Escape from Shanghai, или Дорога в Сычуань

Действующие лица:

  • Уве, мой милый и верный спутник, куда бы ни занесла судьба.
  • Гульнара с вечной охотой к перемене мест и ужасной нехваткой времени.
  • Миллионы китайцев на велосипедах, мотороллерах, в такси и просто пешком.

День 1. Хорошо, что самолёты уже изобрели

«Уве, мы уже который год в Китае и ещё НИЧЕГО не видели!!!» Волшебные слова, в мгновение ока превращающие обычно такого нежного и доброго Увочку в страшного и ужасного Бармалея. Ничего, которое мы с ним не видели, это и глиняная армия Сианя, и Великая Стена, и Гугун — Запретный город в Пекине, да ещё Сямынь с его голландским островом, бывшая немецкая колония Циндао, кокосовая плантация Китая — остров Хайнань… Сучжоу, Ханчжоу, остров Чунминь в устье Янцзы, Чжоучжуан и другие местечки вблизи Шанхая в счёт не идут вообще, потому что в этой стране ещё столько всего интересного, что с лихвой заткнёт за пояс и вторую, и третью китайскую Венецию. Мысль о том, что большая часть этих красот так и останется неувиденной, непереносима. Именно поэтому время от времени возникает неукротимая «охота к перемене мест», зовущая на освоение неизведанных далей. Она, наверное, сродни тому инстинкту, который влечёт перелётных птиц за тридевять земель в тёплые края. На сей раз мои стенания имеют неожиданный успех: Уве собирается взять отпуск, чтобы со мной на пару познакомиться с одним из интереснейших районов Китая — провинцией Сычуань. До поездки об этой «великой рисовой чашке» страны и родине самого острого перца я знала совсем немного: в территориальном сравнении Сычуань равна Франции, ее столица — многомиллионный город Чэнду, местность гористая. День усердного копания в Интернете привёл к тому, что я поняла, как безнадёжны будут наши попытки за неделю посетить все тамошние достопримечательности. Поначалу мы собирались поехать на поезде, но билетов достать не удалось, и пришлось нам по старой привычке лететь самолётом. Два с половиной часа в крылатой машине «South China Airlines» — и мы в Чэнду.

Селимся в гостинице «Холидэй Инн», за что я впоследствии ещё не раз буду благодарить Уве, который категорически отказался идти в отель «Дорожный», настойчиво рекомендованный знаменитым путеводителем «Lonely Planet» за его удивительно дешёвые расценки.

День 2. Мир большого панды, или Не верь слепо «Lonely Planet»

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньПлотно позавтракав (кто знает, когда придётся есть в следующий раз), мы сели в такси, которое и отвезло нас к Chengdu Research Base of Giant Panda Breeding — исследовательской базе по разведению панд. «Lonely Planet», который словно написан исключительно для людей, стремящихся поесть за три копейки и поспать за спасибо, рекомендует совершить увлекательную велопоездку до базы и обратно, всего ничего — 40 км. Или вот вариант уже для ленивых — автобус за 5 юаней, при условии, что турист найдет в хаосе отстраивающегося Чэнду нужную остановку и сядет в нужный автобус. Особенно весело должно быть тем, кто не владеет китайским. В Чэнду есть три автовокзала, от которых в разных направлениях каждый день отправляются сотни автобусов. Мы все еще помним о том, как велика Сычуань и, во избежание роковых ошибок, все-таки решаем проверить мои знания китайского как-нибудь в другой раз. Тем более что моросит мелкий дождик, и обильная утренняя трапеза приятно отяжеляет животы. Поездка на такси разорила нас на целых 30 юаней и длилась чуть менее получаса. Главной задачей этой исследовательской базы является сохранение и размножение панд, которых не земле осталось всего около тысячи. В настоящее время на базе живут 12 особей, и нам посчастливилось увидеть некоторых из них. Панды известны не только тем, что почти исчезли с лица земли, но и своим донельзя вялотекущим ритмом жизни, девизом которой смело можно выбрать знаменитую фразу «Поели, теперь можно и поспать». И действительно, те из животных, которые ещё не впали в полуденную спячку, обстоятельно пережёвывали ветки молодого бамбука или устраивались поудобнее в предвкушении наслаждения здоровым сном. Мне жутко понравился маленький мишка, уморительно «юхтившийся» на развилке небольшого деревца в поисках самого удобного положения. Эх, вот бы такого славного домой заиметь! Но, увы! Китай своё национальное достояние не продаёт, а только отдаёт напрокат в целях размножения, да и то лишь самым большим зоопаркам мира. Кстати, убийство панды карается смертной казнью. Если бы об этом узнали наши сайгаки с куланами, они бы позеленели от зависти. Впрочем, казахов как разновидность Homo Sapiens скоро тоже надо будет заносить в Красную Книгу — с нашим-то уровнем рождаемости. Как бы вскоре не пришлось просить помощи у дружественного Китая.

Возвращаясь в город, мы обогнали четырёх иностранных туристов на велосипедах. Им предстояла долгая борьба со стихиями в виде встречного ветра и непрекращающегося дождя. Надо ли рассказывать, как выглядели женщины в добротных китайских дождевиках, уляпянных грязью? Где мне понять ту романтику…

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньПосле обеда на повестке дня стояло посещение River Viewing Pavillion — Павильон для любования рекой. Павильон расположен на территории самого большого бамбукового парка в Чэнду. Wangjiang-Pagoda, пагода, с которой, собственно и надлежало любоваться загадочными изгибами местной речушки, была уже закрыта. Нам ничего не оставалось, как удовольствоваться прогулкой по парковой стене, имитирующей её великую тёзку. Непостижимо, но мы встретили людей, живущих ПРЯМО В СТЕНЕ! Кухонька, спаленка, даже телевизор у них там был! Интересно, что стоит в графе «aдрес» в письмах, которые они получают? Видимо: «Чэнду, Ванцзянлоу Парк, Стена, вторая дверь справа».

В Чэнду в отличие от Шанхая, темнеет на час позднее, что объясняется отсутствием часовых поясов и единым пекинским временем по всему Китаю. Это нам позволило подольше насладиться прогулкой по городу. Сычуаньцы, в основном, люди гостеприимные и сердечные, но и среди них попадались такие, которые видели иностранцев впервые и от недостатка воспитания, или от неспособности контролировать свои эмоции громко кричали нам вслед и показывали пальцем. «Хэллоу, хэллоу, хэллоу!» — а мы, словно эхо в ответ — «ни хао, ни хао, ни хао!»

День 3. Большой Будда и маленькие танцоры

Каким образом организовать путешествие, чтобы увидеть как можно больше, насладиться поездкой и не умереть от усталости? Очень просто — нужно купить тур в CTS — China Travel Service, государственном туристическом агентстве. Хотя уже многократно упомянутый «Lonely Planet» этого и не советует, но после долгих размышлений мы так и не придумали ничего лучшего, чем купить организованный тур. Как смелы мы были!!! Поначалу мы надеялись, что мои вроде бы не так уж и слабые знания китайского помогут нам и гида понять, и в горах Эмэйшаня не потеряться. Следующие два дня нам придётся провести в группе из 18 человек, в числе которых будет только два иностранца и этими иностранцами будем мы.

Каждый, кто когда-нибудь занимался Китаем и внимательно читал путеводители, непременно слышал о Гигантском Будде Лэшаня. Сегодня дорогу от Чэнду до города Лэшань можно назвать удовольствием, которое длится всего лишь 2 часа, так как их соединяет современный автобан, построенный по примеру немецкого. Раньше на сомнительное удовольствие от езды по местным дорогам пришлось бы потратить не менее 4,5 часов. Слава китайскому прогрессу! Наше транспортное средство оказалось автобусом-недомерком, в который как раз поместилось бы 18 низкорослых человек. Наши коленки иногда доставали нам до плеч, но, в конце концов, что значат такие мелкие неудобства, когда едешь навстречу вечному? Рядом с Уве уселся житель провинции Шэнси, который то и дело выпучивал глаза и удивлялся нашему небывалому оптимизму. В самом начале поездки он с молниеносной скоростью избавился от обуви и всю дорогу упражнял свои пальцы на ногах. Невероятно полезное занятие, улучшающее циркуляцию крови. Особенно в носовой полости соседей упражняющегося.

В пути я, наверное, в тысячный раз подумала, что если увидеть лишь однажды китайский пейзаж, можно научиться понимать традиционную китайскую акварель. Туман, который, по-видимому, есть основное погодное явление Сычуани, лишает любой предмет его первоначального цвета и размывает формы. На автобане для нас словно перестали существовать понятия «До» и «После» — автобусик наш, как спортсмен на беговой дорожке в фитнесс-клубе, ехал по короткому отрезку исчезающего полотна, разрывая плотную ватную массу тумана. Через некоторое время я заснула, убаюканная мерными звуками мотора. Уве охранял мой сон и жутко завидовал моей способности засыпать в любой ситуации. Будь я индейцем, моим тотемом наверняка был бы засоня-панда.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньПервая остановка — ресторан. Местное время — 11.30, и распорядок дня подчинён нуждам насущным. Когда в желудке пусто, никто не сможет восхититься величием Гигантского Будды по-настоящему, а уж среднестатистический китаец — тем более. Наши спутники были чрезвычайно вежливы и, ради нас и в ущерб себе, заказывали исключительно неострые блюда (И это в Сычуани-то!). «Бедные иностранцы, конечно же, не едят острого», — говорили они, не подозревая, что я понимаю их разговор. Давали рис, рыбу, брокколи, картофель, бекон, баклажаны, кислую капусту местного посола и лёгкий овощной суп. После того, как мы были спасены от неминуемой голодной смерти, пришло время отправиться на свидание с Большим Буддой.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньХрам на входе по функции сильно напоминал приёмную большого начальника социалистического периода, забитую посетителями. Каждому отдельному камню или фонтану давалось весьма пространное объяснение. Наш невероятно начитанный гид производил впечатление пламенного буддиста и не на шутку задался целью заложить искру истинного духа буддизма в каждую заблудшую туристическую душу. Души упорно не хотели воспламеняться и торопились увидеть, наконец, то, к чему стремились сквозь километры тумана — Большого Будду. Во внутреннем дворике устраивался аттракцион, принять участие в котором предлагалось всем прибывшим. Каждая группа могла накупить свечей и душистых палочек для жертвоприношения, причём некоторые «палочки» были метровой длины, а потом с поклонами сжечь их перед одним из многочисленных образов Будды. Интересно, как долго грешила вон та хрупкая маленькая женщина, истово отбивающая поклоны с тремя (ого-го-го!!!) огромными штангами в руках? В то время, когда новоиспечённые хранители веры с энтузиазмом принимали участие в жертвенных ритуалах, два серых и почти незримых сотрудника храма большими лопатами, словно кочегары крейсера «Потёмкин», швыряли горящую массу из алтаря во внушительного вида черный котёл, чтобы освободить место для постоянно прибывающих свечей. С каждой новой порцией «еды» котёл извергал из своего жерла полуметровый огненный язык, и что-то глухо урчало в его ненасытном брюхе. Как в муравьиной куче, в том маленьком дворике среди кажущегося хаоса можно было различить определённую систему, по которой регулировалось передвижение. Вход, стенды с фотографиями статуи Будды на различных стадиях реставрационных работ, свечной киоск, алтарь, выход. Одна-единственная иностранная группа, которую мы видели в тот день, избежала роковой необходимости отмаливания грехов, ведь «лаоваи», так называют здесь иностранцев, ничего не понимают в буддийской культуре!

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньGiant Buddha, Гигантский Будда, и в самом деле велик. При высоте 71 метр он является самой высокой сидящей статуей Будды в мире. После варварского разрушения талибами афганских статуй он остался одним из последних своего рода. Его возведение должно было защитить рыбаков от зловредного характера реки Мин, в заворотах которой погиб не один человек. Монах, начавший строительство в 713 году до н. э., так и не дожил до его победного завершения. Он умер, когда Будда был высечен в скале только до колен. Его последователям пришлось приложить немало усилий, чтобы довести дело до конца. Строительство длилось 90 лет и не раз находилось под угрозой срыва. Ненужные камни регулярно сбрасывались в воду, что постепенно сгладило дно опасной реки, успокоило её течение и тем самым выполнило первоначальную задачу Будды. Многие столетия спустя его почти невозможно было узнать: кусты и деревья прорастали меж пальцев, вода и ветер до неузнаваемости разъели лицо и разрушили тело. После многолетней реставрации он был снова открыт взорам восхищённых посетителей, ежедневно совершающих паломничество к его стопам, и, надо сказать, для мужчины его лет он выглядит весьма неплохо.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньСледующие 30 минут мы провели под воздействием ароматических фантазий на тему давно немытых ног нашего соседа, после чего автобус доставил нас в город Эмэй. Как замечательно, что мы купили тур VIP класса, что дало нам привилегию жить в одном из самых лучших отелей в городе (4 звезды!). Как в лучших домах Лондона ужин был подан ровно в 18:00. Давали рис, рыбу, брокколи, картофель, бекон, баклажаны, кислую капусту местного посола и лёгкий овощной суп. Вечером мы были предоставлены самим себе. Китайские друзья отправились по комнатам переваривать ужин в спокойной обстановке, а нас потянуло в народ. На глаза попалась реклама концерта, на который мы и решили пойти. Мало того, что нам без проблем продали билеты прямо перед началом представления, так еще руководство Дома Культуры настолько расщедрилось, что специально для нас прислало машину! Она оказалась мини-грузовичком с местами для двух пассажиров, что ужасно смущало нашего молодого сопровождающего, но отнюдь не нас. Всю дорогу мы безудержно хохотали с водителем над красным, как рак, гидом, и в отличном настроении прибыли к месту представления. Мы узнали, что обычно иностранные группы эти представления не посещают, а жаль. Замечательная хореография, световое шоу, отличные декорации, красивые танцовщицы не позволяли отвести глаз от сцены. Уве увлечённо щёлкал камерой, пока было место на чипе, но разве можно уловить на фотографии прелесть движения изящной руки, игру света, чарующие звуки музыки?<

День 4. Эмэйшань — верить или нет

  • 7:00 — подъём;
  • 7:30 — завтрак;
  • 8:00 — отбытие к горам Эмэй, по-китайски — Эмэйшань.

Хотя мы уже с вечера успели заметить, что представление о сервисе в 4-х звёздочном отеле у различных людей может не совпадать, я упорно не хотела расставаться с надеждой на приличный завтрак. Кстати, замечаю, что чем дольше я в Китае, тем больше говорю о еде. Из всевозможных кушаний, присутствовавших на том чревоугодном празднике, знакомыми нам показались только варёные вкрутую яйца, чем мы и постарались насладить тосковавшие по обычному хлебу желудки. Так как высчитать время переваривания отдельно взятого яйца не представлялось возможным, мы предпочли прихватить на всякий случай парочку в качестве сухого пайка. Не могу забыть удивленные глаза китайцев, наблюдавших процесс умыкания! Кофе и черный чай есть понятия незнакомые в славном городе Эмэй, а вот теплое соевое молоко — штука весьма распространенная в тех местах и, как говорят, очень полезная, но жутко невкусная.

Большинство путеводителей советует планировать на восхождение по Эмэйским горам от двух до трёх дней, если туристы собираются карабкаться до самой вершины. Их высота над уровнем моря более 3 000 метров. Они причисляются к четырём святым буддистским горным массивам Китая. Многочисленные храмы связаны между собой лестницами, высеченными в скалах. Иногда весьма отвесных, в большинстве же случаев — просто нескончаемых! Покорение небесных вершин в наши планы не входило, тем более что некоторые из чудес Эмэйских гор в тот период года были всё равно невидимы. Почувствовать себя наедине с природой там не удастся никому. Порою самих гор не видно за людьми — паломниками настоящими и мнимыми, спешащими к наисвятейшей из вершин — Золотому пику, Golden Summit. Если верить путеводителям, то в каждом монастыре можно остановиться на ночлег, найти стол и кров. Я была весьма рада, тому обстоятельству, что наши нужды органичились только столом. Как можно было предугадать, на обед давали рис, рыбу, брокколи, картофель, бекон, баклажаны, кислую капусту местного посола и лёгкий овощной суп.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньНа автобусе мы добрались до тысячелетнего храма, Wannian Temple, лежащего на высоте 1050 метров над уровнем моря, чтобы начать наш долгий путь вниз. На протяжении всего похода меня не покидало настойчивое ощущение, что храмы и монастыри Эмэйских гор украшены с большей любовью, чем их родственники из провинции Цзянсу. Изогнутые черепичные крыши, удивительная роспись, орнаменты и тонкая резьба по дереву просто не может не вызывать восхищения. В другом храме, храме Белых (Горячих) Вод, Baishui Temple, мы увидели замечательную статую Будды, сидящего на белом слоне. Люди, желающие иметь детей, преимущественно сына, гладят его колени, от прикосновения многих тысяч рук постепенно ставших серыми. В небольшом внутреннем дворике в глубоком кресле сидел старый-престарый монах, который читал что-то в потрёпаном журнале и, судя по всему, не дарил ни капли внимания суматошным людям, то и дело проходившим мимо него. Он источал удивительное спокойствие и гармонию, подобно чистой мелодии среди какофонии звуков. Быть может, это то самое, чего не имеют «новые» буддисты, ведь богатое подаяние не сделает человека чище, а жертвоприношение не превратит в верующего, пока вера не поселится в душе.

На пути между храмами попадались торговые ряды, проходя сквозь которые люди, минуты назад истово бившие поклоны всем святым, постепенно возвращались к обыденному. Как водится, народ торговался за каждый грош и на всякой новой остановке справлялся о тамошних ценах, чтобы порадоваться небольшому выигрышу или расстроиться от сознания, что на этот раз провели его. Товары во всех киосках были одинаковы, в основном, это были китайские лекарства, нам, «лаоваям», неизвестные: чай (в каждой деревне Китая растёт свой знаменитый сорт), сушёные грибы, сушёные коренья, сушёные… «половые тряпки». Так Уве назвал какое-то растение, по виду сильно напоминавшее перевязочный материал для египетских мумий.

Ещё во время тура по Лешаню наш гид беспрестанно повторял инструкции по поведению в присутствии диких эмейских обезьян. Обезьяний холм тоже включён в программу. Следуя разъяснениям гида, не нужно одевать одежду ярких цветов, необходимо вести себя совершенно естественно, чтобы не спровоцировать нападения, и ни в коем случае не кормить животных людской едой. Истории про невероятно умных макак повторялись практически в любой его речи, обращённой к туристам. Неважно, каков был предмет разговора, мы упрямо возвращались «к нашим баранам», пардон, макакам. По прошествии нескольких часов утомительного спуска, мы начали задумываться, где же эти обезьяньи гении живут, потому что ни одной макаки нигде даже близко не было видно. Когда же надежда повстречать наших интеллигентных прототипов почти угасла, нам было велено пойти в сторону от основного тракта — по дороге на Обезьяний холм. Многие из наших уставших спутников наняли носильщиков, которые за 40 юаней энергичной трусцой доставляли умаявшихся туристов на вершину холма. Мы потащились пешком. Прежде, чем подняться на холм с обезьянами, мы вспомнили о яйцах в рюкзаке. Поскольку гиды из агентства уже неоднократно пугали нас, что у макак настоящий зверский (хм, какой же ещё??!) нюх на всё съедобное, и поэтому голодные животные есть «very very dangerous», то есть очень, очень опасны, в качестве превентивной меры против неожиданных атак яйца были срочно передислоцированы в наши желудки. На самом деле, по моим наблюдениям, на холме людей было больше, чем макак, но нам всё же удалось увидеть пару-тройку крупных животных и убедиться в том, что люди гораздо опаснее их. Впрочем, может статься, что обезьяны были в тот день просто не в настроении кусать орущих, дико жестикулирующих, беснующихся «хомо сапиенс».

Вечером мы вернулись в Чэнду. В ресторане-гриле при отеле (наши рекомендации — отличная еда и великолепный сервис!) мы обсудили планы на следующий день. В этот раз было решено действовать на свой страх и риск.

День 5. Всё новое — это очень хорошо забытое старое. Оросительная система Дуйцзян-янь

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньНаш новый день в Сычуани мы хотели провести менее напряжённо, наняли прямо в отеле, старую добрую «Сантану» (машины только этой марки используются в Шанхае в качестве такси), и отправились в Duijiangyan. Дуйдзян-янь — это город, на территории которого находится старейшая оросительная система в стране. Её построили 2250 лет назад, чтобы уберечь город от разрушительных наводнений и одновременно создать благоприятные условия для ведения сельского хозяйства. Гениальные инженеры прошлого разделили дамбами русло реки Мин на два больших рукава. Это позволяло им успешно регулировать уровень воды в реке. И по сей день люди с успехом используют преимущества, которые им даёт это чудо инженерного мастерства. В честь древних строителей в самом живописном отрезке прибрежной зоны заложен обширный парк, с территории которого открывается прекрасный вид на триумф человеческой мысли над дикой и необузданной природой. Весь парк тянется примерно два километра вдоль берега, висячие мостики соединяют оба берега с искусственно созданным островом посередине течения.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньНаша водитель-китаянка, в чьи обязанности входило возить нас повсюду, куда нам захочется, сообщила, что на осмотр парка и самой ирригационной системы будет достаточно одного часа. «Если идти уж очень медленно», — добавила она, — «то два». На самом деле, чтобы не спеша осмотреть всё, что нас интересовало, нам понадобилось полных три часа. Павильоны и террасы на обеих берегах реки, красивый Erwang Temple (Храм Двух Царей) с его смотровой башней, гордо возвышающейся над рекой, и тенистым садом с резными беседками и стелами. И снова то же впечатление — архитекторы Сычуани вложили в свои творения больше сердца и фантазии, чем их коллеги из дельты реки Янцзы. Лёгкое дыхание восточной любви ко всякого рода орнаментам и мелким деталям в оформлении зданий делает храм похожим на мусульманскую мечеть где-нибудь на Шёлковом пути. Естественно, что это моё очень субъективное мнение.

