Русским нужно учиться жить в диаспоре

Митрополит Кирилл встретился с русскими «шанхайцами»

Митрополит Кирилл встретился с русскими «шанхайцами»В последнюю неделю ноября 2002 года на пути из Филиппин в Москву митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл сделал краткую остановку в Шанхае. Имя митрополита Кирилла наверняка не нуждается в дополнительном представлении российским гражданам: всем известны увлекательнейшие беседы Владыки с молодежью, которые демонстрировались в 1990-х годах Центральным телевидением по всей стране. Известна также большая просветительская, подвижническая роль митрополита Кирилла на ниве духовного возрождения, его стремление внести свой вклад в урегулирование национальных и гражданские распрей и несмотря на тяжелые времена глубоких социальных перемен и смену нравственно-этических приоритетов в обществе вырастить в душах ищущей духовного наставления молодежи надежду и моральную стойкость. Ныне митрополит Кирилл является постоянным членом Священного Синода Русской Православной Церкви и фактически, по его собственным словам, исполняет обязанности «министра иностранных дел» РПЦ.

29 ноября 2002 г. в помещении гостиницы «Цзинъань» состоялась встреча членов «Русского клуба в Шанхае» с митрополитом КИРИЛЛОМ. На встречу пришли 24 представителя русской диаспоры Шанхая. На ней также присутствовал сопровождавший Владыку в дороге сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Дмитрий Петровский. Ровно в 18-30, сразу по приезду митрополита, началась наша беседа с Владыкой.

Председатель «Русского Клуба в Шанхае» М. Дроздов кратко представил митрополита Кирилла, после чего Владыка начал говорить, внимательно всматриваясь в лица собравшихся. Заданный митрополитом тон, вероятно, был единственно возможным: в зале собралось более 20-ти человек с разными интересами, представлениями о жизни и о роли религии в ней, около половины — атеисты (или выросшие в атеистической среде), с различным образовательным и возрастным уровнем, занятые в Шанхае самым разным трудом — бизнесмены и домохозяйки, пенсионеры и сотрудники компаний, строители и преподаватели вузов, работники Генконсульства РФ и студенты шанхайских вузов и даже один русский американец.

Митрополит Кирилл встретился с русскими «шанхайцами»То, что публика собралась достаточно разношерстная, пожалуй, не помогало, а даже поначалу мешало Владыке овладеть аудиторией. Его слова падали, не находя отклика; кто хоть раз читал лекцию, по опыту знает, как трудно говорить со слушателями, чьи лица напоминают застывшие маски, а воздух аудитории превращается в «вату» — озвученные слова поглощаются бесформенным сознанием, не давая возможности лектору ощутить ответную реакцию. Однако опытный церковный «лектор» не торопился и, казалось, даже не стремился «рекрутировать» на свою сторону нашу хмурую аудиторию. Владыка был терпелив, снисходителен, доброжелателен и говорил так, что минут через 20 слушатели уже были всецело во власти его рассказа.

Начал Владыка с истории Русской Духовной миссии в Китае, берущей начало еще в эпоху землепроходчества, вслед за которым началась христианизация осваиваемых новых территорий. Так, благодаря землепроходчеству, русские пришли на Камчатку, Алеутские острова, Аляску, добрались до Сан-Франциско (самая южная точка). Особое значение имела православная миссия в Японии. Например, сейчас в Японии 30.000 православных верующих, 3 священника, своя духовная семинария. В Корее русское православие прошло тот же путь. Однако ситуация там изменилась после Второй мировой войны. Мало кто знает, что Республика Корея наряду с буддизмом и конфуцианством активно исповедует христианство, в основном католичество. После американской оккупации из Южной Кореи были изгнаны все православные священники российского происхождения. Впоследствии православных священников приглашали из США, а затем из Греции. Сейчас Православная миссия в Корее находится в руках греков. До сего дня в Корее еще живет несколько десятков русских православных людей.

Историческая справка

По материалам прессы
По сравнению с другими странами Россия в Китае издавна имела наиболее давние прямые контакты. Первое русское посольство в Пекине в 1618 г. возглавил томский казак Иван Петелин. Прожив там два месяца и получив от китайских властей письмо к русскому царю, он вернулся на родину. Однако послание китайского богдыхана никто в Москве прочитать не смог. Именно с этого времени в Русском государстве стала распространенной поговорка о «китайской грамоте» — дескать, если дело или письмо совсем непонятное и неясное, то это — китайская грамота.

В 1654 г., при царе Алексее Михайловиче (отце Петра I) в Китай было отправлено новое посольство во главе с Федором Байковым. Посольство имело целью завязать связи с Китаем и документально закрепить это в договоре. Но встретиться с китайским императором Ф. Байкову не удалось: по обязательной китайской церемонии иностранные послы должны были, стоя на коленях перед богдыханом, сделать девять земных поклонов, признав тем самым что их собственный господин находится в вассальной зависимости от владыки Поднебесной. Байков наотрез отказался совершить церемонию, а потому пришлось ему вернуться и увезти обратно и подарки, и цареву грамоту.

Не принесло результатов и посольство Николая Спафария в 1675 г. Иезуиты, с помощью которых он вел переговоры, приложили для этого немало стараний, опасаясь влияния России на Китай.

Лишь в 1689 г. посольство Ф. Головина заключило первый русско-китайский договор (называемый «Нерчинским) о границах и торговых отношениях.

Албазинцы
«Албазин и албазинцы. Исторический очерк». Очерк из «Шанхайской Зари», написанный в 1930-е годы русскими эмигрантамиВсе это время продолжался процесс освоения восточных земель России. К началу 18 века становление российско-китайской границы только начиналось. С запада на восток регулярно шла колонизация земель казаками. При Цинской династии (император Конси) российская волна колонизации докатилась до южного предела, упершись в правый берег р. Амур. Дальше шла китайская территория. Казаки основали крепость Албазин, защищая российскую границу. Поначалу император Конси не придал большого значения появлению на границах империи северных «варваров». Однако при помощи иезуитов, имевших большое влияние на китайский трон при решении международных вопросов, Конси быстро изменил свою политику. Он приказал немедленно уничтожить русскую крепость, восстановив прежние границы.

Китайцы несколько раз пытались взять албазинскую крепость силой, защитники трижды отбивались от нападающих. В конце концов многодневная осада крепости заставила казаков пойти на переговоры. Казаки согласились уйти с семьями на север. Как только первые казачьи обозы выехали из стен крепости — казаков пленили и отправили в Пекин. Албазинцев было несколько сот человек, из которых в живых осталось около 45, и еще несколько сот человек мирного населения — казачьи жены и дети.

Император так был восхищен мужеством и стойкостью русских, что приказал сохранить им жизнь и захотел, чтобы храбрые воины отныне служили в императорском войске. Пленных казаков поселили в северо-восточной части Пекина, в районе расселения т. н. Ессентук (7 знамен). Жили они под желтым знаменем (3-я ступень военной иерархии). Православные соорудили свою часовню. Они не хотели забывать свой язык, традиции и религию. В отчаянии казаки написали челобитную Петру I.

В ответ Петр I направил посольство и особую духовную миссию в Пекин (из Санкт-Петербурга миссия выехала около 1708 г.). Если взглянуть на российский императорский герб, двуглавый орел, очень символично выглядит то, что одна голова орла смотрит на Запад («окно в Европу»), а другая — на Восток («окно в Азию»).

В следующем, 2003 году, будет широко отмечаться 300-летие Петербурга. А ведь 300-летие открытия китайского «окна в Азию» тоже стоит отметить. Тем более, что современная Россия проводит курс равноправного сотрудничества с Европой и с Азией.

Отметим, что состав первой экспедиции до Пекина не доехал: люди погибли в дороге от голода и лишений. Вторая экспедиция с большими потерями добиралась до места назначения почти 6 лет.

В 1716 г. в Пекине появилась первая русская духовная миссия. С этого периода Россия входит в зону прямых контактов с Цинами. Россия имела уникальное значение, так как была единственной из европейских стран, которая имела постоянные контакты с китайской империей, а также особую православную миссию в Пекине.

За сто лет после этого в Китае сменилось восемь духовных миссий. Оторванные от родины монахи жили только надеждой вернуться домой. Жалованье им из России нередко задерживали на год и больше. Члены миссии нищенствовали, тайком распродавали церковную утварь. Что касается албазинцев, постепенно они стали ассимилироваться местным населением, император щедро награждал казаков красивыми китайскими женами, дети албазинцев и особенно их внуки почти уже не говорили по-русски, хоронили албазинцев по китайскому обряду, религия становилась для них только знаковым атрибутом принадлежности к русскому происхождению.

Первый русский китаист
В 1806 г. девятую русскую духовную миссию возглавил Иакинф Бичурин (1777-1853). По окончании Казанской духовной семинарии по рекомендации митрополита Амвросия Подобедова Синод поставил его во главе миссии в Китае. Ознакомившись с обстановкой на месте, Бичурин не так много внимания уделял богослужению и монахам. Задача распространения христианства среди китайцев не была главным его призванием. Под руководством учителя-китайца он изучал китайский язык и все силы отдавал изучению древнего и современного ему Китая.

Он первый указал на искажения китайских текстов в переводах католических миссионеров. Переводы Бичурина послужили материалом не только для его собственной исследовательской работы, но и для многих живущих уже после него русских востоковедов. Многие труды Бичурина не потеряли своего значения и теперь.

По обвинению сменившего его архимандрита Бичурин был лишен сана и сослан в Валаамский монастырь, откуда после настойчивых хлопот друзей был переведен в Петербург, в Александро-Невскую Лавру, и одновременно зачислен переводчиком в Азиатский департамент Министерства иностранных дел.

Большой интерес к Иакинфу и его трудам проявлял А. С. Пушкин. Ему Бичурин подарил с надписью от автора книгу «Описание Тибета» и один из своих переводов.

Ученый-китаевед в конце концов был признан русской и мировой наукой. За труды в области востоковедения его избрали членом-корреспондентом Российской Академии наук, ему присвоили также звание члена Парижского Азиатского общества, а три работы Иакинфа были отмечены премиями отечественной Академии наук.

Бичурин умер в 1853 г., похоронен в Александро-Невской лавре. На надгробном памятнике сделана надпись китайскими иероглифами: «Постоянно прилежно трудился над увековечившими его славу трудами».

Обосновавшись в Пекине, Православная миссия построила Церковь и храм, которые просуществовали вплоть до 1967 г. Интересно то, что миссия кроме религиозных, де-факто выполняла и дипломатические поручения царского правительства. Регулярно русскими монахами проводились службы. Специальный колокол для пекинской православной церкви был отлит в 18 веке в Ярославле и доставлен в Пекин на подводах. После культурной революции, во время которой церковь и храм Православной миссии были разрушены хунвейбинами, колокол был снят и находился в пекинском музее колоколов до 1984 г.

После 1 и 2-й Опиумных войн в 19 веке с конца 1860 г. были официально установлены дипломатические отношения между Россией и Китаем. В Пекине на территории Духовной миссии было основано Посольство Российской империи. В этом тоже сказывалось уникальность состояния российского присутствия в Китае. Тогда же, сначала на неофициальном уровне, были де-факто установлены дипломатические связи в Шанхае. В конце 19 века в Шанхае официально утверждается Генеральное консульство Российской империи, что показало изменение ситуации на международной арене — заметный рост влияния и серьезные экономические (стратегические) интересы России на Дальнем Востоке.

Кратко охарактеризовав ситуацию в юго-восточном регионе Азии, митрополит Кирилл продолжал:

Китай в геополитических интересах Русской православной церкви всегда занимал особое место. Еще в 17 веке была основана крепость Албазин. Кстати, албазинцы сохранились в Китае до сего дня. Например, в прошлом году прошла их встреча со мной. Благодаря Петру I в Пекине была образована Русская Православная миссия, которой поручалось ведение дипломатических дел. Все знают имя православного подвижника и ученого Акинфа Бичурина. В Пекине под Православную миссию была выделена земля, достаточно большая территория. Часть ее сохранилась и сейчас. На этой земле расположено Посольство Российской Федерации в Пекине. После того, как монахи начали изучать китайский язык, появилась возможность всерьез взяться за ревизию переведенной китайцами Библии. Ни для кого не является секретом, что когда китайские авторы сталкивались с неизвестными им или непонятными словами из христианских книг, они либо просто опускали эти места, не включая в перевод, либо давали очень вольную интерпретацию текста. Поэтому задача тщательной проверки и адекватности перевода христианских доктрин на китайский язык и сегодня является чрезвычайно актуальной.

В конце 19 — начале 20 веков с началом строительства и вводом в эксплуатацию Китайской Восточной железной дороги (КВЖД) на Дальнем Востоке ощутимо стал проявляться значительный приток русских переселенцев. В Харбине были построены административные, торговые, жилые здания КВЖД, банки, школы и институты, театры и библиотеки. Было возведено более 30 православных храмов. В Манчжурии появилась собственная православная епархия, включившая в свое миссионерское измерение не только работу по духовному благоустройству русскоязычных прихожан, но и заботу по распространению православия среди китайцев. По данным РПЦ, сотни и тысячи китайцев в то время стали принимать православие. Появились свои священники-китайцы и даже епископы-китайцы. По сути, тогда в стране сложилась и существовала китайская автономия христианского православия.

Если бы не исторические события, разрушившие нормальный поступательный ход распространения православия в Китае, православные христианские доктрины, несомненно, могли бы оказать на здешнее население огромное просветительное и культурное влияние. Однако во время культурной революции большинство православных священнослужителей было интернировано из страны, а храмы активно разрушались. Скажем, регулярно отправляемые Патриархом из Москвы поздравления с церковными праздниками на адрес православных прихожан (как это по традиции принято в христианской церкви — и Западной, и Восточной) возвращались. До середины 1960-х годов в Китае еще велась какая-то слабая проповедническая деятельность, но со второй половины 60-х наступило полное забвение.

В 1980-е годы начался процесс нормализации отношений между КНР и СССР, что сразу сказалось и на ситуации с православием в Китае. Например, в Харбине православным русским и китайцам удалось восстановить деятельность одной из сохранившихся православных церквей. Так, настоятелем храма стал отец Григорий Чжу, к сожалению, умерший 2 года назад. Поэтому сегодня в Харбине службы не проводятся.

Или ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Там живет значительное русское меньшинство. Власти дали согласие на постройку храма, но богослужения там не совершаются.

Сегодня в Шанхае мы воочию видим ситуацию с двумя сохранившимися русскими храмами. В одном находится французский ресторан, а в другом — вот-вот откроется ночной клуб. Мы, например, посетили бывший собор Божией Матери Споручницы грешных, где заканчивается постройка развлекательного центра (ночного клуба — Л.Ч.). На месте алтаря там будет сцена для танцев и шоу. Такое отношение ранит души православных христиан.

Митрополит Кирилл встретился с русскими «шанхайцами»Всем известна — продолжал Владыка Кирилл — давняя традиционная симпатия России к Китаю. Много китайцев сейчас находится в России, обучаются в вузах или занимаются бизнесом. 2-го декабря в Пекине состоится визит Президента России В. Путина в Китай, где он будет встречаться с руководством этой страны. Вдвойне горько, что ночной клуб будет открыт в стенах русского храма именно в дни визита главы российского государства.

Это приоритетные составляющие, которые я хотел изложить перед вами на нашей встрече.

Другая задача, которая сегодня является для РПЦ немаловажной — вопрос изменения положения РПЦ в современной России. Согласно статистическим данным РПЦ, 82% населения крещены в православной вере, но не обязательно ходят в церковь. А 54% россиян заявляют о связях с Русской православной церковью. Та же ситуация наблюдается в Белоруссии и на Украине.

Во время проводимых в России реформ церковь сыграла большую роль, стремясь основном заполнить духовную пустоту, образовавшуюся в умах и душах россиян вслед за падением идеологических доктрин компартии и советского государства. В этом мы видим фактор примиряющий, не давший обществу дойти до грани братоубийственной войны и сохранивший в стране гражданское согласие. Основным результатом такой политики стало создание социальной доктрины РПЦ (в современном смысле этого слова). Скажем, множество вопросов было связано с молодыми людьми, которые обращались к церкви в поисках ответов на свои проблемы. Это и вопросы национализма, уклонения от службы в армии, контрацептивов, клонирования, наркомании, даже транссексуализма. Так, церковь столкнулась с вопросами, на которые раньше никогда не отвечала официально. Кроме того, деятельность многих священников выявила множество разночтений в ответах при работе с новообращенной паствой. Поэтому в 1996 году была созвана специальная духовная комиссия, в которой пришлось принять участие и мне. Результатом деятельности комиссии стал документ «Основы социальной концепции РПЦ», где мы сформулировали принципы церковно-государственных отношений. Я с удовольствием передаю вашему Клубу несколько экземпляров этой книги для ознакомления. Здесь вы можете найти ответы на множество вопросов. Таким образом, вы должны видеть одно: церковь не стоит на месте, активно разрабатывает практические и теоретические вопросы духовного развития общества на современном этапе.

Сегодня деятельность РПЦ сталкивается со множеством сложных задач. Так, в церкви не хватает священников. Например, сегодня мы не можем обеспечить, как, скажем, это было в начале ХХ века в Российской империи, деятельность священников в армии, в тюрьмах, в школах. Кадров не хватает.

Изменилось место церкви в российском обществе и отношение людей к церкви. На сегодня нам удалось остаться вне влияний различных политических течений и доктрин на церковь, но осталась и продолжает активную деятельность целая армия бывших преподавателей «научного» коммунизма и «научного» атеизма. Сейчас они «перекрасились», но продолжают дискредитировать многие постулаты христианского вероучения. Это данность. Конечно, люди должны сами во всем разобраться. Но и церковь не должна самоустраняться от такой работы. Сейчас многое зависит от молодых. Вот, собственно, и все, что я вкратце хотел вам изложить. Очень хотелось бы услышать ваши вопросы.

После аплодисментов и краткого представления членов и гостей «Русского Клуба», митрополит с удовольствием ответил на целый ряд интересных вопросов. В частности, они касались попечения РПЦ о судьбе зданий русских православных храмов в Шанхае, направлений возможного сотрудничества «Русского Клуба» с Московским Патриархатом, численности православных прихожан в Шанхае, и ряда других проблем. В частности, митрополит Кирилл обратил особое внимание присутствующих на необходимость укрепления единства русских за рубежом. Русским нужно учиться жить в диаспоре, сказал он, поэтому важность миссии которую взял на себя ваш Клуб невозможно переоценить.

Митрополит Кирилл встретился с русскими «шанхайцами»На память о встрече митрополит Кирилл передал в дар библиотеке «Русского Клуба» несколько экземпляров «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», прекрасно изданный фотоальбом «Вера», а также янтарную картину «Память о России». Каждый гость Клуба пришедший на встречу получил из рук Владыки в подарок святую икону. В свою очередь, Председатель Клуба М. Дроздов подарил Владыке фирменную майку РКШ с изображением Кафедрального Собора Божией Матери Споручницы грешных и надписью: «Наш Собор в Шанхае».

Встреча закончилось очень тепло, и хочется верить, что настанет день, когда в шанхайских православных храмах снова зазвучат слова молитв, а колокольный звон будет далеко разноситься по улицам этого азиатского города.

Протокол вела Л. Черникова
29 ноября 2002 г. 18.30-20.00

Памятный автограф митрополита Кирилла «Русскому Клубу»


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *