Литературная среда. Ныне

«Белый заяц толчёт в ступе снадобье бессмертия»

О русской поэзии в Китае

«Отсюда за морем – Китай. Садись и за море катай». Сегодня мы последуем совету Маяковского и отправимся в Поднебесную – страну, давшую миру немало великих поэтов и множество устойчивых поэтических образов, в том числе и тот, что вынесен в название. Мне довелось около 20 лет прожить в Бурятии, откуда до Китая рукой подать, но Великую китайскую стену я так и не увидел, потому что далёкий Запад притягивал больше, чем родная и близкая Азия. Теперь, если когда-нибудь и соберусь, то придётся лететь в Пекин из Брюсселя. Но сначала хотелось бы понять, звучит ли за китайской стеной русская лира.

…Первая крупная русская община в Китае появилась в начале XX века после строительства Китайско-Восточной железной дороги – магистрали, проходившей по Маньчжурии и соединявшей Читу и Владивосток с Порт-Артуром. Тем самым бывшим портовым городом на Жёлтом море, в котором 70 лет назад родился замечательный поэт и член редколлегии нашего журнала Даниил Чкония. Сейчас город называется Далянь[2]. Эта община на северо-востоке Китая, состоявшая в основном из семей служащих железной дороги, в 20-30-е годы пополнилась эмигрантами из Советской России. Правда, в конце 20-х – начале 30-х гг. большая часть советских служащих КВЖД была выслана на историческую родину, но это дела не меняет. Характерными чертами русской диаспоры в Китае были высокий уровень образования и большое количество талантливых журналистов, прозаиков и поэтов, совместными усилиями создавших на чужбине новую самобытную и богатую культуру. Как отмечает Ю. Минералов[3], в период с 1918 по 1947 гг. только в Харбине и Шанхае вышло более 200 (!) поэтических сборников русских авторов, постоянно живших на китайской земле. Прочтём до конца?

Дружба проверяется годами

IMG_330827 ноября 2013 г. «Клуб друзей Лариссы Андерсен» отметил свой первый юбилей: пять лет со дня первой встречи почитателей таланта поэтессы, актрисы, танцовщицы восточной ветви русского зарубежья. Приморская краевая библиотека им. А.М. Горького во Владивостоке хранит часть архива Лариссы Николаевны Андерсен и, естественно, заседания Клуба проходят в ее стенах.

Юбилейный вечер начался несколько необычно — ярким жанровым танцем «Купите бублики» в исполнении Виктории Волкогоновой, заведующей кафедрой сценического движения и танца театрального факультета Дальневосточной государственной академии искусств. Эта мелодия с известным припевом: «Купите бублики, горячи бублики» исполняется уже на протяжении почти 90 лет. Интересно, знала ли Лариса, выступая с этим номером, горячо принимаемым публикой Харбина и Шанхая, что куплеты написал житель Владивостока, журналист газеты «Красное знамя» Яков Петрович Богданов, известный в начале 1920-х годов, как Яша Боцман? К сожалению, о сценическом мастерстве Лариссы Андерсен мы можем судить только по откликам ее современников, а вот с её поэтическим даром члены Клуба знакомы хорошо. Автор сценария и ведущая мероприятия, сотрудник Центра культурных программ Людмила Редько включила в программу наиболее значительные стихи, которые на протяжении всего вечера исполняла Ольга Щелгунова, студентка театрального факультета ДВГАИ. Прочтём до конца?

Шанхайский дневник

DSC00698Выполненное обещание

12 ноября 2010 года Русский клуб в Шанхае провел творческий вечер известного русского поэта и публициста Юрия Кублановского. Присутствовавшие на вечере смогли не только услышать стихи Кублановского в авторском исполнении, но и его рассуждения о судьбе и предназначении России, воспоминания о многочисленных литературных друзьях от Бродского до Солженицына, поэт рассказал также о своем опыте эмиграции и возвращения в Россию.

В ходе вечера у председателя РКШ Михаила Дроздова и Юрия Кублановского состоялся следующий диалог: Прочтём до конца?

ГОД БЕЛОЙ ЗМЕИ (отрывок из повести)

snake800На почту РКШ пришло письмо от иркутского прозаика Геннадия Русских. К письму прилагался файл с новой повестью  Геннадия. События в повести разворачиваются в 2001 году (год белой змеи по восточному календарю). Молодой парень Женька Балябин приезжает на языковую практику в Китай. Их группа из 25 человек в основном девичья, парней всего двое – Женька и паренек из Питера Артем. Женьке нравится Китай, но его с этой страной связывает и нечто большее. Когда-то давно, сюда, в Манчжурию, ушел с белыми отрядами его прадед. События разворачиваются так, что Женька встречается с переводчицей китаянкой Фэй Хуа. Эта, казалось бы, незначащая встреча, станет прологом для дальнейших событий, за которыми последует драматическая развязка:

«Женька сам не помнил, как ноги понесли его через застывший плац, в узкую калитку в заборе, которая вела к арматурным воротам, как он перелетел одним касанием потешный заборчик из колючки. Он не слышал, как беспорядочно захлопали выстрелы с той и другой стороны. Он видел только, как испуганно металась на той стороне его Фэй Хуа, что-то крича ему и взмахивая руками. Он не пробежал, а пролетел эти пятьдесят метров одним махом. И вот он рядом, вот они гладкие круглые ладони в ямочках, чуть покрасневшие от мороза, сливовые волосы из-под кокетливой шапочки. Их разделяет только один, совсем несерьезный ряд колючей проволоки, еще миг и он перелетит через эту преграду, как птица. Но что это так остро кольнуло в спину и так тяжело дышать? И почему, Фэй Хуа, ты плачешь? Ты плачешь от счастья?». Прочтём до конца?

«Большая грудь, широкий зад».

Главы из пока неопубликованного на русском языке романа лауреата Нобелевской премии по литературе за 2012 год в переводе Игоря Егорова.

Глава 1 

С кана, на котором недвижно возлежал пастор Мюррэй, было видно, как яркая полоска красного света упала на розоватую грудь Девы Марии и пухлое личико Божественного младенца у нее на руках. От дождей прошлым летом крыша дома протекла, на написанной маслом картине остались желтоватые потеки, а на лицах Девы Марии и Младенца Христа застыло какое-то отсутствующее выражение. В ярко освещенном окошке повис, раскачиваясь под легким ветерком на тонких серебряных нитях, паучок сичжу. «Утром приносит счастье, вечером — богатство», — сказала однажды, глядя на такого паучка, эта красивая бледная женщина. Какое мне может быть счастье?» В голове промелькнули привидевшиеся во сне причудливые формы небесных тел, на улице протарахтели тележные колеса, откуда-то издалека с болотистых низин донеслись крики красноголовых журавлей, недовольно заблеяла молочная коза. За окном, шумно тыкаясь в оконную бумагу, хлопотали воробьи. В тополях за двором перекликались сороки, «птицы счастья». «Сегодня, похоже, день точно какой-то счастливый». Сознание вдруг заработало четко и ясно: в лучах ослепительного света откуда ни возьмись явилась эта красивая женщина с огромным животом. Ее губы беспокойно подрагивали, словно она хотела что-то сказать. «Ведь на одиннадцатом месяце уже, сегодня точно родит». Пастор тут же понял, что стоит за паучком и криками сорок. Он тут же сел и спустился с кана. Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть четвертая.

1949 год

Прошли новогодние праздники, и опять зазеленела весна. Я продолжал заниматься в вечерней школе. После занятий, по дороге домой, я проходил мимо хлебного завода, где так вкусно пахло свежей выпечкой. Я как-то не выдержал и подошел к зарешеченному окну цеха на первом этаже. Кто-то из женщин пекарей, увидев меня, спросила «Что, проголодался?». Я говорю «Так вкусно пахнет, что слюнки текут». Она молча отрезала ломоть от горячей булки и сунула мне через решетку. Пожалуй, это было вкусней любого пирожного.

Ходить вечерами по городу в ту пору было не совсем безопасно, в чем я смог убедиться, когда однажды часов в десять гулял с Валей по дубовой аллее, недалеко от моего дома. Какие-то две фигуры вынырнули из темноты (на улице не было освещения), оттеснили от меня Валю и, пригрозив ей бритвой, шепнули мне «Быстро скидывай пиджак!». Странно, но я не испугался и не растерялся. Сказав, что в пиджаке документы я вытащил вместе с паспортом и кошелек с деньгами. В этот момент какие-то люди появились на улице и мои грабители, схватив пиджак, рванулись в темноту. После этого я всегда брал с собой металлический штырь. Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть третья.

«Гоголь» маневрировал в узком проходе реки, обходя затонувшие во время войны корабли, которые мешали судоходству. Из воды торчали только кончики труб и мачт. Вдруг корабль качнуло: это мы вошли в широкое устье великой китайской реки Янцзы у её впадения в Восточно-Китайское море.

Первый день плавания был заполнен ознакомлением с теплоходом и с командой. Нас несколько удивило настороженное отношение советских матросов в разгово¬рах с нами. Мы к ним всей душой, а они как бы с оглядкой. Правда, с девушками они были ну куда как галантны. В первый же вечер молодые матросы вместе с нашими девушками куда-то исчезли. Злые языки позднее утверждали, что на «Гоголе» многие девушки стали женщинами. Впрочем, таких как я это мало волновало. Прочтём до конца?

«С настоящей поэзией жить не страшно…»

Русский клуб в Шанхае провел творческий вечер поэта Юрия Кублановского

Стенограмма (часть 2)  (часть 1)

Слушатель: Спасибо! И в продолжение вопроса. Вы сказали, что три последних года вы также провели во Франции. У вас там был какой-то проект, вы там работали? Можно узнать поподробнее, что это была за работа.

Юрий Кублановский: Вы знаете, это, так сказать, даже немножко и смешно. Один зажиточный господин решил написать историю России от мамонтов до Медведева. Ну, и пригласил меня помочь ему в этом деле. Жена моя поступила учиться в школу Лувра, сам я, прикинув, подумал, что это собственно единственная возможность для меня еще раз перечитать все курсы русской истории, чего я здесь бы никогда не сделал. В-третьих, моя работа в «Новом мире» пришла к определённому финишу. За столько лет работы слишком многим стихотворцам пришлось отказывать. Все это взвесив, я решил согласиться на предложенный мне любопытный проект. И не пожалел об этом, заново переосмыслив всю нашу историю. Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть вторая.

1944 год.

Начался период, когда я жил то с бабушкой, то с матерью и Юрием Николаевичем. Поначалу мы поселились в комнате на верхнем этаже трехэтажного дома, где, на мое  несчастье,  туалет  был  внизу,  а  лампочка  на лестнице не горела. Для меня было мучением ходить впотьмах. Однажды мать с мужем уехали на вечеринку и оставили меня одного. Я сделал уроки, поужинал и лег спать. Вскоре мне захотелось по маленькому в туалет. Открыв дверь я увидел устрашающую темноту, преодолеть которую у меня просто не хватало смелости. Я вернулся в постель, и долго корчился, пока стало совсем невмоготу. Говорят, что голь на выдумки горазда: на столе стояла большая чашка недопитого матерью чая. Зная, что она терпеть не может холодный чай и обязательно его выльет в раковину, я использовал чашку вместо ночного горшка. Господи, какое же это было облегчение — я моментально заснул сном праведника. Разбужен я был весьма резко часа в три ночи какими-то воплями и фырканьем. Горел свет, в середине комнаты стоял Юрий Николаевич и с ужасом рассматривал содержимое злополучной чашки. Не трудно догадаться, что произошло: вернувшись поздно домой, Юрий Николаевич решил допить холодный чай. Его не смутило то, что чашка была полна, и он отхлебнул хороший глоток. По моему он мне не простил этого до конца жизни. Прочтём до конца?

Город, в котором родилась легенда

Максим Исаев стал Штирлицем в Шанхае

В Шанхае. Кадр из телесериала «Исаев»

…Юлиан Семенов был автором целой серии романов и повестей об Исаеве-Штирлице. Самые известные из них были экранизированы. Эти фильмы снискали заслуженную любовь зрителей Советского Союза и современной России. Но поскольку полностью историю знаменитого разведчика можно проследить лишь прочитав весь цикл произведений писателя, то некоторые факты биографии этого литературного героя остались практически незамеченными. А между тем, мало кому известно, что Максим Максимович Исаев становится Максом Отто фон Штирлицем именно в Шанхае. Об этом – короткий  рассказ Ю. Семенова «Нежность», который давно уже просится на страницы нашего сайта.

Для того чтобы читателям стала более понятной фабула, ниже мы даем краткое описание того, что предшествовало  короткому эпизоду, из жизни советского разведчика, описанному в рассказе: Прочтём до конца?

Страница (1 из 5)12345