Архив метки «Избранное»

Если очень захотеть, сможешь все

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен студентке Анастасии Шкуриной. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

Еще учась в школе, Настя Шкурина начала писать заявки на поступление в различные вузы в Китае. Почему Китай и китайский язык, Настя сама затрудняется ответить. «Что-то внутри щёлкнуло, пошла в китайское консульство, все узнала, собрала нужные документы и уехала», — просто объясняет она. Прочтём до конца?

Знакомства и дружбы

М.Кичигин. Певички. Из собрания ЯХМ

Дружба с художником М.А.Кичигиным. Замечательный русский художник М.А. Кичигин попал в Китай, как и многие, в годы гражданской войны. До этого он преподавал в Екатеринбурге в художественном училище. Он был старше Павла Северного на 17 лет, но это не помешало им подружиться еще в Харбине, где Кичигин основал студию «Лотос». Кичигин был прекрасным художником-портретистом. Кочуя по русским городам Китая со своими выставками, Кичигин приехал в Шанхай и был очарован этим городом. Этому способствовал также финансовый успех выставки, его картины были прекрасно приняты русской и иностранной публикой. Так художник решил остаться в Шанхае.

Став популярным живописцем в этом многонациональном городе, он завел большую мастерскую, где периодически «квартировали» его друзья и приятели, переселяющиеся из Харбина в Шанхай в поисках счастья. Не исключено, что П.Северный мог воспользоваться гостеприимством М.А.Кичигина в 1933 году, когда появился в Шанхае после путешествия по северным провинциям. Поскольку М.А.Кичигин был одним из основателей и даже стал председателем содружества «Понедельник», связь между этими людьми очевидна. Еще в 1930-м году, во время одной из самых нашумевших кичигинских выставок, П. Северный поместил свой репортаж с вернисажа в газете «Слово»: Прочтём до конца?

Лес Конфуция

В этом году, в год Белого Зайца, Праздник середины осени, или Праздник Луны я встречал в Храме Луны в Пекине. Там продавались лунные пирожки, на сцене пели и танцевали мастера искусств, а вход в Храм Луны сторожили лунные зайцы, нарядные и торжественные, в руках у них, как и положено, были ступки, которыми они толкли снадобье бессмертия. Это уже мой второй Праздник Луны на родине лунного зайца в Китае. Продавались по всему городу и праздничные глиняные лунные зайцы самых разных размеров, сидящие на тиграх и слонах. Любимая игрушка китайских детей. Главный символ Праздника Луны. Я постарался навьючить на себя самого большого глиняного зайца, чудом пронес его в салон самолета, ибо в багаж сдавать было бессмысленно, получил бы груду глиняных обломков, — и вот уже в Москве мою внуковскую обитель украшает тяжеленный полуметровый лунный заяц, сидящий на тигре. Прочтём до конца?

Урок истории

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен старейшей русской жительнице Шанхая Людмиле Бабаскиной. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

Людмила Афанасьевна приехала в Китай в 1959 году в возрасте 28-ми лет. В 2009 году исполнилось 50 лет ее приезда, из них 7 лет она провела в Пекине и 43 года в Шанхае, ставшим для нее вторым домом.

Жизнь Людмилы Афанасьевны похожа на приключенческий исторический фильм со всевозможными перипетиями, тяготами и радостями. Сейчас они вместе с китайским мужем Го Нином живут в старом центральном районе Шанхая Пуси. В доме у них очень уютно, напоминает на петербургскую квартиру с элементами китайского стиля: темный буфет с сервизом, свитки каллиграфии на стенах, к чаю подают шанхайскую булку со сладкой пастой из красных бобов «доуша», напоминает петербургскую бабушкину слойку. Прочтём до конца?

Русский китаец

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайцев, живущих в северной столице России, посвящен судьбе Алексея Го — являющегося сыном старейшей русской жительницы Шанхая Л.А.Бабаскиной. Публиация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт».   

Сегодня Алексей Го является сотрудником именитого медицинского учреждения, Научно-исследовательского института гриппа Российской академии медицинских наук. Его мать – русская, а отец – китаец. О своей двойственной этничности он почти никогда не жалел. Принципы советского интернационализма помогли Алексею найти свой профессиональный путь, хотя один раз в жизни его карьеру чуть не принесли в жертву традиционной кампанейщине.

Алексей Го появился на свет в результате романтической встречи. В начале 50-х годов его мама училась в Педагогическом институте, а папа приехал из Китая учиться в ЛИИЖТе (тогда так назывался Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта). Однажды осенью на вечере, посвященном Дню образования КНР, в Таврическом дворце, куда ради укрепления дружбы народов пригласили советских и китайских студентов, мама и папа Алексея нашли друг друга. Они начали встречаться, затем ему пришлось уехать в Китай, чтобы снова вернуться и продолжить учебу в аспирантуре. После окончания института они поженились, и вскоре после этого от счастливого брака родился новый советский китаец. Прочтём до конца?

От понедельника до «Понедельника»

Творческая жизнь русского Китая в 1930–40-е гг. была насыщенной и плодотворной. Во многих городах расселения существовали десятки литературных кружков и обществ, работали издательства, выходили газеты. Здесь жили и творили талантливые поэты и писатели, такие как Ларисса Андерсен, Давид Бурлюк, Александр Вертинский, Евгений Замятин, Наталья Ильина, Венедикт Март, Арсений Несмелов, Валерий Перелешин, Марианна Колосова, Виктория Янковская, Александра Паркау и другие.

Шанхай был в культурном отношении городом своеобразным. Здесь культура и литература не рассматривались всерьез, так как это был и есть город деловой, финансовый и экономический. В лучшем случае, культурные мероприятия смотрелись лишь как средство развлечения живших за пределами «культурного мира» европейцев. Все изменилось с приходом в город русских переселенческих волн, особенно в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Русские внесли в жизнь Желтого раскаленного Вавилона движение творческой энергии и небывалого энтузиазма.

. Прочтём до конца?

Советы опытного переселенца

Всем известный древнегреческий философ Диоген как-то однажды понял, что интересы личности вполне оправданно ставить выше государственных. И зародил, тем самым, понятие космополитизма, объявив себя первым гражданином мира. С тех пор, люди разделяются на две категории – на тех, кто значительную часть жизни проводит за границей (путешественников, коммерсантов и переселенцев) и на тех, кто только мечтает увидеть манящие дали этого Мира.

Много может быть причин, которые удерживают людей на одном месте – сила привычки, страх перед неизвестностью, уже обустроенная жизнь и любовь к родным пенатам. Но есть люди, которые просто берут и уезжают. И вот о том, что происходит после этого – изучение языка, местных традиций, поиск работы и жилья на новом месте – и пойдет сегодня речь. Прочтём до конца?

«Сопротивление дворника снегопаду»

Интервью председателя КССК-РКШ Михаила Дроздова журналу «Берега дружбы» (Харбин). Май, 2011.

В начале 2011 года глава русских соотечественников в Китае Михаил Дроздов отметил свое 40-летие. И хотя по китайским меркам эта дата не юбилейная, Михаил Владиславович сумел к этим годам стать и успешным предпринимателем, и счастливым отцом большого семейства, и заметным общественным деятелем,  прочной опорой движения русских соотечественников в Китае. Как бы это не пафосно звучало, именно он является стабилизирующей основой Координационного совета соотечественников в Китае, который за пять прошедших лет он сумел сделать реальной и, что особенно важно, необходимой составляющей жизни такой многоликой интернациональной российской диаспоры в Китае. Прочтём до конца?

Просто как дома

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен одному из самых первых членов РКШ Олегу Новикову. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт».

На вопрос о возрасте Олег Новиков отвечает «тридцать пять», но тут же поправляет себя: «хотя по китайским понятиям – тридцать шесть». Ведь китайцы считают возраст с момента зачатия, а не рождения.

Китайский язык Олег начал учить факультативно на межвузовских курсах в Московском горном институте по специальности автоматические системы управления. На курсы он пошел просто за компанию с однокурсницей больше из любопытства, без серьезных планов или интереса к Китаю. В итоге теперь Олег свободно владеет этим непростым языком, а однокурсница оставила занятия через пару месяцев. В 1993 году Олег получил предложение поехать по межгосударственному студенческому обмену на учебу в университет Цинхуа в Пекине. Здесь он уже изучал международную экономику и финансы на китайском. После успешного окончания пекинского вуза Олегу предложили работу в Шанхае. Так впервые в 2000 году он оказался в этом городе. Прочтём до конца?

«С настоящей поэзией жить не страшно…»

Русский клуб в Шанхае провел творческий вечер поэта Юрия Кублановского

Стенограмма (часть 2)  (часть 1)

Слушатель: Спасибо! И в продолжение вопроса. Вы сказали, что три последних года вы также провели во Франции. У вас там был какой-то проект, вы там работали? Можно узнать поподробнее, что это была за работа.

Юрий Кублановский: Вы знаете, это, так сказать, даже немножко и смешно. Один зажиточный господин решил написать историю России от мамонтов до Медведева. Ну, и пригласил меня помочь ему в этом деле. Жена моя поступила учиться в школу Лувра, сам я, прикинув, подумал, что это собственно единственная возможность для меня еще раз перечитать все курсы русской истории, чего я здесь бы никогда не сделал. В-третьих, моя работа в «Новом мире» пришла к определённому финишу. За столько лет работы слишком многим стихотворцам пришлось отказывать. Все это взвесив, я решил согласиться на предложенный мне любопытный проект. И не пожалел об этом, заново переосмыслив всю нашу историю. Прочтём до конца?

Страница (3 из 15)12345...10...»