Брызги. Лариса Лагутина

Лариса Лагутина прислала для публикации несколько нервные, но пронзительные и искренние зарисовки из серии «Брызги». Прочитайте, и мы уверены, что они не оставят вас равнодушными.

«Но вообще-то, МУЗЫкальный народ приветливый, как оно почти всегда бывает в небольших селениях. Я думаю, они даже несколько горды, что какой-то очередной песчаной бурей именно к ним, а не на соседнюю ферму, занесло «лаовайку». Теперь у них есть два вкрапления европейской культуры в их размеренный быт: я и ресторан очень быстрой еды KFC, куда я зареклась ходить, наложив при этом страшное проклятие никогда не доехать до моего любимого Шанхая, если хоть однажды переступлю порог этого заведения…»

Желчь1

Рассказы Ларисы АгутинойДаган2, моя МуЗа, Мунькина задница! Город-призрак среди пыльных колхозных полей.

Какое счастье, что всех коров уже давным-давно можно увидеть только в магазине в виде сосисок. Иначе местный полицейский, сидящий за столом у перекрестка, регулировал бы не стадом обезумевших от нововведений велосипедистов, а с таким же успехом объяснял коровам правила перехода улицы под сигналы светофора.

По вечерам вдоль местного проспЭкта начинаются вечерние развлечения. Бабушки, стоящие в положении юных дарований гимнастических залов, растягивающие свои закостеневшие связки на перилах ограждений. Танцы-зарядка 30-40-50 человек из однообразно повторяющихся 13 движений на центральной и единственной площади. Движений никогда не бывает кратных четырем, как положено кем-то где-то, потому что это китайские танцы, потому что их четырехкратноразложенному уму «лаоваев»3 не понять. Местная Народная Площадь увенчана невообразимым сооружением, тыкающим своим пальцем в небо. Очень уж оно напоминает сказку из моего советского детства, где из всевозможных водоемов мнился грозящий палец Водяного: «Должок по-о-омнишь?»

Рассказы Ларисы АгутинойЕщё одна недавно появившаяся развлекуха в МуЗе — это я, иностранка-тренер, работающая в круто развороченном клубе «белой мордой».

Вот и сейчас куча счастливчиков, рассевшись на скамейках вдоль дорожки, по которой мне предстоит возвращаться в мой «хрустальный замок», чтобы уснуть сном мертвой царевны, ожидает прохода «похоронной процессии». «Мертвую царевну» сопровождает только её рюкзак за плечами, в котором толкаются боками любимый капризный комп, пакет молока, молчаливый телефон и всякая дамская мишура.

«Хыллоу!» — шкряб-шкряб за ухом — «ну хыллоу же!» Только повернись на это «хыллоу», как тут же тебя ослепят частоколом огромных, с безобразным налетом камней зубов. Улыбка недавно спустившегося существа вот с той, очень кстати стоящей рядом пальмы. Это ещё одно творение для культурного отдыха колхозников: рощица светящихся пальм. Светится всё! И стволы, и листья, и даже никак не созреющие кокосовые орехи. Не созреют, не упадут, не набьют кому-нибудь шишку, не будет никогда в Дагане своего Ньютона.

Но вообще-то, МУЗЫкальный народ приветливый, как оно почти всегда бывает в небольших селениях. Я думаю, они даже несколько горды, что какой-то очередной песчаной бурей именно к ним, а не на соседнюю ферму, занесло «лаовайку». Теперь у них есть два вкрапления европейской культуры в их размеренный быт: я и ресторан очень быстрой еды KFC, куда я зареклась ходить, наложив при этом страшное проклятие никогда не доехать до моего любимого Шанхая, если хоть однажды переступлю порог этого заведения.

Рассказы Ларисы АгутинойИ не хожу! Чем, вероятно, немало шокирую тамошних таксистов, с живостью оповещающих обо мне и роде моего занятия всех неосведомленных жителей.

Нет! Народ добрый и отзывчивый! В гостинице всегда просят прощения, если поменяют моё полотенце на полотенце из соседнего номера, забыв их постирать. Или долго шаркают ножкой, в очередной раз обесточив номер и разморозив холодильник.

А по утрам ещё и забавы подкидывают. Не открывая глаза, начинаешь гадать, что это утро нам готовит, чего нет сегодня: холодной воды, горячей или электричества? Угадал, в какой шкатулочке выигрыш — получи приз, можешь съесть мороженое Cornetto. Но почему-то чаще приходится принимать горячий душ или пить вчерашний холодный кофе или… об этом лучше умолчу, а мороженое достается почти всегда кому-то другому.

О, МуЗа, будь моим последним приютом в деле облагораживания китайских женских тел!!!

Китай, МуЗа, июнь 2002

Они

Рассказы Ларисы АгутинойПо выходным мы отсыпаемся все вместе, распластавшись на белых просторах простыней. Они, наверняка, подсматривают мои сны и подслушивают мои мысли, заглядывая одним глазом мне в ухо. До сих пор они не любят плескаться в водопроводной воде, предпочитая следить за падающими каплями утренней микстуры в фырчащей кофеварке.

А потом начинаются чудные посиделки с кофе на целый день. Они болтают ногами, хитро улыбаясь в такт движений, я прихлебываю из чашки горячий напиток, заправленный сливками, в которых остались отпечатки их пальцев. Мы молчим в унисон, перекидываясь солнечными зайчиками.

Когда неожиданно в наш мир врывается праздник, они разукрашиваются в семь известных им цветов радуги, высоко подпрыгивают, увлекая за собой и меня, разбрызгивают краски фейерверков, пачкая спешащих мимо прохожих. А потом вдруг, ударившись о незаметную серую стену, затихают. Карнавальные огни стекают с них в мокрое пятно на полу, не оставляя даже цветных дорожек. И у нас наступает серость. Теперь они сидят, хлюпая носами то ли от боли, то ли от сырости, я время от времени вспоминаю об очередном глотке горького кофе. Мы молчим в унисон, ожидая первую звезду в темном небе.

А завтра будет ещё одно утро, в котором я найду отпечатки их пальцев в сливках или несколько белоснежных перьев на подушке, что они потеряли, подсматривая мои сны.

Китай, МуЗа, июнь 2002

Примечания:

  1. Рассказ написан в минуту душевного непокоя. Автор заверяет читателей в своей нежной любви к китайскому народу, в целом, и к отдельным его представителям, в частности. []
  2. Город-спутник Тяньцзиня. []
  3. Иностранцев. []

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *