История и творчество

«Восточная нить»

XIX. Первые впечатления от Шанхая

«Восточная нить». Ольга Ильина-ЛаильЯ ехала из Пекина в Шанхай с тяжелым сердцем. Было жаль расставаться с любимым городом, со всеми моими друзьями. […]

Мое место в трюме парохода, без отдельной каюты. Нужно заплатить дополнительно за матрас и одеяло. Моей спутницей оказалась пожилая русская женщина, она едет в Шанхай к своей дочери. Конечно, мы путешествуем не в лучших условиях, но я провожу много времени на палубе, где стоят шезлонги, можно сидеть в них и читать, или смотреть на Желтое море, мечтать о будущем и о прекрасном принце, которого я наверняка однажды встречу.

Прочтём до конца?

Вскользь по газетам (Шанхайская Заря, Вечерняя Заря. 1-7 октября 1933 г.)

(«Шанхайская Заря» в октябре 1933 года)

1 октября

Вскользь по шанхайским газетамКонтрабанда под оком сов-пограничников. Оживленная «торговля» на берегах Уссури. В последнее время по всей советской границе на реке Уссури сильно развелась контрабандная торговля. Контрабандисты, в большинстве с советской стороны, открыто переходят границу и свободно возвращаются нагруженные маньчжурскими товарами, в большинстве случаев — съестными припасами. На маньчжурскую сторону везут главным образом соль, шкуры, охотничьи ружья и иногда винтовки, в большом количестве — порох. В обратном направлении везут чумизу, громадное количество муки, рис и прочие съестные припасы. Чины советской пограничной охраны, разбросанные по всей совгранице, снисходительно относятся к контрабандистам. В очень редких случаях пограничники «замечают» и задерживают, однако вскоре отпускают их. Иногда на задержанных контрабандистов налагается штраф в виде изъятия некоторых товаров (они обычно идут в пользу пограничников)… С. 3.

Прочтём до конца?

В монастырях Зи-Ка-Вея (Шанхайская Заря. №1169. 12.09.1929)

Мастерская монастыряМужской и женский монастыри Зи-Ка-Вей существуют свыше 60 лет. Начав свою работу с очень скромных размеров в маленьких китайских фанзах, они разрослись до огромных культурных, технических и благотворительных учреждений. Поверхностный осмотр двух из них занял целый день. Особенно замечательны по грандиозности своей работы два монастыря — женский — Святой Богоматери, и мужской — с китайским названием Ту-За-вей. Их работой является подбирать брошенных бедными родителями-китайцами детей, а также сирот; помогать глухонемым, слепым и душевнобольным китайцам — как детям, так и взрослым; оказывать амбулаторно-медицинскую помощь окрестному бедному населению; давать европейское образование китайским детям в специальных колледжах.

Прочтём до конца?

Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке

«Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке»Следующий материал «Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке» напрямую связан с предыдущими. Л. Черникова выступает в качестве публикатора статьи Ю. Крузенштерн-Петерец «Чураевский питомник. О дальневосточных поэтах». Эта статья, впервые опубликованная в ежемесячном литературно-политическом журнале «Возрождение» (La Renaissance) в 1968 г., дается нами с обширными примечаниями. Статья подготовлена к публикации в рамках работы Секции изучения истории русской эмиграции в Китае при «Русском Клубе в Шанхае».

«В Шанхае в начале тридцатых годов литературой только развлекались. Она была приятным и не налагавшим никаких обязательств приложением к комфорту. Поэтому все сборники «Понедельника» (шанхайский литературный кружок) носили нестерпимый отпечаток дилетантства. Между тем, в Харбине, уже занятом японцами, находившемся в преддверии японо-фашистского террора, Чураевка развивала серьезную работу. Работе этой не помешал, а наоборот, способствовал устроенный группой молодежи переворот…»

Прочтём до конца?

Возвращение

Лариса АндерсенКазалось бы, жизнь и судьба русской поэтессы Лариссы Андерсен, участницы знаменитого шанхайского литературного кружка «Молодая Чураевка», чьими стихами восхищался еще Александр Вертинский, принадлежит истории. Но вот перед вами заметка Тамары Калиберовой «Возвращение», содержащая рассказ о встрече с поэтессой, ныне живущей во Франции.

«Это была уже третья встреча с Лариссой Андерсен, за что я несказанно благодарна судьбе. После двухлетнего перерыва мне вновь довелось очутиться среди потухших вулканов, в ежевичных краях верховья Луары, в предместье небольшого городка Иссанжо, где вот уже почти 30 лет живет русская эмигрантка, одна из самых ярких и талантливых представительниц восточной ветви русского зарубежья…»
Прочтём до конца?

Успех С. С. Аксакова (Шанхайская Заря. №1308. 25.02.1930)

[singlepic id=215 w=320 h=240 float=left]На вчерашнем камерном концерте

Вчера… на редкость красивый зал клуба на Бабблинг Уэлл род (Американского Женского клуба) стал быстро наполняться публикой, среди которой можно было увидеть представителей всех колоний. Особенно бросалось в глаза обилие китайских слушателей, причем, одним из первых пришел директор местной национальной китайской консерватории, где большинство выступавших на концерте русских музыкантов являются профессорами различных классов. Затем надо отметить массу русских слушателей. Это дает право утверждать, что среди русских оказались не только лучшие музыкальные силы Шанхая, но и наиболее внимательная и многочисленная публика.

Концерт проходит парадно. Многие дамы в красивых туалетах, мужчины в строгих смокингах. Несколько представителей консульского корпуса, во главе с французским генеральным консулом г. Коклэн. Председатель Арт-клуба г. Э. Канн следит за тем, чтобы концерт начался ровно в назначенное время. Вообще – общее впечатление прекрасное.

Когда свет тушится в изящном зале, словно созданном для таких вечеров, как камерные концерты, хотя акустика оставляет желать лучшего, от наплыва слушателей буквально яблоку упасть негде.

Прочтём до конца?

Неизвестный Аксаков

Традиция проведения концертов камерной музыки зародилась в 30–40-х годах прошлого века по инициативе русского композитора, профессора Шанхайской филармонии Сергея Аксакова – одного из представителей выдающейся плеяды русских музыкантов в Шанхае. В статье «Неизвестный Аксаков» наш постоянный автор, кандидат исторических наук Лариса Черникова рассказывает о жизни и творчестве знаменитого русского «шанхайца» С. С. Аксакова.

Сергей Сергеевич Аксаков.Посчастливилось отыскать следы Русского Архива в Шанхае (Архив русской эмиграции в Китае), исследованием которого последний год и занимаюсь. По просьбе известной уфимской энтузиастки, краеведа-исследователя, директора Шаляпинского Центра в г. Уфе Г. А. Бельской я начала также поиски материалов о потомке знаменитой Аксаковской семьи — композиторе Сергее Сергеевиче Аксакове, правнуке нашего земляка Сергея Тимофеевича Аксакова. Не претендуя на полноту сведений, попытаюсь обобщить все, что удалось найти об этом замечательном человеке, талантливом искусствоведе и педагоге, музыканте и композиторе, имя которого в нашей стране несправедливо забыто.

Впервые имя Сергея Сергеевича Аксакова… (продолжение)

Русские в Шанхае (до революции 1917 года)

В течение первых десятилетий существования Шанхая русских в нем совершенно не было, кроме случайно заходивших в Шанхай военных судов. Однако по мере образования в Ханькоу русских чайных факторий Шанхай начал уже в 60-х гг. XIX века служить перегрузочным пунктом для отправки этих чаев в Россию и, в связи с этим, в 1865 г. в нем было открыто нештатное консульство, во главе которого был поставлен английский подданный Ш. Б. Диксвель, а его помощником был назначен другой англичанин I. Херд, утвержденный в должности нештатного русского вице-консула. В 1880 г. должность нештатного консула в Шанхае была передана уже другому русскому подданному, бывшему инструктору в китайских войсках и впоследствии представителю английской страховой компании Ю. А. Редингу.

Прочтём до конца?

Шанхайские миниатюры (Слово №335. 07.01.1930)

I. Нищие

Шанхайские миниатюрыГосподин К. рассказывал: «Я много болтался по Южному Китаю. Где пешком, где на тачке, где в паланкине, а кое-где и на автомобиле. Достаточно было остановиться, чтобы вся деревня высыпала к машине.

Вы, конечно, видели шанхайских нищих, хотя их и гонят с концессий. Трудно выдумать что-нибудь более отвратительное, но на Юге они еще ужаснее. Ведь там каждая рисовая болотина, как английский кэкс-изюм, начинена мертвецами. Есть целые поселки, которые поголовно заражены сифилисом и накожными болезнями, еще мало известными европейской медицине. Кожа то высыхает и превращается в роговую чешую, то покрывается опухолями в куриное яйцо. Сплошь все тело!

Когда эти чудовища, в одних широкополых шляпах вместо костюма, хватались за спицы моей машины, мне казалось, что они могут заразить даже каучук автомобильных шин.

Я бросал им копера и «кэши» (мелкая разменная монета в 1920-1940-х гг. в Китае — Л. Ч.) — эти крохотные монетки, ценою в десятую нашей копейки, с квадратной дырочкой посередине. Одним я давал больше и слушал, что скажут другие. Они меня не стеснялись: ведь девяносто пять процентов местных иностранцев не знают китайского.

Прочтём до конца?

В поисках обычного необычного

Путешествие в КабмоджуНа литературной странице сайта мы публикуем путевые заметки «В поисках обычного необычного» нашего постоянного автора, члена РКШ Ларисы Лагутиной. Лариса недавно побывала в Камбодже – загадочной стране Юго-Восточной Азии.

«…Началось жертвоприношение. Перед тем как начать ритуал, закрыли ворота в поселение, чтоб чужие без приглашения не приходили на «частную вечеринку». Народ возбудился в предвкушении действа, я долго держалась, но все равно не выдержала и всплакнула. Не ведая частностей процесса превращения коровы в колбасу, очень тяжело смотреть на убиение бедной скотины пусть и в благих целях…»

Прочтём до конца?

Страница (7 из 11)Первая...56789...»