Литературная среда. Тогда

Александр Вертинский «Чужая весна»

Вертинский. Чужая веснаВ 2014 году исполняется 125 лет со дня рождения великого русского шансонье Александра Николаевича Вертинского. «Русским клубом в Шанхае» запланирован целый ряд мероприятий, связанных с этой датой. Здесь же мы впервые публикуем неизвестную исследователям и затерявшуюся в толще старой периодики статью Вертинского из газеты «Шанхайский базар» (№ 23 от 10 мая 1941 г.).

Пришла весна.

На Банде, у таможни, старый памятник английскому баронету щурится от солнца и тоскливо думает:

— Прыгнуть бы вот так – как есть, во всех регалиях с пьедестала в Вампу. Прочтём до конца?

Пушкину навстречу

Фрагмент обложки современного издания романа П.Северного "Косая мадонна"

Фрагмент обложки современного издания романа П.Северного «Косая мадонна»

Во второй половине 1930-х годов П. Северный продолжил систематическую литературную учебу и совместные литературные занятия в различных шанхайских объединениях, прежде всего  в «Понедельнике», чему есть свидетельства в русской периодике второй половины 1930-х годов. Что же касается рубежного для него 1935 года, то год этот, надо полагать, стал годом «литературного прорыва» П. Северного. Так, в 1935 г. вновь возглавил содружество «Понедельник» известный художник М.А.Кичигин, чью дружескую поддержку П.Северный ощущал всегда. На собрании 14 октября была избрана новая ревизионная комиссия Содружества, председателем которой был избран П.Северный.1 Вообще, с избранием Кичигина председателем Понедельника, заметно изменилась атмосфера содружества, она стала более демократичной, здесь собирались со-дружники, со-творцы, а не участники литературных аутодафе. Изменению атмосферы собраний способствовало и место их проведения – зачастую это была просторная художественная мастерская Кичигина. Литстудия стала творческим подиумом, первым «прокатом» произведений в читательской аудитории для многих литераторов, и даже уже вполне сложившихся журналистов и писателей, таких как Л.Арнольдов (главный редактор «Шанхайской Зари»). Так, Содружество посвятило разбору книги Л. Арнольдова «Жизнь и Революция» свое заседание. В числе активных выступающих – П.Северный.2  С разбором и оценкой книги выступали: Н.К. Соколовский, В.С. Валь, П.А. Северный, А. Пантелеев, А.А. Ненцинский и В. Кадыш. На собрании присутствовал и автор, отвечавший на заданные ему вопросы. Судя по словам ораторов, книга возбудила к себе живой интерес.3 Прочтём до конца?

Примечания:

  1. Перед открытием сезона «Понедельников» //Вечерняя Заря, 11 октября 1935 г. – С.4. []
  2. У понедельниковцев //Шанхайская Заря, 4 ноября 1935. – С. 4. []
  3. В «Понедельнике» //Шанхайская Заря, 5 ноября 1935 г. – С.4. []

Любовь Павла Северного

T264tXXadOXXXXXXXX_!!468925676Из беседы с сыном писателя А.П. Северным:

— Говорил ли когда-нибудь ваш отец о своей первой любви? Неужели вы никогда не задавали ему такого вопроса? Обычно все дети это когда-нибудь да делают.

— На этот счёт я вам скажу так: согласно тогдашнему воспитанию, детей не посвящали в эти вопросы….

 

Первая жена Марина

Как иногда интересно складывается наша жизнь, делая неожиданные повороты и виражи. Работая над биографией Павла Северного, я буквально замучила Арсения Павловича расспросами о личной жизни его отца, нередко доводя своего визави до белого каления. И вот, несмотря на такую, мягко говоря, неровную переписку, обнаружилось, что у Павла Северного все же была первая жена. Вспомнила об этом его невестка, Александра Васильевна, которая сказала: «А я помню, как П.А. рассказывал про свою первую жену. Звали её Марина, она была журналисткой, потом уехала в Турцию, а он не захотел ехать за ней». Александра Васильевна слышала об этой истории в гостях, Арсений не присутствовал при этом. Поскольку дело касалось прошлого, А.В. не придала значения той истории, считая, что муж об этом обязательно знает. Прочтём до конца?

Китай деревенский

Часть 2.

Как ни развита торговля в Китае, какие успехи не делает индустриализация, земледелие все-таки является основой народного хозяйства.

Правда, даже при отмечаемом нами развитии сельского хозяйства, Китай не в состоянии пропитаться тем, что собирает со своих полей: ввоз продуктов питания составляет весьма крупную статью дохода в поступления морских таможен, что с точностью было констатировано специальным обследованием, произведенным за последние годы. Хотя те же обследования, достаточно неожиданно для китайских экономистов, обнаружили факт значительных цифр вывоза из Китая сельскохозяйственных продуктов, тогда как прежде господствовало убеждение, что Китай поглощает далеко не все, что производит. Но так сложилась конъюнктура современного мирового хозяйства, что такие страны, как Китай, Россия, Япония и другие, вынужденные ввозить, за недостатком своих, продукты питания из-за границы, сами, в свою очередь, продолжают неуклонно выкачивать из себя те самые продукты, в которых столь нуждаются. Прочтём до конца?

Литературная жизнь русского Шанхая

При погружении в литературную жизнь русского Шанхая и непосредственно «Понедельника», замечаешь множество подводных камней и различных течений, влияющих на тенденции развития этой жизни.

Об этом более подробно написано в одной из предыдущих глав («От понедельника до «Понедельника»).

Итак, Михаил Щербаков был низвергнут со своего пьедестала и руководить Содружеством стали менее сведущие в литературе художники и архитекторы, деятели шанхайской культуры,

Прочтём до конца?

Проба пера Лариссы Андерсен

Памяти поэта.

Вспоминая ушедшую от нас прекрасную поэтессу восточной ветви русской эмиграции Лариссу Андерсен, я решил познакомить читателей сайта «Русского клуба в Шанхае» со стихотворением, ставшим, судя по всему, ее первой публикацией. Стихотворение это нашлось в моем архиве в № 1 (13) журнала «Х.С.М.Л.» за январь 1928 года. Этот номер журнала, выходящего в Харбине, был целиком посвящен только что созданному объединению «Молодая Чураевка», членом которого, как известно, была и Ларисса.

На обложке журнала имеется примечательный автограф: «Для внимательного ознакомления Вашей чести (? — неразборчиво — М.Д.) с тем, какое оказывает влияние наша Чураевка на русскую молодежь». К сожалению, автограф без подписи. Кому он принадлежит, — неизвестно. Возможно, — Алексею Ачаиру. Но это предположение требует проверки. Надеюсь, что найдутся люди, которые смогут найти и прислать мне для сверки почерк Алексея Алексеевича, либо высказать иные предположения о том, кто еще мог оставить эту надпись на обложке, и кому она могла быть адресована. Прочтём до конца?

Эмигрантские «редиски»

Начало тридцатых годов было омрачено японской агрессией в Маньчжурии, что привело к массовому потоку русских беженцев в Шанхай и южные города Китая. Это имело серьезные социальные последствия для русских колоний в крупных городах: в с трудом консолидировавшееся эмигрантское большинство стали вливаться группы тех, кто по договору о КВЖД должен был, но ни за какие коврижки не хотел вернуться в СССР, причем поток переселенцев из Маньчжурии после продажи Дороги в 1935 г. значительно возрос. Начался «юрский» пещерный период, возвращение к уже пройденным этапам: с одной стороны, — время чистки рядов от скрытых врагов, с другой — новый виток поиска консенсуса внутри колонии. Можно сказать, что к началу 1930-х годов с трудом найденное равновесие было разрушено извне. Прочтём до конца?

Китай деревенский

Часть 1. 

Как и Россия, — Китай, по преимуществу, страна деревенская. Небольшие городки внутри Китая чаще всего представляют собою не что иное, как две или три деревни, соединенные вместе.

Конечно, и в Китае, несмотря на его 450.000.000 толщу населения, скученность и перенаселенность, есть немало пустырей, но когда вы передвигаетесь по шоссейным дорогам, следуете в поезде или плывете по реке, вашим глазам предстают бесконечные просторы тщательно возделанной земли.

Ровными, словно по линейке вымеренными, параллельными рядами тянутся пашни, которые сменяются огородами, злаки произрастают даже на склонах гор, во всем и всюду видна кропотливая работа человека, и вам кажется, что Китай представляет собой сплошную пашню, что это рай для земледельца и что, во всяком случае, китайский крестьянин самый трудолюбивый на земле. Прочтём до конца?

Знакомства и дружбы

М.Кичигин. Певички. Из собрания ЯХМ

Дружба с художником М.А.Кичигиным. Замечательный русский художник М.А. Кичигин попал в Китай, как и многие, в годы гражданской войны. До этого он преподавал в Екатеринбурге в художественном училище. Он был старше Павла Северного на 17 лет, но это не помешало им подружиться еще в Харбине, где Кичигин основал студию «Лотос». Кичигин был прекрасным художником-портретистом. Кочуя по русским городам Китая со своими выставками, Кичигин приехал в Шанхай и был очарован этим городом. Этому способствовал также финансовый успех выставки, его картины были прекрасно приняты русской и иностранной публикой. Так художник решил остаться в Шанхае.

Став популярным живописцем в этом многонациональном городе, он завел большую мастерскую, где периодически «квартировали» его друзья и приятели, переселяющиеся из Харбина в Шанхай в поисках счастья. Не исключено, что П.Северный мог воспользоваться гостеприимством М.А.Кичигина в 1933 году, когда появился в Шанхае после путешествия по северным провинциям. Поскольку М.А.Кичигин был одним из основателей и даже стал председателем содружества «Понедельник», связь между этими людьми очевидна. Еще в 1930-м году, во время одной из самых нашумевших кичигинских выставок, П. Северный поместил свой репортаж с вернисажа в газете «Слово»: Прочтём до конца?

От понедельника до «Понедельника»

Творческая жизнь русского Китая в 1930–40-е гг. была насыщенной и плодотворной. Во многих городах расселения существовали десятки литературных кружков и обществ, работали издательства, выходили газеты. Здесь жили и творили талантливые поэты и писатели, такие как Ларисса Андерсен, Давид Бурлюк, Александр Вертинский, Евгений Замятин, Наталья Ильина, Венедикт Март, Арсений Несмелов, Валерий Перелешин, Марианна Колосова, Виктория Янковская, Александра Паркау и другие.

Шанхай был в культурном отношении городом своеобразным. Здесь культура и литература не рассматривались всерьез, так как это был и есть город деловой, финансовый и экономический. В лучшем случае, культурные мероприятия смотрелись лишь как средство развлечения живших за пределами «культурного мира» европейцев. Все изменилось с приходом в город русских переселенческих волн, особенно в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Русские внесли в жизнь Желтого раскаленного Вавилона движение творческой энергии и небывалого энтузиазма.

. Прочтём до конца?

Страница (1 из 4)1234