«Его мы помним с детства…».

Композитор Григорий Гладков дал эксклюзивное интервью сайту Русского клуба в Шанхае.

В феврале 2012 года автор знаменитой «Пластилиновой вороны» и многих других шлягеров, знакомых многим из нас с детства (а может и не с детства), был гостем РКШ. Он выступил на очередном «квартирнике» перед взрослыми членами Клуба, преподал детям нашей воскресной школы веселый урок, состоящий из целого каскада песен, размышлений и шуток, а также дал интервью председателю РКШ Михаилу Дроздову:

Михаил Дроздов: Две темы я хотел бы затронуть. Первая, так или иначе, будет связана с Китаем, и с Вашим пребыванием здесь. Назовем ее условно «Китай и Гладков», или, если хотите, «Гладков и Китай». А вторая, собственно, о Вашем творчестве. Расскажите, как Вы оказались в Китае, и совпало ли Ваше представление о Китае с тем, что Вы увидели воочию?

Григорий Гладков: Я родился в Хабаровске, город, как известно, находится на границе с Китаем. Жизнь моя сразу началась в дореволюционном здании из красного кирпича (по слухам, его хотят снести местные власти), на котором висела мемориальная доска, что в этом доме что-то важное делал герой гражданской войны «НеЧапаев». Оттуда я и шагнул в жизнь. Китай меня всегда притягивал, было интересно узнать о нем, и первой моей поездкой в Китай стал визит в г.Хэйхэ в составе творческой группы кинофестиваля «Амурская осень», ежегодно проходящего в Благовещенске. Хэйхэ меня очаровал совершенно. Больше я нигде не был, мое представление о Китае ограничилось одним этим городом – там были удивительно добрые люди, некоторые из этих китайцев работают в Благовещенске.

Гостиница «Азия», в которой мы жили, очень комфортабельная, тоже построена китайцами. Очень мне понравилось кафе «Пекинская утка», где у нас неоднократно были творческие посиделки. Ну а потом, в городском отделе культуры Благовещенска, возникла идея организовать детский российско-китайский фестиваль. Во время фестиваля «Амурская осень» я познакомился с китайскими производителями мультфильмов, а вот теперь благодаря китайским друзьям из Благовещенска возникла возможность приехать в Шанхай.

Мы выбрали Шанхай потому, что сюда приезжали и здесь жили великие русские деятели искусства, такие как Александр Вертинский, Федор Шаляпин, Олег Лундстрем и много других интересных, образованных и достойных людей, которых приютила китайская земля. У нас в программе еще короткое посещение Пекина, а в моих творческих планах выпуск альбома детских песен на китайском языке. Я сам тоже попробую спеть эти песни на китайском, и раствориться между голосами исполнителей из Китая, чтобы не было слышно акцента. Связь с Китаем у меня сильная, поскольку я еще являюсь профессором Московского государственного университета культуры и искусств, где учится довольно много китайцев, в среднем, ежегодно, от 30 до 50 человек. Многие из них учатся именно на вокальном отделении.

М.Д.: А что удивило в Китае?

Г.Г.: Сейчас, в эпоху интернета, глобального телевидения, в общем-то, складывается довольно объективная картинка. А если Китай и удивлял, то только в положительную сторону. Здесь много образованных интеллигентных людей, и это при огромной перенаселенности страны. Нигде не чувствуется толкучки, давки, и самое главное пробок. Шанхай – двадцатимиллионный город, но совершенно нет автомобильных пробок! А в Москве не просто пробки, а чудовищные пробки, хотя город намного меньше. Конечно, это удивляет. Как можно было организовать быт людей, движение, чтобы не толкаться локтями. Здесь не чувствуется перенаселенности, ее чувствуешь скорее в России, и не только в Москве, но даже в таких сравнительно небольших наших городах, как Саранск, Саратов, Сарапуль или Сызрань, но не в Шанхае. Видимо в России много праздношатающихся и неработающих, а в Китае все работают, вот и нет толкучки.

М.Д.: Интересное наблюдение. Вы сказали, что Шанхай вас привлекал еще и именами наших великих соотечественников, которые составили славу русской эмиграции, но приехав сюда, Вы познакомились с нашими соотечественниками, русскими людьми, которые здесь живут сейчас. И даже выступили несколько раз перед ними. Чем Вам запомнились эти встречи?

Г.Г.: Я увидел молодых образованных русских людей, вполне успешных, достигших достойного финансового положения, остроумных, веселых, раскованных, то есть людей, у которых все в порядке. Это были в основном бизнесмены, программисты, юристы, но что меня особенно удивило — среди них оказались и музыканты, которые умудряются жить в этом китайском городе только за счет музыки. А если музыкант может заработать музыкой, то это означает, что город обладает хорошим финансовым состоянием и благополучием. Ведь музыкантам платят только из того кармана, в котором водятся лишние деньги. Только из этого кармана достаются деньги и на музыку – то есть, к сожалению, в последнюю очередь. И это значит, что деньги здесь хорошие, это первое, а второе — у людей есть потребность слушать музыку. И приятно сознавать, что Шанхай именно такой культурный город. Хотя есть и легкое разочарование. Даже не разочарование, а, так сказать, удивление. Шанхай — город совершенно не театральный. В сравнении, например, с Москвой. В Москве около ста театров, и каждый день идут сотни представлений – большие, маленькие, в театрах, в клубах, в ДК, на концертных площадках… И все это кипит и бурлит. А нам еще говорят, что этого мало, мало, и надо еще. Ведь, скажем, в Лондоне, в Париже этого еще больше, хотя куда уж больше. А вот в Шанхае их совершенно нет. Хотели в театр сходить, но как нам сказали в гостинице, — сегодня в городе ничего не идет, и завтра ничего, а концерт симфонической музыки будет только через две недели. У нас, в Москве, ежедневно идут концерты симфонической музыки одновременно в нескольких залах. Вот это, конечно, странно. Но зато два раза я побывал в цирке, и остался в полном восхищении от китайского цирка и мастерства артистов. Это что-то потрясающее, уровень высочайший!

М.Д.: Если говорить о Вашем творчестве, Вы, прежде всего известны как автор музыки к детским мультфильмам и детских песен. Мне кажется, для того, чтобы писать детские песни, нужно в душе оставаться ребенком…

Г.Г.: Что я сейчас и продемонстрирую (строит рожу – М.Д.). Когда начинается пафос, стараюсь его всегда как-то чуть-чуть сбить …

М.Д.: … но мой вопрос как раз совсем не пафосный. Для того чтобы писать детские песни, нужно в душе оставаться ребенком, но нет ли у Вас ощущения, что к Вам подступает такой возраст, когда хотелось бы уже написать что-нибудь ему соответствующее — какую-нибудь симфонию, или фугу, или какое-то другое монументальное музыкальное произведение?

Г.Г.: У меня есть «крупное произведение», и называется оно «Кантата о выпавшем зубе».

В России есть такой поэт, Александр Семенович Кушнер, лауреат первой премии «Поэт России». Он не написал ни одной поэмы, и к нему все время приставали с расспросами, где крупная форма? И он написал стихотворение «Отказ от поэмы». Каждому свое, одни пишут афоризмы, другие романы, а я мастер вот таких малых форм, и свои песни я бы обозначил скорее как жанр сказки. Потому что, если честно, я о детях не думаю, когда сочиняю, для меня, видимо, это способ оставить ребенка в себе, не хочется взрослеть. Есть некоторые взрослые люди, которые с помощью детских стихов, детских рисунков (кстати, Пабло Пикассо рисовал как ребенок, но никто его детским не считает), которые снимают мультфильмы и пишут детские книжки, и остаются вот такими «большими детьми». Эталон такого большого ребенка – писатель Эдуард Николаевич Успенский. Кстати, наверно, именно это общее мировоззрение и сблизило меня с ним. Первым нашим совместным произведением стала песня «Пластилиновая ворона». Я думаю, что из всех песен, которые написаны на его стихи, эта, наверно, самая популярная. Есть еще, конечно, и другие хиты.

А из моей программы здесь, в Шанхае, помимо выступления в Клубе, где был русский вечер и пели песни на русском языке, а в зале были американцы, европейцы, и я играл свои песни с бразильским музыкантом, у меня также еще было выступление перед детьми воскресной школы. В зале был православный батюшка, детки очень симпатичные — русские, украинские. И не только я пел песни, но и они пели и читали стихи, даже собственного сочинения. Чудесная была встреча!

М.Д.: Да, я полностью согласен с тем, что, как Вы сказали, все мы «большие дети» — это очень правильно. Действительно, когда вы выступали перед ребятами воскресной школы, родители, по-моему, не меньше детей радовались вашим песням, и это говорит о том, что они, наверное, все же не вполне детские. Эти песни одинаково любят как дети, так и взрослые.

Г.Г.: Да, та же «Пластилиновая ворона», нельзя сказать, что она особенно детская, но она и не взрослая. Такая вот — между. А когда я был в Америке, там такой жанр называется «family», этот жанр у них признан, можно сказать, официально и финансируется государством. Есть музыка в стиле family, кино, турпоходы. Все family! У меня был тур вместе с американским музыкантом John McCutcheon (обладателем двух Грэмми за альбомы в жанре family), и в результате этого тура я был избран почетным жителем (honor citizen) двух американских городов. Вообще-то приятно, когда в зале и дети, и родители, что и было в воскресной школе. Верю, что ваша школа будет развиваться.

Из посещения достопримечательностей Шанхая мне, конечно, очень понравилась французская концессия, где жили русские эмигранты, и благодаря вам я увидел дома, где жил Олег Лундстрем, где выступал Александр Вертинский, я увидел два православных храм, в одном из которых венчался Вертинский. Хотя они и закрыты, но самое главное, что эти здания сохранились. И я попробую организовать здесь выставку мерных икон, — эту традицию восстановил и развил Российский клуб православных меценатов…

М.Д.: Членом которого Вы являетесь?

Г.Г.: Да, председатель клуба Андрей Поклонский и члены Правления пригласили меня сотрудничать и предложили вести программу «Дар Божий» для талантливых детей. О возможной выставке: мерные иконы — это иконы, которые дарили при рождении ребенка (можно, кстати, и взрослому ее подарить). Сама икона узкая, и важно знать ширину плеч ребенка, и его рост при рождении. На иконе изображен святой, в день которого родился ребенок (или близкий ко дню рождения). Например, у меня сын родился 14 июня, а ему подарена икона Петра и Павла, празднуется 12 июня. А на обратной стороне иконы обычно указывались метрики, какая была погода, имя повитухи и так далее.

Кстати, раз уж мы заговорили об утерянных традициях. Когда я был в церкви в Смоленской области, где крестили композитора Глинку, батюшка сказал, что в православной традиции детям всегда давали два имени. Первое имя – светское, над этим именем могли и посмеяться, и ругать человека этим именем, а второе имя было твое, святое. И батюшка сказал, что можно и взрослому подобрать сейчас второе имя. То есть это не только католическая традиция (типа Анна-Мария), у православных это тоже есть. Так что, дорогие мои читатели, знайте, что можно взять при крещении второе имя, и подарить ребенку мерную икону. Ребенок растет с иконой, и возможно будет чаще молиться своему святому. Я слышал, что китайские власти предложили проводить в храме какие-то выставки. Было бы хорошо, если эта выставка икон станет первой, а там потихоньку, глядишь, может и службы будут возобновлены.

М.Д.: Вы несколькими минутами ранее упомянули имя Эдуарда Успенского. Я знаю, что Вы сотрудничали не только с ним, но и с другими детскими писателями, поэтами, мультипликаторами. Я понимаю, например, что песня это творчество как минимум двух человек, поэта и композитора. Мультфильм – уже результат такого коллективного сотрудничества – мультипликатора, композитора и сценариста. С кем у вас установились самые теплые и тесные отношения за годы Вашего творчества, и кого Вы больше всего цените во всех этих жанрах?

Г.Г.: Жизнь познакомила меня с удивительным человеком, недавно ушедшим из жизни, режиссером-мультипликатором Александром Татарским. Это гений мирового значения. Мы познакомились с ним в Коктебеле, хотя в то время я жил в Ленинграде. Александр со своим другом Игорем Ковалевым (который сейчас живет и работает мультипликатором в Америке) сделали мультфильм «О картинах» на стихи Александра Кушнера. Этот самодеятельный мультфильм увидел Эдуард Успенский, и пригласил ребят в Москву для совместной работы. Они, в свою очередь, разыскали меня. Так получился мультфильм «Пластилиновая ворона» из трех моих песен. И я проснулся знаменитым. Не образно, а по-настоящему. Потом был мультфильм «Падал прошлогодний снег», очень интересно было над ним работать. Последний проект, который запустил Татарский, это «Гора самоцветов» («Сказки народов России»).

М.Д.: Да, этот проект действительно стал классикой нашей современной российской мультипликации.

Часто бывает у людей творческих и талантливых, что вы можете сотрудничать в творческом плане, но очень сложно бывает найти общий язык в повседневной жизни. Есть ли у вас настоящие друзья среди ваших творческих партнеров?

Г.Г.: Как раз с творческими людьми и проще всего найти общий язык. Сложно найти общий язык с чиновниками. Я вот до сих пор не понимаю, то ли они такими сразу рождаются, и поэтому идут на эту работу, то ли они приходят нормальными людьми, и уже потом становятся такими. Вот, например, моя родина, Хабаровск. За все годы я не получил ни одного поздравления с праздником, не был приглашен туда выступить. Допустим, им самим безразлично, кто у них там родился, но детям же это интересно и важно! Знать, что ты живешь в таком месте, откуда родом какие-то известные люди. Это дает уверенность в том, что совершенно неважно, что ты родом совсем не из столицы. Ты все равно можешь все! Мои друзья прислали мне из какого-то журнала цветную вкладку, где была статья: «Они родились в Хабаровске». И я там был в первом ряду, сразу после Ким Чен Ира, Евгения Плющенко – нашего гениального спортсмена-фигуриста. Неужели им неинтересно, что Плющенко родом из их города? Например, в Белгороде, в самом центре стоит школа гимнастики имени Хоркиной. А почему бы не открыть центр фигурного катания в Хабаровске, если там родился Плющенко? Уникальный спортсмен и в этом году опять стал чемпионом Европы, и сразу после победы отправился на операционный стол. Это не Хабаровск – такой плохой город, просто везде такие чиновники. Как говорит английская поговорка, чтобы попробовать суп, не надо есть его весь, можно одну ложку зачерпнуть. Вообще, люди на Дальнем Востоке замечательные. Я дружу с командой бывших КВНщиков из Владивостока во главе с Максимом Забелиным, которые открыли одну из самых популярных в России радиостанций «Юмор FM».

Могу похвастаться, что меня приютил другой замечательный дальневосточный город — Благовещенск. Какое название замечательное – «Благая весть»! Это удивительный город на карте мира. Он подобен Будапешту, состоящему, как известно, из двух частей — Буда и Пешт. Я такой город еще видел в Америке, это столица штата Миннесота, Сент-Пол. Но в отличие от этих городов, которые принадлежат одному государству, в этом городе одна часть (они примерно одинаковы по населению) — русская, а другая – китайская. И река в этом месте довольно узкая. У меня в России есть дом на Волге, которому сто лет, так там Волга шире, чем Амур в этом месте. В Благовещенске готовится фестиваль «Детство на Амуре». Я сам родился на берегах Амура, и название это я придумал из симпатии к этому городу, где у меня столько прекрасных друзей. Несколько раз я беседовал там с молодежью. Любопытно, что если им хочется уехать, то они планируют уехать не куда-нибудь в Москву, и не в Америку, а именно в Шанхай. Один парень, который держит в Благовещенске джазовое кафе, признавался мне, что он хочет поехать открыть ресторан в Шанхае. Так что дальневосточники не в Пекин, не в Москву и не в Ленинград, а в Шанхай хотят ехать!

М.Д.: Ну вот теперь и Вы приехали в Шанхай!

Г.Г.: Да, и так удачно вышло, что я познакомился с Вами, с Русским клубом в Шанхае. Великая сила – Интернет. Я зашел на ваш сайт, почитал о вашей деятельности. Кстати, мне очень понравился опубликованный на вашем сайте рассказ Владимира Марченко «Как я торговался с китайцами». Отличное чтение в стиле Сергея Довлатова, я от души похохотал.

Я рад, что в этом многонациональном городе снова возник на карте «Русский Шанхай», и, надо сказать, что русский народ в отличие от других, как я полагаю, принес сюда именно культуру. Мне бы хотелось, чтобы здесь проводились русские выставки, вернисажи, чтобы заработали православные храмы. А из трудноосуществимых идей — открытие театра, где играли бы как местные, так и русские актеры.

А вот из простого, что можно сделать буквально за неделю, а если постараться, то и за один день, — это русская радиостанция. Сейчас пришло время интернет-радиостанций. Грядет новая колоссальная техническая революция, как заявил недавно Бил Гейтс, масштабы которой трудно оценить, это полная интернетизация планеты, сплошной Wi-Fi. И сейчас если открыть интернет, там уже находится огромное количество радиостанций, которые работают и в стереорежиме, и в цифре. Я считаю, что наш долг, долг русскоговорящих людей, связанных с искусством, захватывать это пространство. В любом случае радио Шанхай открыть вообще ничего не стоит.

Кстати, у меня такая круглосуточная радиостанция уже есть, на сайте: www.101.ru . Это уникальный проект радиостанции «Авторадио» и её геерального подюсера Юрия Костина. Там 101 (!) радиостанция: Владимир Высоцкий, Авторская песня, Русский Шансон, Аквариум, Русская народная музыка, The Beatles др.

М.Д.: Более того, эта идея в той или иной степени уже реализована. Один из руководителей нашего Клуба Сергей Литвин является соведущим подкаста о Китае, который называется “Laowai-cast”. Это очень популярный ресурс как среди русских, которые живут в Китае, так и среди тех людей, которые в Китае не живут, но активно им интересуются.

А как Вы думаете, в Вашем будущем творчестве могут ли появиться какие-нибудь китайские нотки?

Г.Г.: Безусловно, но я пишу в основном песни на стихи. Если появятся стихи, я с удовольствием напишу песню с китайскими интонациями. Я сам сочиняю стихи, но редко. Песни же люблю писать на чужие стихи, обожаю просто. Чем сложнее стихотворение, тем мне интереснее. Даже взять «Пластилиновую ворону» Эдуарда Успенского, это же целая поэма. У меня много таких песен, серьезных на стихи уже упоминавшегося Александра Кушнера, Иосифа Бродского, поэтов Серебряного века.

М.Д.: А какое стихотворение Бродского вы положили на музыку?

Г.Г.: Эта песня попала в недавно законченный диск «Прогулки по Петербургу, или Воздухоплавательный парк». Написана она на стихотворение Бродского «Дамба», 1968 года. «Мы будем жить с тобой на берегу, отгородившись высоченной дамбой…». Вообще я вошел в Российскую книгу рекордов Гиннеса за издание самого большого количества пластинок, кассет и дисков для детей в России. Это, можно сказать, не подвиг, а от безысходности. Когда пришла перестройка, то перестроечники с водой и младенца выплеснули. Закрыли все детские радио- и телепередачи, остановилось производство мультфильмов, художественных фильмов для детей и т.д. Делать было нечего, но развивалась активно индустрия дисков. Я помню, первый диск назывался «А может быть ворона. Песни для детей и их родителей». Этот подзаголовок я придумал в советское время, его даже не пропускала официальная власть, но потом он прижился. Если увидите, например, «Сказки для детей и их родителей» или «Песни для детей и их родителей», то знайте, это выражение я придумал. Пришла пора выпуска второго диска, продюсеры мне говорят, давайте не будем рисковать, назовем «А может быть собака», и назвали «Песни для детей, родителей и их животных». Я говорю, ну а третий, давайте дадим какое-нибудь другое название. «Нет, лучше продолжим серию, — сказали они, — «А может быть корова», придумайте подзаголовок. Я придумал, «Песни для фермеров, дачников, кулаков и их детей». Четвертый планировался «А может это страус злой». Но фирма к тому времени уже лопнула.

М.Д.: Вы сказали, что очень любите поэзию. Кроме имен Бродского и Кушнера, кого еще можете отнести к числу любимых?

Г.Г.: Самый любимый — детский поэт из Петербурга, который пишет замечательные взрослые стихи, Михаил Яснов. Это уникальный поэт, играющий словами, фразами. Первая пластинка, которая у меня была издана, вся была на его стихи, называлась «Чудетство» — чудесное детство. Правда ребята на концерте подсказали и другие варианты. Автор был в шоке, когда увидел коллекцию этих вариантов, которую я ему собрал. Ребята из зала расшифровывали слово «Чудетство» как: Чудовищное Детство, Чумазое, Чугунное, Чубайс и Детство, Чукча и Детство, Чуковский и Детство, Чук и Гек и Детство, Чупа-чупс и Детство. А я, уже общаясь с Ясновым, придумал слово «Детскотека» и даже зарегистрировал его. Это слово «Детскотека» теперь принадлежит мне, мое know-how. Теперь на концертах я говорю: «А теперь Детскотека»! И все танцуют. Вторая пластинка с Михаилом Ясновым называлась «День открытых зверей».

М.Д.: А композиторы, есть ли среди них любимые?

Г.Г.: А вот композиторов я ненавижу! (смеется — М.Д.) Нет, на самом деле, композиторов я очень люблю. Наш цех детских композиторов очень дружный. Огромная дружба связывает меня с Владимиром Шаинским, он сейчас живет в основном в Америке, как он говорит, на даче. Продал дачу под Москвой, на эти деньги купил дом в Сан-Диего. А сын его, Слава, живет со мной на одной станции метро, мы дружим, он сочиняет музыку, выучил профессию звукорежиссера. Очень дружен с Евгением Павловичем Крылатовым, Сергеем Никитиным, который пишет блестящие песни, настоящие детские песни, дружил с Виктором Берковским, ушедшим недавно от нас. У нас замечательная песенная секция в Союзе композиторов, которую ведет и которой заведует композитор и просто замечательный и искренний человек Олег Иванов, который родился в Барнауле, выпускник Новосибирской консерватории, хотя перед этим окончил медицинский институт. Все знают его по песне «И хлеба горбушку, и ту пополам». Наш Союз композиторов малочисленный, композиторов гораздо меньше, чем людей других творческих профессий, наверное поэтому у нас очень теплые и настоящие дружеские отношения.

М.Д.: Это очень приятно слышать.

Г.Г.: Да, хотя обычно бывает по-другому. Я еще состою в Союзе кинематографистов. Конечно, там уже всё совсем по-другому, какие-то платформы, фракции, одним словом – кипящий котёл: грызня, споры, драмы и т.д. Но здорово! Жизнь кипит, бьёт ключом и этот огнь неуемной энергии высекает Настоящее Кино! А еще есть Союз театральных деятелей. И наш удивительный образованнейший и талантливейший руководитель Александр Александрович Калягин, которого все просто обожают. Благодаря ему — это один из самых благополучных Союзов, в смысле хозяйственной деятельности, ну и творческой, конечно, тоже. Александр Александрович — удивительный человек, который необыкновенно талантлив творчески и, как оказалось еще, прекрасный менеджер, бескорыстно преданный своему ремеслу и профессии. Удивительно, как он сохранил Союз, как он живет своей театральной деятельностью и театром Et Cetera, который он создал сам, с нуля.

Кстати, я недавно регистрировал для себя новые сайты и адреса, и среди них — сайт www.russia-china.ru, но пока не знаю чем его наполнить. Пользуясь случаем, хочу предложить членам вашего Клуба присылать свои варианты. Будем вместе сочинять, связь со мной можно осуществлять через Русский клуб в Шанхае. Мне хочется сделать из такого сайта некий культурологический проект. Также приветствуются всякого рода рецепты, или, например, аналитические статьи, — например, чем отличается китайская водка от русской (смеется – М.Д.).

М.Д.: Огромное Вам спасибо, будем ждать новых встреч в Шанхае, и будем дружить.

 

ГРИГОРИЙ ГЛАДКОВ

Заслуженный деятель искусств России, композитор Григорий Гладков — член Союза композиторов и член Союза кинематографистов России.

Родился в Хабаровске, жил и учился в Брянске. В 1975 году окончил институт транспортного машиностроения по специальности инженер-электромеханик.

Сочинять и исполнять песни начал с 1968 года. В 1975 году по распределению переехал в Ленинград, где поступил в музыкальное училище по классам гитары и теории музыки, окончил его в 1980 году. В 1979 году поступил в Ленинградский государственный институт культуры, который окончил в 1984 г. С 1983 года живёт в Москве.

Автор музыки более чем к 70 спектаклям, более чем к 40 пластинкам, лазерным дискам и кассетам, и к огромному количеству мультипликационных, художественных и документальных фильмов.

Наиболее известны песни и музыка Гладкова написанная для мультфильмов и сказок: «Пластилиновая ворона», «Падал прошлогодний снег», «По щучьему велению», «Про Веру и Анфису», «Следствие ведут Колобки», «Приключения Незнайки и его друзей», «Про Федота-Стрельца», «Трям, здравствуйте!», «Пой, Вася!», «В коробке с карандашами», «Сказки старого волшебника».

Григорий Гладков один из создателей кантри-группы «Кукуруза», которая номинировалась на самую престижную премию в области музыки в США «Грэмми». Участвовал в создании серии радиопередач Э. Успенского «В нашу гавань заходили корабли».


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *