Стихи Лариссы Андерсен

Андерсен Ларисса Николаевна

Ларисса Андерсен

Ларисса Андерсен

Поэтесса и балерина. Родилась 25 февраля 1914 г. в Хабаровске. Из Владивостока в Китай уехала 20 октября 1922 с отцом Николаем Михайловичем Андерсеном. Окончила Харбинскую гимназию Оксаковской. Член объединения «Молодая Чураевка» и др. Жила в Шанхае с 1933 г. Публиковалась в «Прожекторе» и газете «Слово». Танцевала в кабаре, работала секретаршей. «Ларисса Андерсен – писала Е. Сентянина, — поэтесса вдумчивая, тонкая, очень скупая. Стихи ее появляются крайне редко». Накануне выхода первой книги Андерсен в свет, рукопись прочитал А. Вертинский. «Этот материал попал мне в руки случайно, но Лариссу Андерсен я знаю давно. То есть столько лет, сколько я нахожусь здесь на Дальнем Востоке – года три-четыре. В первый год моего приезда сюда я прежде всего бросился искать поэтов. Найти их было довольно трудно, ибо хотя в Шанхае представлены все виды искусств, довольно интересно –литература здесь представлено наиболее бедно. В частности поэзия совсем слаба. За исключением нескольких одаренных единиц здесь никого нет. Впрочем, хороших поэтов вообще очень мало. Тем радостнее и чудеснее будет явление на шанхайском горизонте таких прекрасных и терпких стихов, какие обещает нам Ларисса Андерсен своей книгой «Печальное вино» (А. Вертинский). В настоящее время живет во Франции.

Источник: А. А. Хисамутдинов «Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке. Библиографический словарь», Издательство ДВГУ, 2000.

Месяц теплился в бледном небе…

Месяц теплился в бледном небе,
Кротко таял и воск ронял,
Тихий вечер в печальном крепе
Подошел и меня обнял.
И заплакал. А я стояла…
На могиле цветок белел.
Я уже навсегда узнала,
Что случается на земле.

И никто не сказал ни слова,
Но я знала – порвалась нить.
А потом я осталась снова
Улыбаться, и петь, и жить,

И смолкать.
И смотреть не прямо
Потому что сквозь блеск и лоск
Над полянкой, над мертвой мамой
Бледный месяц роняет воск…

Я березку вдруг захотела посадить у окна в саду…

Я березку вдруг захотела
Посадить у окна в саду,
Ведь фантазиям нет предела,
Только силам есть на беду!
Есть березка. Но я сломалась!
Вижу: где-то просчет в пути,
Мне осталась такая малость,
А березке еще расти.
Ну кому и что она скажет
Русским сказом, если не мне?
Ведь берез на кладбище даже
Не сажают в этой стране!

Я едва пробиваюсь тропинкою узкой…

Я едва пробиваюсь
тропинкою узкой
Меж стенами пшеницы,
пшеницы французской.
Как в России синеют,
смеясь васильки
Васильки — васильками –
друзья далеки.

Все распыляется, все мимо… (На смерть Мэри Крузенштерн-Петерец)

Все распыляется, все мимо…
Вдогонку планам и мечтам.
А жизнь бежит неумолимо,
Усталость оставляя нам.
Храню я Ваш подарок – платье
Дань женской праздности земной,
Хотела карточку послать я,
Но адрес Ваш теперь иной.
Там, – Боже, помоги неверью! –
Вы отдыхаете сейчас,
От возмущенья хлопнув дверью
Здесь, на земле, в последний раз.
Ни грубостей, ни пресмыканий…
Колючка, с нежною душой,
Я в новом платье тонкой ткани
К Вам прилечу на бал большой!
Несутся дни, летят недели,
И, остывая в их золе,
Мы не смогли, мы не успели
Помочь друг другу на земле.
Но ненадолго разделенье.
Теперь, быть может, легче мне
Услышать Ваши повеленья
И чаще видеть Вас во сне.
Не знаю – Вы ль уйти хотели
Иль час был свыше предрешен?…
Пока что, в том же бренном теле
Я остаюсь.

Ваш «Ларишон».

Публикуется впервые.
© 2003, Ларисса Андерсен. Публикация на сайте РКШ согласована с автором.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *