Архив метки «Ларисса Андерсен»

«Белый заяц толчёт в ступе снадобье бессмертия»

О русской поэзии в Китае

«Отсюда за морем – Китай. Садись и за море катай». Сегодня мы последуем совету Маяковского и отправимся в Поднебесную – страну, давшую миру немало великих поэтов и множество устойчивых поэтических образов, в том числе и тот, что вынесен в название. Мне довелось около 20 лет прожить в Бурятии, откуда до Китая рукой подать, но Великую китайскую стену я так и не увидел, потому что далёкий Запад притягивал больше, чем родная и близкая Азия. Теперь, если когда-нибудь и соберусь, то придётся лететь в Пекин из Брюсселя. Но сначала хотелось бы понять, звучит ли за китайской стеной русская лира.

…Первая крупная русская община в Китае появилась в начале XX века после строительства Китайско-Восточной железной дороги – магистрали, проходившей по Маньчжурии и соединявшей Читу и Владивосток с Порт-Артуром. Тем самым бывшим портовым городом на Жёлтом море, в котором 70 лет назад родился замечательный поэт и член редколлегии нашего журнала Даниил Чкония. Сейчас город называется Далянь[2]. Эта община на северо-востоке Китая, состоявшая в основном из семей служащих железной дороги, в 20-30-е годы пополнилась эмигрантами из Советской России. Правда, в конце 20-х – начале 30-х гг. большая часть советских служащих КВЖД была выслана на историческую родину, но это дела не меняет. Характерными чертами русской диаспоры в Китае были высокий уровень образования и большое количество талантливых журналистов, прозаиков и поэтов, совместными усилиями создавших на чужбине новую самобытную и богатую культуру. Как отмечает Ю. Минералов[3], в период с 1918 по 1947 гг. только в Харбине и Шанхае вышло более 200 (!) поэтических сборников русских авторов, постоянно живших на китайской земле. Прочтём до конца?

Шанхайские русские

Китайская версия статьи (中文版)

Интервью Председателя РКШ Михаила Дроздова корреспонденту «Новой газеты во Владивостоке» Василию Авченко.

41-летний Михаил Дроздов в Китае живет уже 16 лет. А если прибавить отдельные поездки после окончания в 1993 году юрфака ДВГУ, то еще дольше, практически полжизни. В Шанхае Михаил руководит юридической компанией «Окно в Китай», но куда больше известен в качестве председателя Русского клуба в Шанхае и Координационного совета соотечественников в Китае. В августе Михаил Дроздов побывал в Приморье (в том числе и в нашей редакции) и ответил на вопросы «Новой во Владивостоке». Прочтём до конца?

«Русский Китай» во Владивостоке

Выставка «Русский Китай» открылась во Владивостоке в четырёх выставочных залах центрального здания музея имени В.К. Арсеньева (ул. Светланская, 20). Она знакомит гостей и жителей Владивостока с миром русской культуры в Китае первой половины ХХ века. Духовная жизнь русских эмигрантов в Поднебесной разворачивается перед посетителями выставки в нарядах, предметах быта, книгах, фотографиях. Усиливает впечатление панно с изображениями Шанхая и Харбина, звуки старинных романсов в исполнении Людмилы Лопато, Александра Вертинского. 

Это совместный проект известного историка моды, художника по костюму, коллекционера Александра Васильева (идея выставки принадлежит ему) и музея. Обширная коллекция Александра Васильева была дополнена материалами, предметами из музейного собрания, а также уникальной коллекцией из архива известной поэтессы и танцовщицы восточной ветви русского зарубежья Лариссы Андерсен – это редкие книги, фотографии, афиши, документы, сценические костюмы.  Прочтём до конца?

Проба пера Лариссы Андерсен

Памяти поэта.

Вспоминая ушедшую от нас прекрасную поэтессу восточной ветви русской эмиграции Лариссу Андерсен, я решил познакомить читателей сайта «Русского клуба в Шанхае» со стихотворением, ставшим, судя по всему, ее первой публикацией. Стихотворение это нашлось в моем архиве в № 1 (13) журнала «Х.С.М.Л.» за январь 1928 года. Этот номер журнала, выходящего в Харбине, был целиком посвящен только что созданному объединению «Молодая Чураевка», членом которого, как известно, была и Ларисса.

На обложке журнала имеется примечательный автограф: «Для внимательного ознакомления Вашей чести (? — неразборчиво — М.Д.) с тем, какое оказывает влияние наша Чураевка на русскую молодежь». К сожалению, автограф без подписи. Кому он принадлежит, — неизвестно. Возможно, — Алексею Ачаиру. Но это предположение требует проверки. Надеюсь, что найдутся люди, которые смогут найти и прислать мне для сверки почерк Алексея Алексеевича, либо высказать иные предположения о том, кто еще мог оставить эту надпись на обложке, и кому она могла быть адресована. Прочтём до конца?

По имени “морская птица”…

Последний лепесток с восточной ветви русской эмиграции отлетел. 29 марта 2012 года во Франции тихо скончалась лучшая поэтесса «русского Китая» Ларисса Николаевна АНДЕРСЕН. Случилось это на 102 году ее удивительной и такой долгой жизни.

Л.Андерсен родилась в 1911 г. в Хабаровске (кстати, официальные биографии ошибочно указывают датой ее рождения 1914 год). Детство и юность ее прошли в Харбине. Затем, с начала 1930-х гг., более 20 лет жила в Шанхае, где и вышел ее знаменитый, высоко оцененный А.Вертинским, сборник стихотворений «По земным лугам» (1940). После отъезда из Китая поэтесса много лет провела на Таити и в других странах, куда был командирован ее муж Морис. С 1971 года поселилась во Франции в местечке Иссанжо, где и жила до самых последних дней. Прочтём до конца?

«Русский Китай»

Выставка с таким названием проходит сейчас в Музее Востока в Москве.

В последнее время тема русской эмиграции в Китае стала весьма популярной. Она отражает жизнь, нелегкие судьбы, деятельность определенной группы наших соотечественников, волей суровых обстоятельств оказавшихся оторванными от России на долгие годы и в силу жестких политических установок не имеющих права вновь обрести Родину.

Инициаторами настоящей выставки, посвященной духовной жизни русского зарубежья в Китае в первой половине 20 века выступили известный историк моды и художник по костюмам А.А.Васильев и специалисты Музея Востока. Не претендуя на право первопроходцев в изучении этого весьма сложного и противоречивого материала, авторы предлагают читателям и зрителям обратиться к проблеме культурных традиций и пристрастий в среде русской эмиграции, деятельности ее представителей в области искусства, а также художественно-предметного окружения. Прочтём до конца?

Юбилей Лариссы Андерсен

Ларисса Андерсен. Фото В. Базана

Когда говорят о столь почтенном юбилее писателя или поэта, речь, как правило, идет о памятной дате, пристойном поводе в очередной раз вспомнить уже достаточно давно ушедшего от нас мастера. В этом контексте несколько месяцев назад отмечался юбилей Александра Твардовского – сверстника замечательной поэтессы и танцовщицы восточной ветви русского зарубежья Лариссы Андерсен,   родившейся 25 февраля еще до Первой мировой войны.  В настоящее время Ларисса Андерсен, вся молодость которой прошла в Китае, живет в городке Иссанжо,  во Франции. Поэтесса была знакома и дружила с Александром Вертинским, Олегом Лундстремом, Святославом Рерихом, Валерием Перелешиным, Ириной Одоевцевой и многими другими известными деятелями русской эмиграции. Ее первый поэтический сборник «По земным лугам», вышедший в Шанхае в 1940 году, наделал много шума. На него обратили свое благосклонное внимание многие известные поэты. Наиболее полный сборник ее стихов, воспоминаний и избранных писем вышел спустя более полувека уже в Москве в издательстве «Русский путь» в 2006 году. Прочтём до конца?

«Вырастали-то мы в Китае…»

Интервью с О.И. Ильиной-Лаиль

Вырастали-то мы в Китае… Интервью с Ольгой Иосифовной Ильиной-Наиль«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда», писал Киплинг. Как оказалось – он ошибался. Восток и Запад все-таки сошлись. Сошлись они в судьбе Ольги Ильиной-Лаиль, которая, хотя и родилась в России в семье потомственных дворян Симбирской губернии, но вскоре после революции вместе с родителями была вынуждена эмигрировать в Харбин, самый крупный «русский» город Китая той поры. Затем последовали Пекин, Шанхай, Индокитай, Лондон, Париж… Именно в Париже мне довелось наконец-то встретиться с этой удивительной и, несмотря на годы, очень красивой женщиной, автором биографических книг «Восточная нить» и «Восток и Запад в моей судьбе» опубликованных в Санкт-Петербурге и Москве в 2003 и 2007 годах. К моменту нашей встречи, которая состоялась 29 сентября 2008 года, мы с Ольгой Иосифовной были знакомы заочно и, вот уже несколько лет, как вели переписку… Прочтём до конца?

Ларисса Андерсен: миф и судьба

Она трижды теряла свой нательный золотой крест, надетый при крещении. Однажды еще маленькой девочкой, расшалившись на вспаханном поле, другой – кувыркаясь в стоге сена, третий – в парижском метро. И всегда каким-то чудом находила пропажу. Даже когда его украли в Харбине – крест совершенно немыслимым образом вернулся к хозяйке. Что это: везение или Божий промысел? В ее жизни, стихах есть какая-то магия, тайна, загадка – она сама давно уже стала легендой: слишком яркая незаурядность, «неповторяемая неповторимость» подарена Лариссе Андерсен судьбой.

Все меньше красивых женщин,
Все меньше стихов и песен,
И мир, разлукой увенчан,
Стал душен, печален, тесен…
Ах, только ты, Ларисса –
Какой-то отсвет старинный…

Восторженные строки «китайского» поэта Василия Логинова в числе многих других оказались вплетенными в искусный «венок сонетов», посвященный Лариссе Андерсен, музе дальневосточного эмигрантского Парнаса 20–40-х годов прошлого столетия.

Прочтём до конца?

Страницы воспоминаний (Отрывки из книги «Одна на мосту»)

На вечере поэзии, устроенном в «Ренессансе», вскоре после приезда Александра Вертинского в Шанхай, я прочла стихотворение, написанное предыдущей осенью, в самое трудное для меня время. Оно было очень «жалобным», может быть это Вертинского и тронуло. Заканчивалось стихотворение так:

…В доме, наверно, пылает печь,
Кресло такое, что можно лечь,
Очень радушное в доме кресло.
Счастье с ногами в него залезло,
Счастье в мохнатом, большом халате…
Там добрая мама… И белая скатерть…
И чай с молоком.

По окончании программы меня представили Вертинскому. Я послушала его вежливые комплименты, выпила что-то со всеми и ушла домой. Вскоре, зайдя утром в тот же «Ренессанс», который находился на «нашей русской авеню Жоффр» и был популярной забегаловкой богемы, я вновь встретила там Вертинского.

Прочтём до конца?

Страница (1 из 2)12