Escape from Shanghai, или Дорога в СычуаньЗакончив осмотр «технического чуда», мы вознамерились с подсказки нашей водительницы продолжить «открытие» новых интересных мест в окрестностях. Она же, как оказалось, вовсе не хотела этого и считала, что после столь продолжительной прогулки отдых в гостиничном номере будет нам только кстати. К её вящему неудовольствию мы совершенно случайно заметили в небе между двумя холмами отрезок канатной дороги и попросили её отвезти нас на ближайшую станцию. Как будет «канатная дорога» по-китайски, я не знала, и поэтому прибегла к языку жестов, показав пальцем на маленькие вагончики висящие в небе. Дама-водитель поняла меня с первого раза и с ходу замотала головой: «Buzhidao», не знаю, мол, что это такое, и где находится, тоже не знаю. Но, увы, это был не её день, потому что отъехав от ворот парка ирригационных чудес, мы через несколько метров заметили вход на станцию той самой канатной дороги. Территория станции выглядела заброшенной, и только через 10 минут активных поисков нам удалось найти кассира, чтобы купить билеты. Стоили они 38 юаней на человека. Позднее, уже после возвращения, мы узнали, что канатке уже как минимум лет двадцать, и с самого начала эксплуатации её никто не ремонтировал. При посадке лучше всего не думать о ненаписанном завещании, а радоваться открывающейся панораме туманных холмов. Когда наш поскрипывающий на ветру вагончик достиг вершины первого холма, и мы приготовились выйти из внушающего здоровое опасение средства передвижения, оказалось, что линия опорных столбов вовсе и не думает заканчиваться, а тянется в туманную даль на высоту следующей вершины. И так три горы подряд. Стало понятным, почему тётя-водитель ни за что не хотела пускать нас в такую даль — ей пришлось ждать нас следующие три часа. Дорога в одну сторону длилась 35 минут. На другом её конце мы открыли для себя замечательнейший из всех виденных доселе буддистских храмовых комплексов. Храм посвящён женскому божеству Гуаньинь и расположен на вершине горы Ling Yan Guan Yin Shan примерно на высоте 900 метров над уровнем моря. После покорения Эмэйских гор и долгой прогулки по берегам реки Мин мои ноги активно сопротивлялись любому дополнительному напряжению. Уве тоже буквально «завоёвывал» каждую новую ступеньку. Только огромная концентрация молочной кислоты в наших усталых мышцах помешала нам вскарабкаться на вершину горы и посетить самую большую и красивую из всех храмовых Гуаньинь. Мы помахали ей ручкой снизу и пошли осматривать остальные статуи. Как и любая другая женщина, Гуаньинь — настоящая мастерица превращений. Разные её облики представлены редким посетителям многочисленными статуями и портретами. В одном затерянном павильончике среди поросших зелёным мхом высоких деревьев нам открылась древняя Гуаньинь периода Танской династии. Тихая музыка звучала словно ниоткуда, тонкие струйки ароматного дыма окутывали невероятно доброе и открытое лицо статуи, мягким жестом протянутой руки приглашающей путников войти в её скромное жилище. Она источала такую поразительную сердечность и успокоение, что меня тут же охватило сильнейшее чувство благоговения, какое раньше не вызывал ни один божественный лик. Изумрудная зелень травы, стройные колонны высоких деревьев, несущих свои кроны высоко в небо, тишина и безлюдье этого места оставили глубокое впечатление в моём сердце.

День 6. Home, sweet home. Наконец-то дома

На следующий день мы вернулись в Шанхай. Было странно и непривычно видеть полупустынные улицы и совершенно свободные от пробок перекрёстки. Город был занят приемом высоких гостей, прибывших на очередную сессию АТЭС, поэтому не заметил нашего возвращения.

Спустя неделю я начинаю строить планы нашего нового путешествия. Куда бы поехать в следующий раз?

Шанхай-Сычуань-Шанхай
17.10 — 22.10.2001

Об авторах:
Нерусские члены «Русского Клуба». В Шанхае живут с 1998 года. Любят путешествовать и ценят время, на это выпадающее. Равно неравнодушны к веселым компаниям и интересным книгам.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *