мужем и оставить при этом малолетнего сына. Но может быть так и должна поступать женщина,следуя Библейским законам»Да прилепится жена к мужу»,а дети получается не главное. Хотелось бы ,чтобы на этот вопрос ответил священник.
    Елена Георгиевна.

    ~ Елена Георгиевна, 11 января 2012, в 04:46 Ответить
  2. avatar

    Выбор был действительно очень непростой, но нужно помнить, что сын Людмилы Афанасьевны находился у ее мамы (его бабушки)в безопасности и в достатке. А она сама выбрала более сложный и непредсказуемый путь — остаться в Китае времен «культурной революции». Несколько ее подруг и знакомых, сделавших такой же выбор, несколько лет провели в тюрьме. Никто не мог гарантировать, что ее не ждала такая же участь.

    ~ Михаил Дроздов, 11 января 2012, в 13:29 Ответить
  3. avatar

    Михаил, давно ищу сведения о своем деде Оганезове Сергее Михайловиче, капитане артиллерии Российской армии, ушедшей в Харбин с остатками белым движением где- то между 1922-1924годами. Членом РОВСА. После Харбина жил в Чжунь-Чанах, а в 1925году перебрался в Шанхай. Приобрел там небольшую типографию
    В книге Ван Чжичэна «История Русской эмиграции» на стр. 437 Огонезов упоминается, как редактор- издатель еженедельного издания «День» в 1931г.

    Газета «Часовой» №387 за 1958год поместила некролог на Оганезова, в котором Сергей Вяземский пишет. «В 1945г. с приходом к власти Чай -Кай- ши он был судим и отсидел в китайской тюрьме три с половиной года. Вернулся в Шанхай в 1949 году жил в беженском лагере во французских казармах
    1 января 1951года был вновь арестован, теперь уже красными, просидел в Циндаоской тюрьме пять с половиной лет за редакторство эмигрантской газеты.
    В убожестве и голоде медленно подходил к могиле русский офицер На европейском кладбище места для него не нашли и похоронили его далеко за городом»

    В альбоме «Русские в Шанхае» изданном в 1936году В.Д. Жигановым есть фото и краткие сведения о Огонезове — капитан артиллерии российской императорской армии, участник Русско- Японской и первой мировой войн. Участник Белого движения, журналист. В Шанхае с 1925г., редактор- издатель газеты «День» и владелец типографии «New Modern Press»
    В фамилии Оганезов третья «А» после переезда в Китай заменена на «О» .
    Может вы подскажите мне куда обратится, наверное, остались еще какие-то документы о жизни моего деда в Китае. Ведь он прожил там почти всю жизнь, убежав из России в 40 лет он дотянул до 75 . Мне много сил и времени понадобилось, чтобы узнать все это, начиная поиски я даже не знала, как правильно пишется фамилия моего деда, из-за которого моя бабушка сидела в сталинских лагерях.
    Буду очень Вам признательна за помощь.
    Наталья
    Я зарегестрировалась, надеясь задать этот вопрос на форуме, но у Вас странные провила пользования форумом, поэтому решила здесь.

    ~ Наталья Гавеман, 13 февраля 2012, в 21:10 Ответить
  4. avatar

    В книге А.Хисамутдинова «Российская эмиграция в АТР и Южной Америке» есть биографическая справка о С.М.Оганезове. Если сообщите адрес вашей почты, я вам ее пошлю.

    ~ Михаил Дроздов, 14 февраля 2012, в 20:26 Ответить
  5. avatar

    О С.М.Оганезове есть также инфо в 5 томе сборника «Незабытые могилы» (Москва, 2004). Но, насколько могу судить, там цитируется некролог С.Вяземского из «Часового».

    ~ Михаил Дроздов, 14 февраля 2012, в 20:45 Ответить
    • avatar

      Спасибо Михаил, некролог из 5 тома «Незабытые могилы» я видела, и он у меня есть, собственно, из него я и узнала, что дед жил и умер в Шанхае, а вот биографическую справку из книги А. Хисамутдинова, если Вам не трудно, пришлите пожалуйста.
      Моя почта n.yaskevich@rambler.ru. Но мне хотелось бы связаться с архивами в Китае, или это невозможно?

      ~ Наталья Гавеман, 14 февраля 2012, в 21:06 Ответить
    • avatar

      Спасибо Михаил. Очень признательна Вам за оказанную помощь.

      ~ Наталья Гавеман, 16 февраля 2012, в 13:12 Ответить
  6. avatar

    Прочитал историю этой замечательной семъи, очень интересно ! Что-то вроде длинного плавания между Сциллой советского авторитаризма и Харибдой китайской «культурной революции» или, как ещё когда-то говорили, «нарочно не придумаешь.» Но этой семъе, несмотря на все эти страшные перепитии их жизни, удалось всё же доплыть до безопасного берега спокойной и безопасной жизни, и это, конечно, здорово ! Желаю от души Людмиле Афанасьевне и Го Нину долгих и счастливых лет !!!

    ~ Леонид Соколецкий, 14 марта 2013, в 13:45 Ответить
  7. avatar

    Помогите, пожалуйста, найти близкого студенческого друга моего отца. В 50-х годах он приехал из Китая и учился в ЛИИЖТе, через короткое время после его возвращения в Китай связь прервалась. Все эти годы отец мечтает его найти. Готова предоставить все имеющиеся в моем распоряжении данные.
    Мой мейл haval@list.ru

    ~ Валерия, 30 января 2016, в 01:24 Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *