Концерт Ф.И. Шаляпина (Шанхайская Заря. №1112. 07.07.1929)

Ф.И. ШаляпинЧетвертого июня 1929 г. в зале Плейель в Париже состоялся единственный концерт Ф.И.Шаляпина.

От площади Этуаль, через авеню Вагран, к громадному залу Плейель на фобург Сант Оперэ тянется бесконечная вереница автомобилей — Рейсы, Испано Сюизы, Паккары, Рено, Сидроены, Линкольны… Растянувшиеся вдоль авеню Вагран сотни автомобилей задерживают в этом районе движение:

— Сегодня в Плейель поет Шаляпин!..

При входе в зал — громадная толпа. До начала колнцерта осталось еще полчаса, парижская публика обычно не любит являться рано на концерты, но… нет правила без исключения, — в открытые двери Плейеля льется непрерывный человеческий поток.

— Было бы очень обидно пропустить выход Шаляпина…

Построенный по последнему слову техники зал Плейеля, вмещающий свыше 3.000 человек, набит битком. Партер, ложи, первый и второй балконы, — все переполнено. Заняты все приставные стулья и кресла. Билеты на концерт Шаляпина были давным-давно раскуплены, расписаны. Еще задолго до появления на парижских улицах афиш о концерте. В кассах — аншлаг. И все-таки кассы осаждаются англичанами и американцами:

— Хоть какое-нибудь место! За какую угодно цену!

Дирекция зала Плейель только руками разводит:

— Невозможно. Все места проданы. Никак невозможно…

Устроителя концерта князя А.А.Церетели атакуют артисты:

— Князь! Посадите нас куда-нибудь!

— Да куда же я вас посажу? Не могу же я расширить зал.

Впрочем, князь Церетели находит выход. С согласия Шаляпина на эстраде спешно устанавливается несколько десятков стульев. На стульях рассаживаются артисты.

Первым выступает пианист Макс Рабинович, постоянный аккомпаниатор Ф.И.Шаляпина. Он исполняет «Лотус» Скотта и «Вальс № 2» Шопена, и пожинает заслуженные аплодисменты. Минутный перерыв. На эстраде появляется Ф.И.Шаляпин. Зал встречает его громом аплодисментов, переходящим в долгую овацию. Шаляпин открытвает концерт «Ночью» Чайковского.

— «Ах, за что я люблю тебя, темная ночь»…

Чарующий голос певца сразу же экзальтирует затихший зал. Время не отразилось на голосе Шаляпина. Тот же прежний изумительно красивый тембр, беспредельные верхи, исключительная мощь и ширь, то же феноменальное дыхание, то же изучительное умение владеть голосом.

— Интерпретация? Но так исключительно художественно интерпретировать исполняемые произведения умеет только Шаляпин.

После каждого исполненного номера публика устраивает Шаляпину овацию, требует без конца повторений.

Ф.И. Шаляпин расписывается в книге почетных гостей в одном из обществ. Китай, 1936 г. Слева - его супруга М.В. Шаляпина, справа - дочь Дася. Из собрания И.Дарского. http://www.vestnik.com/issues/97/1125/win/darski.htm

Ф.И. Шаляпин с дочерью Дасей

Ф.И.Шаляпин поет много. Почти все, кроме одного романса, исполненного им по-французски, — на русском языке. Композиторы — преимущественно тоже русские. «Ночь» — Чайковского. Ария Алеко из «Алеко» — Рахманинова. «Певец» и «Персидская песня» — Рубинштейна. «Элегия» — Масснэ. «Как король шел на войну», «Король Алладин» и «Эй, ухнем» — Кеннемана. «Она хохотала» — Лишина. «Мельник» и «Титулярный советник» — Даргомыжского. «Песнь о блохе» — Мусоргского. «Ходит смерть вокруг меня» — Саховского. «Два гренадера» — Шумана. Ария Кончака из «Князя Игоря» — Бородина.

Сотни певцов — плохих и хороших — подражают Шаляпину. Но, слушая Шаляпина, ясно понимаешь: подражать ему нельзя. Как певец, как артист, как исключительный художник-интерпретатор Шаляпин, конечно, неподражаемый.

В его исполнении каждое слово исполненного им произведения настолько художественно отточено, приобретает такой глубокий музыкальный смысл, так вяжется с характером музыки, что эта, идеальная по своей совокупности вокально-художественная интерпретация не может не захватить слушателя. Появляясь на эстраде, Шаляпин захватывает толпу обаянием своего безграничного таланта, держит ее в руках до конца концерта.

И не удивительно, что люди, слышавшие Шаляпина уже несколько раз и слушавшие его в отчетном концерте впервые, неистовствовали и не хотели отпускать певца с эстрады.

В зале уже гасли огни, была закрыта крышка рояля, а публика — весь зал — стоя аплодировала, аплодировала без конца и упорно вызывала:

— Шаляпин!.. Шаляпин!..

Шаляпин вышел — и пел еще.

Ник.Покровский. Париж. 1929 г.

Печатается по изданию: //Шанхайская Заря. № 1112. Воскресенье. 7.07.1929. — С. 4.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *