Архив автора

Шанхайские миниатюры (Слово № 390. 16.03.1930)

[singlepic id=214 w=320 h=240 float=left]

V. Шар

Мосье Чанг, — это адвокат нашей конторы, — купил себе большой хрустальный шар. Величиной в крупное яблоко, он красуется на хрупкой подставке из черного дерева на письменном столе мосье Чанга, заваленного исками, папками и прошениями с печатями Французского Микс-Корта.

— Сколько заплатили?

Мосье Чанг поднял ко мне большие очки, опиравшиеся на желтоватые подушечки одутловатых щек.

— Сто двадцать… Недорого, правда?..

— Долларов??!!

— Нет, таэлей!..1

Мои брови полезли вверх от удивления.

Прочтём до конца?

Примечания:

  1. Таэль — шанхайская серебряная денежная единица, в январе 1930 года была равна $ 1,4 (мексиканского доллара).// Печ. по: Курсы валют на 12 января 1930 г. / Слово. № 338. 12 января 1930. — С.5 []

Шанхайские миниатюры (Слово №335. 07.01.1930)

I. Нищие

Шанхайские миниатюрыГосподин К. рассказывал: «Я много болтался по Южному Китаю. Где пешком, где на тачке, где в паланкине, а кое-где и на автомобиле. Достаточно было остановиться, чтобы вся деревня высыпала к машине.

Вы, конечно, видели шанхайских нищих, хотя их и гонят с концессий. Трудно выдумать что-нибудь более отвратительное, но на Юге они еще ужаснее. Ведь там каждая рисовая болотина, как английский кэкс-изюм, начинена мертвецами. Есть целые поселки, которые поголовно заражены сифилисом и накожными болезнями, еще мало известными европейской медицине. Кожа то высыхает и превращается в роговую чешую, то покрывается опухолями в куриное яйцо. Сплошь все тело!

Когда эти чудовища, в одних широкополых шляпах вместо костюма, хватались за спицы моей машины, мне казалось, что они могут заразить даже каучук автомобильных шин.

Я бросал им копера и «кэши» (мелкая разменная монета в 1920-1940-х гг. в Китае — Л. Ч.) — эти крохотные монетки, ценою в десятую нашей копейки, с квадратной дырочкой посередине. Одним я давал больше и слушал, что скажут другие. Они меня не стеснялись: ведь девяносто пять процентов местных иностранцев не знают китайского.

Прочтём до конца?