О богатстве и нравственности

Выступление в Шанхайском университете иностранных языков (30 мая 2006 года)

О богатстве и нравственности. Валентин Распутин.Дорогие профессора, преподаватели, дорогие студенты! Мы все очень рады встрече с вами. Тем более что встречи эти бывают не часто. Не часто в такой праздничной атмосфере это происходит, не часто встречаешь такие искренние, дружеские эмоции.

Я могу похвастаться, что в течение лет, наверное, двадцати, книжки мои выпускались в Китае. Как читались – это уже немножко другое дело, но я встречал китайцев, которые приезжали в Москву, которые интересуются русской литературой, читают и, мало того, – пишут даже работы по этим книгам. Это, конечно, очень приятно. И приятно, что эти работы всегда, как взгляд со стороны, более интересны, чем взгляд изнутри. Видимо, остается какое-то пространство, которое должно заполняться новыми чувствами, новыми идеями и новыми словами.

Глядя и на вас, и на нас, не потому что в чью-то пользу делаю выводы, я хотел бы порассуждать о богатстве и бедности. Мне кажется, что каждый народ должен быть достаточно беден, не быть богатым, то есть для сохранения своей духовной жизни обладать все же бедностью, в том числе и физической бедностью. Я вспоминаю, скольких людей эта бедность сделала настоящими людьми, она заставляла работать, она заставляла учиться, она постоянно заставляла что-то предпринимать. У вас это в крови, наверное. Вы только что поднимаетесь из пеленок, сразу же начинаете думать, что делать, что предпринять. По крайней мере, впечатление такое. У вас с ранней жизни появляется желание что-то строить.

Я учился вместе с китайцами, с корейцами в Иркутском университете, это недалеко все-таки от вас, мы почти соседи с вами, а если говорить по Байкалу – то совсем соседи. Это были действительно очень настойчивые ребята, очень трудолюбивые ребята. И это меня всегда удивляло. Мне казалось, что вот, надо отдохнуть. Нет, они работали и работали. Мы тоже трудились, не только по их примеру, а время было такое, послевоенное. Необходимо было работать и ребятишкам. И даже, когда я пошел в школу, из деревенской школы, из четырехлетки, а потом в университет, а в университете приходилось трудно, там были все-таки более развитые ребята, приходилось догонять, а значит снова работать. И вот эти детские трудности, то, чего не доставало, оно потом вполне восполнялось. Когда я в Иркутск приехал, и когда стал писать книги, вот эта настойчивость, желание быть не хуже и даже лучше других, брала свое. Корни берутся именно оттуда. Не просто из своего характера, а из характера того времени. Мы жили трудно, и нужно было догонять, нужно было брать свое. Потом наступили другие времена, не то, чтобы рассеянные, какие-то вялые, а потом наступило время, когда стали обвинять бывших правителей в несправедливости, зачастую правильно обвинять, стали критиковать тех людей, которые жили в то время, не признавать их за людей, относиться к ним по-другому.

Нечто подобное испытали и вы, в годы культурной революции, но как достойно вы к этому впоследствии отнеслись, никого не стали казнить, запрещать, изгонять из страны, а взялись за работу. Взялись за работу, потому что те годы, может быть, показались вам, если не потраченными зря, то, по крайней мере, они как бы ушли несколько в сторону. И вот эта работа продолжалась, ускорялась, это происходило как бы на глазах у всех, это происходило где-то внутри вас. И вдруг оказалось, что Китай – это не просто соседняя страна, не просто отсталая страна, страна в которой нет того, другого, пятого, десятого, а страна, которая стала и кормить себя, страна, которая стала учить себя, и сделала такой прыжок, о котором могут мечтать многие и многие другие народы.

Я говорил о богатстве и бедности. Конечно, европейские страны живут богато, но что они кроме богатства получили? Они теряют от этого нравственность. Они теряют достоинство, теряют тот характер, который необходим для всех уважающих себя людей. С вами этого не случилось.

Вообще-то, мы любим людей других национальностей, чего бы о нас не говорили. Особенно соседей своих: как прежде любили, так и сейчас любим. И сейчас отношение к Китаю все более доброе. Да еще такие успехи: и космонавт полетел, и Олимпиаду приняли, да построили такие города как Шанхай, и не один Шанхай. Да натворили таких чудес, что когда мимо проезжал, то не знал: то ли удивляться этому, то ли поражаться этому, то ли все-таки относиться с некоторой осторожностью? Дело казалось бы небывалое! Вот я приехал, начал разбираться, увидел, и показалось мне, что вот теперь, когда вы все умеете, стали, может быть, самыми грамотными, все перед вами открыто, вот тут-то и появляется такая подленькая мысль: когда есть все, не помешает ли это не просто человеческому достоинству, а даже образованию? Компьютеризация – так полностью, что хочешь – пожалуйста. Надо будет – откроешь ту страницу, которая тебе нужна. Не надо напрягать память – просто посмотреть, что там есть, выписать это. И этого достаточно. Точно также Интернет. Взять тех же русистов – не надо читать Чехова, Шолохова того же, Пушкина, многих других классиков, нужно найти то место, которое необходимо, выучить его, запомнить. И этого достаточно. Но книга-то осталась непрочитанной!

Это укор не только вам, это укор вообще молодежи, прежде всего русской молодежи. Может быть, у вас все по-другому? Может, если вы беретесь за какое-то дело, то доводите его до конца? И все-таки есть сомнения, Интернет, компьютер – это все мешает. Что человек развивается с помощью этой техники, техники, которая помогает осознавать буквально все – спору нет. Но для чего это все? Ну, настроите еще много таких городов, как Шанхай, но, видимо, если все пойдет таким образом, то это благополучие может сказаться определенным неблагоприятным образом на душах людей, которые здесь живут.

А пока я хочу высказать вам великую благодарность за труд ваш на благо своей страны, труд, которому можно позавидовать. И мы с завистью смотрим на то, что вы здесь сотворили, хотели бы сделать то же самое. Вы устроили более справедливую жизнь, что у нас опять-таки не получилось, потому что у нас жизнь несправедливая. У нас трудно учиться в университетах. Бесплатно не всегда возможно, а вот за деньги, за плату – пожалуйста. Мы отлучили уже деревню от высшего образования. Вы этого себе не позволили. Мы соседи, хорошо бы, чтобы это соседство передавалось через добро, гуманность, совесть. В Китае добрый народ. Идешь вечером по улицам – видно, что вы радуетесь жизни, а не просто развлекаетесь, ищите каким образом себя показать в том или ином свете. Вы просто радуетесь жизни. Так пусть эта радость жизни, это трудолюбие, уважение к соседям остается у вас навсегда. Спасибо.

© Распутин В. Г.
© РКШ, аудиозапись. Публикуется впервые.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *