Поможем Володе!

В начале февраля 2001 года в адрес Правления РКШ пришел многостраничный факс из Харбина. Он содержал статью о непростой судьбе и тяжелой болезни одного из потомков русских эмигрантов В. А. Зинченко. Всю свою жизнь Владимир Алексеевич прожил в Китае — стране, в которую во время Гражданской войны из России бежали его родители.

Русский Клуб в Шанхае, среди уставных целей которого значатся благотворительная деятельность, а также помощь соотечественникам в случаях экстренного характера, не мог в данном случае остаться в стороне. Во время традиционной ежемесячной встречи русской общины состоявшейся 14 февраля сего года было собрано 1.110 юаней добровольных пожертвований. Свою лепту вносили русские люди с разным материальным достатком: бизнесмены и студенты, работники государственных учреждений и лица оказавшиеся в КНР по семейным обстоятельствам. Оказали свою посильную помощь китайские и иностранные гости Русского Клуба. Всем им огромное спасибо.

Ниже мы публикуем с незначительными сокращениями перевод той самой статьи о В. А. Зинченко. Мы решили сохранить несколько наивную, такую характерную для китайских статей подобного рода стилистику оригинала. Перевод осуществлен в рамках работы действующей при РКШ Секции изучения истории русской эмиграции в Китае. Заранее просим прощения за возможные неточности, допущенные при переводе собственных имен.

Русский Клуб и впоследствии намерен проводить подобные акции, поэтому будем рады любой помощи неравнодушных соотечественников.

М. В. Дроздов
Председатель РКШ

Самый молодой потомок русских эмигрантов в Харбине

Володя лежит в больнице. Я навестила его там и принесла молока. Принесла молока тому самому русскому человеку, который сам раньше жил на скудные доходы от его продажи. А теперь он уже не может сам ходить и продавать молоко, поскольку обе его ноги загноились до крайности.

Володя, а точнее Владимир Алексеевич Зинченко родился 22 октября 1936 года в Харбине. Его отец — Алексей Яковлевич Зинченко был офицером Белой армии. В 1918 году он бежал из Сибири в Харбин. Вначале, вместе со своим товарищем-грузином, в харбинском районе Бутоу (ныне район Даоли) отец занялся производством виноградного вина, затем переквалифицировался в конюхи и работал при булочной, принадлежащей одному американскому еврею. Этот еврей был соседом семьи Зинченко. Через некоторое время булочная была переоборудована под цех, в котором стали делать торты «Victory». В те времена эта булочная стала самой крупной в Харбине. Ежедневно нужно было развозить хлеб по городу. Хозяин был добр к отцу, поскольку тот был очень дисциплинированным человеком, не пил и не курил. Когда отец умер, хозяин подарил его семье 50 цзиней муки, которая при японцах была большим дефицитом.

Его мать — Матрена Афанасьевна Морева приехала в Харбин вместе с братом все в том же 1918 году. Тогда ей не исполнилось еще и 18 лет. Шла борьба между красной и белой партиями (так Володя, как и прочие старые харбинцы, называет Красную и Белую армии). В Сибири, брат матери занимался снабжением «белой партии». Володя вспоминает, что его мать часто рассказывала ему об ужасах войны и ее жертвах. Тогда вскоре они с братом оставили армию и бежали во Владивосток, а уже оттуда на санях — в Китай. Бандиты-китайцы брали немалую мзду с пересекающих границу, поэтому многие бедные люди не имели возможности проехать. Доехав до Харбина, брат матери так и не смог найти работу, и вскоре вынужден был вернуться на Родину. Матери же с трудом удалось устроиться уборщицей в общежитии мясокомбината, принадлежащего одному англичанину.

В 1932 году отец и мать поженились. Отец, помимо своей работы, еще держал дойных коров. Четыре года спустя, родился их единственный сын, Володя. Когда ему было два года, его похитили, но похититель, опасаясь преследования, выбросил ребенка на берегу реки Сунхуа и случайно повредил ему руку. С тех пор рука Володи плохо служит ему.

Во время учебы в младшей школе, а это был период Манчжоу-го, вышло указание властей о том, что все ученики обязаны «отбивать поклоны» японскому небесному императору. Отец Володи был резко против этого и запретил сыну ходить в школу. Потом ребенка перевели учиться в школу при Николаевской церкви, которая располагалась на улице Чжуншань. Там он учился и жил. О его товарище по учебе, ныне гражданине Австралии Николае Заике неоднократно писали харбинские газеты. После прихода Красной Армии Володя опять стал ходить в свою прежнюю школу.

В 1944 году отец Володи скончался. Англичанин свернул свой бизнес в Харбине, и мать потеряла работу. Остались только дойные коровы, поэтому восьмилетнему Володе приходилось сначала разносить молоко русским, жившим на улице Даоли, а уже потом идти в школу. Он очень уставал и часто оставался голодным. Жизнь стала особенна тяжела еще и потому, что с приходом Красной армии у них забрали самых лучших коров, оставив семье только две. В те времена один цзинь молока стоил 0,1 юаня, что позволяло зарабатывать только 2 фэня с каждого цзиня. Жизнь была очень трудна. Володя вспоминает, что однажды на Пасху ему пришлось есть картофель, предназначенный на корм скоту.

От усталости и недостаточного питания, в девятом классе, он заболел чахоткой и вынужден был более чем на год прервать учебу. Затем он стал ходить в вечернюю школу при эмигрантском комитете. В то же время в еврейской больнице, что располагалась на улице Сиудао, практиковал один известный врач, еврей по национальности, бежавший в Китай из Германии во время Второй мировой войны. Он был отличным специалистом. Мать Володи обратилась к нему за помощью. Доктор запретил ребенку работать и порекомендовал побольше отдыхать. В то время как раз появились эффективные лекарства от чахотки — стрептомицин и др. Чтобы оплатить лекарства и лечение пришлось продать корову. Лечение пошло на пользу и вскоре Володя выздоровел.

Через некоторое время мать снова вышла замуж за Николая Александровича Никитина переехавшего в Харбин из Чанчуня. Никитин работал на заводе производящем оборудование для обработки древесины и получал более 30 юаней в месяц. Это была средняя зарплата рабочего в то время. Жили они с матерью в любви и согласии до самой смерти, последовавшей одна за другой в 1973 году. С тех пор Володя остался совсем один в своем доме на улице Аньпин.

Когда мать была еще жива, она мечтала о том, чтобы Володя вернулся на Родину и женился там, а не в Харбине. Володя тоже постоянно думал о женитьбе, но лишь в 1982 году он наконец-то женился на женщине по имени Алла. Ее бабушка с материнской стороны была русская. После свадьбы Алла родила девочку. К сожалению, жена пристрастилась к алкоголю, была очень ленивой. Когда дочке было три года, она бросила Володю, забрала дочь и уехала в Киргизстан вместе с одним мужчиной из Синьцзяна. Спустя некоторое время она вернулась и искала встречи с Володей, но он уже не захотел ее видеть.

В 90-е годы Володя познакомился с китаянкой. У этой женщины оказалось доброе сердце. Они вместе стали жить и работать. Стали держать корову. Жена часто сопровождала Володю на кладбище навестить маму. Вечерами они выходили на улицу жарить и продавать шашлыки. Таким образом, они ежедневно зарабатывали 60-70 юаней. Они никогда не ссорились. Иногда ходили в гости к старому русскому приятелю дяде Мише. Жить стала улучшаться, но случилась беда. Однажды днем в дом ворвались два бандита в масках. Они жестоко избили Володю и, припугнув ножом, отобрали 2.500 долларов и часы. После этого случая родители жены забрали ее к себе и запретили встречаться с Володей. Когда им все же удалось увидеться, она сказала что может остаться с ним только в том случае, если они вместе уедут в Россию, так как в Харбине жить стало опасно. Володя считает, что она хорошая женщина, и он был счастлив с нею, но силой делу не поможешь. Когда Володя заболел, его спросили, сообщить ли об этом ей или нет, но он только помотал головой. Ведь может быть у нее уже другая семья. Зачем доставлять ей лишние проблемы, — считает он.

Володя продавал молоко 55 лет. В 1982 году он переехал на улицу Аньдин, поскольку в городе уже не возможно стало держать корову. Жить стало лучше, и он купил дом в деревушке Гу, завел корову. Однако, вскоре из-за убытков дом пришлось продать. С тех пор он покупает молоко у крестьян и продает его в городе.

Когда жив был дядя Миша, Володя часто гостил у него. Бывая у дяди Миши дома, я часто еще с улицы слышала раскатистый Володин голос. Как только дядя Миша умер, Володя позвонил мне по телефону и, рыдая, спросил: «Нет больше дяди Миши! Куда я пойду!».

Вот уже 10 лет как Володя болен варикозным расширением вен и васкулитом. Раньше я часто видела Володю идущего тяжелыми ногами в церковь молиться. Однако с ноября 2000 года он уже не мог выходить на улицу. Я видела медсестру из частной клиники, пришедшей к нему для проведения лечебных процедур. На его ноги было страшно смотреть. Они источали красную кровь и желтый гной. В некоторых местах даже можно было видеть голую кость. Но девочка-медсестра смело наносила на них лечебную мазь.

Сейчас за Володей ухаживает китаец Чжоу Шуцхай. Чжоу Шуцхай раньше вместе с Володей в течение нескольких лет держали коров. Придя однажды к нему домой, Чжоу увидел, что Володя без посторонней помощи уже не может, и решил переселиться к нему. Он жил у него дома, помогал стирать и убирать квартиру никогда не жалуясь на жизнь. У Володи все сильнее распухали ноги, и вскоре он уже не мог надевать на них обувь. Чжоу попросил жену сшить специальную кожаную обувь для Володи. Чжоу просил меня узнать, как лечить эту болезнь, но все врачи как один отвечали мне, что требуется срочная ампутация.

Другой китайский друг Володи по имени Нин Цзюньхуа готовил ему на День Рождения и на православное Рождество много вкусной еды. Большая часть друзей Володи — китайцы. Сам он считает, что хорошие или плохие качества в людях не зависят от национальности, а зависят от каждого человека в отдельности.

Володе с каждым днем все хуже и хуже. Ноги стали страшного темно-фиолетового цвета, часто болит сердце, появились проблемы с мочеиспусканием, конечности сильно распухли. Посоветовавшись с друзьями, Володя решил все же лечь в больницу на лечение. Его знакомая китайско-российского происхождения по имени Гуан Энфэнь (Люба) помогла связаться с медицинским институтом, который имеет специальную палату для пожилых людей. Она с мужем и сестрой доставила его в больницу. В больнице врачи обратили на него всю свою заботу. Были приглашены хирурги, урологи и другие специалисты. Все сходятся на том, что его состояние очень тяжелое и требуется срочная ампутация. В противном случае больной может умереть.

Не имея больше возможности продавать молоко, Володя лишился и единственного источника дохода. Тех денег, которые он скопил таким тяжелым трудом, не хватает на лечение. Что делать и как быть дальше — он не знает.

Его товарищ по больничной палате спросил его: «Ты приехал из России и только в Китае заболел?», на что Володя ответил: «Нет, я родился в Харбине и никогда не был в России». Может быть мы, харбинцы, протянем свою руку помощи этому иностранцу, но такому родному для нас человеку. Я верю, что благородные и добрые люди в Харбине могут сделать это.

Цзен Ичжи
Телефон:0451-4692165; ВР: 4655555

Дополнение:

С тех пор как статья с призывом помочь русскому эмигранту Володе появилась в газете, мы получили немало телефонных звонков от доброжелательных читателей. Кто-то оказал материальную помощь, кто-то предоставил ценную медицинскую информацию. Первым человеком, пожертвовавшим деньги, оказались заместитель директора рынка «Тоулун» г-н Лю Яцзюнь, г-н Ван Цзиго и другие сотрудники рынка принесшие в больницу большой стеклянный ящик с деньгами.

Оказывается, больше года назад, рынок «Тоулун» установил этот ящик в торговом зале с тем, чтобы все желающие могли, бросив в него деньги, тем самым помочь людям нуждающимся в помощи. Первым человеком, опустившим туда деньги, оказалась маленькая пятилетняя девочка. На сегодняшний день это ящик был уже более чем наполовину наполнен. Так случилось, что г-н Лю Яцзюнь во время собственной болезни попал в одну палату с Володей. Увидев этого старика-иностранца и очень сочувствуя ему, г-н Лю предложил передать все собранные деньги Володе. Подсчитав пожертвования, а там оказалось 1.309 юаней, и еще добавив своих денег, Володе передали 1.500 юаней.

Лю Яцзюнь сказал Володе: «Я считаю, что когда мы, работая на рынке «Тоулун» стали зарабатывать хорошие деньги, нам нельзя забывать об обществе. Ты — иностранный друг, ты заболел в Китае и именно тебе больше всего нужна наша помощь. Так много людей откликнулись на призыв о помощи. Желаю вам скорейшего выздоровления». Володя был тронут до слез, говоря снова и снова: «Спасибо, спасибо, спасибо китайским друзьям!»

Перевод осуществлен в шанхайской компании
«МАРС КОНСАЛТИНГ»


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *