Статьи

МОЛ ЧУН

Нобелевскую премию по литературе за 2012 год получил китайский писатель Мо Янь.

Когда-то великий русский поэт Федор Тютчев писал: «Молчи, скрывайся и таи дела и помыслы свои…» Вот и прилежный ученик великой русской литературы, китайский писатель Гуань Мое , с молодости, по примеру Тютчева, взял себе псевдоним «Молчи», что по-китайски звучит : Мо Янь. Он и в жизни своей такой же молчаливый и неторопливый. Мы встречались с ним на конференции по литературе, и к нему не бежали суетливо журналисты, и в разговоре о русской литературе он тоже не спеша выбирал выражения. Хотя, русскую литературу прекрасно знал, и классическую, и современную, был рад знакомству с Валентином Распутиным, еще одним молчуном. Жаль, я их вместе не сфотографировал, очень похожи друг на друга. А ведь этот молчун во время нашей поездки по Китаю, занимал пост заместителя председателя Союза писателей, был высоким должностным лицом. Но находил время для творческой работы, писал свою изумительную деревенскую прозу. Помню, мы с ним как-то пошутили, что его роман «Страна водки» больше относится к России своим названием, и содержанием, чем к Китаю. В переводе, который вот-вот должен выйти в России в издательстве «Амфора» его , к сожалению, назвали «Страна вина», но все-таки впервые услышанное мною в Пекине название «Страна водки», может быть, и точнее. Впрочем, переводчикам виднее. Я в прошлом году объездил всю провинцию Шаньдунь, родину Конфуция, поднимался на священную гору Тайшань, побывал и на родине писателя, все это знакомые с детства места проживания Мо Яня. Он и о вручении ему Нобелевской премии узнал все там же, в провинции Шаньдун. Прочтём до конца?

Подвиг разведчика

«Русский Шанхай» продолжает серию очерков о российских (и не только) компаниях и их лидерах в Китае. В рамках данного проекта мы расскажем вам о людях дела, наших соотечественниках, которые работают и достигают результатов в непростых условиях китайского бизнес-пространства.

«…НЕ СКАЖУ, ЧТО ЭТО ПОДВИГ, НО ЧТО-ТО ГЕРОИЧЕСКОЕ В ЭТОМ ЕСТЬ».

«Ты, ты и ты! Будете изучать китайский.» Так в Институте военных переводчиков обратилась к Владимиру Федорову сама Судьба в образе, правда, старшего по званию. Трудное, оказывается, это было дело – изучение языка страны, с которой не было дипломатических отношений, но была протяженная наземная граница. Учебников не было, из носителей языка были только время от времени попадающиеся шпионы, что, я полагаю, ограничивало расширение активного словарного запаса. Зато и проблем с трудоустройством не было: после окончания Института местом работы нашего героя на 10 лет стали погранвойска в Хабаровске. Ведь всегда была и сейчас есть такая профессия – Родину защищать. Немало километров пришлось пройти, а иногда и проползти пограничными тропами по просторам Амурской области, Хабаровского края и Еврейской автономной области от Сковородино до славного города Бикин (не следует путать с г. Пекин). Владимир с теплотой вспоминает о тех временах, о многочисленных встречах с китайскими «шпионами», которые любили половить рыбу или потаскать случайно заплывшие бревна или просто столь необходимый в хозяйстве мусор возле неприступного советского берега. Даже в те непростые времена абсолютно не верилось, что эти простые и трудолюбивые люди, лаобайсины, вынашивают враждебные планы по захвату нашей необъятной территории. Прочтём до конца?

Шанхайские русские

Китайская версия статьи (中文版)

Интервью Председателя РКШ Михаила Дроздова корреспонденту «Новой газеты во Владивостоке» Василию Авченко.

41-летний Михаил Дроздов в Китае живет уже 16 лет. А если прибавить отдельные поездки после окончания в 1993 году юрфака ДВГУ, то еще дольше, практически полжизни. В Шанхае Михаил руководит юридической компанией «Окно в Китай», но куда больше известен в качестве председателя Русского клуба в Шанхае и Координационного совета соотечественников в Китае. В августе Михаил Дроздов побывал в Приморье (в том числе и в нашей редакции) и ответил на вопросы «Новой во Владивостоке». Прочтём до конца?

«Русский Китай» во Владивостоке

Выставка «Русский Китай» открылась во Владивостоке в четырёх выставочных залах центрального здания музея имени В.К. Арсеньева (ул. Светланская, 20). Она знакомит гостей и жителей Владивостока с миром русской культуры в Китае первой половины ХХ века. Духовная жизнь русских эмигрантов в Поднебесной разворачивается перед посетителями выставки в нарядах, предметах быта, книгах, фотографиях. Усиливает впечатление панно с изображениями Шанхая и Харбина, звуки старинных романсов в исполнении Людмилы Лопато, Александра Вертинского. 

Это совместный проект известного историка моды, художника по костюму, коллекционера Александра Васильева (идея выставки принадлежит ему) и музея. Обширная коллекция Александра Васильева была дополнена материалами, предметами из музейного собрания, а также уникальной коллекцией из архива известной поэтессы и танцовщицы восточной ветви русского зарубежья Лариссы Андерсен – это редкие книги, фотографии, афиши, документы, сценические костюмы.  Прочтём до конца?

Палата представителей бизнеса

Настоящей статьей «Русский Шанхай» начинает серию очерков о российских компаниях и их лидерах в Китае. В рамках данного проекта мы расскажем вам о людях дела, наших соотечественниках, которые работают и достигают результатов в непростых условиях китайского бизнес-пространства. Мы надеемся, что результатом данного проекта станет не только большее понимание читателями структуры российского бизнеса в Шанхае, но и – кто знает – почерпнутое вдохновение для создания и развития собственного бизнеса.

Как началась международная торговля? Картины рисуются, конечно, романтические, примерно такие, как в «Шелке» Баррико: заснеженные поля, замерзшие реки, дремучие леса, уставшие проводники, купцы в медвежьих шубах… Правда, вслед за первыми образами, навеянными художественной литературой, приходят более прозаические: доехали-доплыли-добрались, а что дальше? Как, говоря современным языком, организовывался процесс взаимодействия с партнерами, властью, кто защищал, кто помогал первым предпринимателям? Прочтём до конца?

Литературная жизнь русского Шанхая

При погружении в литературную жизнь русского Шанхая и непосредственно «Понедельника», замечаешь множество подводных камней и различных течений, влияющих на тенденции развития этой жизни.

Об этом более подробно написано в одной из предыдущих глав («От понедельника до «Понедельника»).

Итак, Михаил Щербаков был низвергнут со своего пьедестала и руководить Содружеством стали менее сведущие в литературе художники и архитекторы, деятели шанхайской культуры,

Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть четвертая.

1949 год

Прошли новогодние праздники, и опять зазеленела весна. Я продолжал заниматься в вечерней школе. После занятий, по дороге домой, я проходил мимо хлебного завода, где так вкусно пахло свежей выпечкой. Я как-то не выдержал и подошел к зарешеченному окну цеха на первом этаже. Кто-то из женщин пекарей, увидев меня, спросила «Что, проголодался?». Я говорю «Так вкусно пахнет, что слюнки текут». Она молча отрезала ломоть от горячей булки и сунула мне через решетку. Пожалуй, это было вкусней любого пирожного.

Ходить вечерами по городу в ту пору было не совсем безопасно, в чем я смог убедиться, когда однажды часов в десять гулял с Валей по дубовой аллее, недалеко от моего дома. Какие-то две фигуры вынырнули из темноты (на улице не было освещения), оттеснили от меня Валю и, пригрозив ей бритвой, шепнули мне «Быстро скидывай пиджак!». Странно, но я не испугался и не растерялся. Сказав, что в пиджаке документы я вытащил вместе с паспортом и кошелек с деньгами. В этот момент какие-то люди появились на улице и мои грабители, схватив пиджак, рванулись в темноту. После этого я всегда брал с собой металлический штырь. Прочтём до конца?

Гао Ман: «Россия вошла в мое сердце»

Интервью с художником, писателем, переводчиком – человеком, в ком бьется большое китайско-русское сердце.

В 2012 году Гао Ману исполняется 86 лет. Неудивительно, как много русских лиц и русских пейзажей он смог нарисовать, сколько перевести русских авторов, написать проникновенные очерки о русских писателях, поэтах, художниках, скульпторах и композиторах! Свой творческий путь он начинал как художник, а потому говорит: «Живопись – мое стремление к прекрасной жизни! Живопись – мое преклонение перед передовой русской литературой и искусством! Живопись – моя запись дружбы между народами».

«Китай и Россия являются странами с множеством национальностей и языков. Языки играют роль моста в передаче культуры. Прочтём до конца?

«Его мы помним с детства…».

Композитор Григорий Гладков дал эксклюзивное интервью сайту Русского клуба в Шанхае.

В феврале 2012 года автор знаменитой «Пластилиновой вороны» и многих других шлягеров, знакомых многим из нас с детства (а может и не с детства), был гостем РКШ. Он выступил на очередном «квартирнике» перед взрослыми членами Клуба, преподал детям нашей воскресной школы веселый урок, состоящий из целого каскада песен, размышлений и шуток, а также дал интервью председателю РКШ Михаилу Дроздову:

Михаил Дроздов: Две темы я хотел бы затронуть. Первая, так или иначе, будет связана с Китаем, и с Вашим пребыванием здесь. Назовем ее условно «Китай и Гладков», или, если хотите, «Гладков и Китай». А вторая, собственно, о Вашем творчестве. Расскажите, как Вы оказались в Китае, и совпало ли Ваше представление о Китае с тем, что Вы увидели воочию? Прочтём до конца?

Весенним днем на набережной Вайтань

Заключительный очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен китаисту Сергею Николенко. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

После второго курса восточного факультета Сергей Николенко, как и многие другие его однокурсники-китаисты, отправился на стажировку в Китай. Он выбрал портовый город Тяньцзинь на побережье Бохайского залива, где проучился один год. На тот момент Китай Сергею не понравился, вернувшись, он сказал, что «больше в Китай не ездок». На вопрос, почему так, ответить непросто. Прочтём до конца?

Страница (3 из 18)12345...10...»