Архив метки «стихи и поэты»

«Белый заяц толчёт в ступе снадобье бессмертия»

О русской поэзии в Китае

«Отсюда за морем – Китай. Садись и за море катай». Сегодня мы последуем совету Маяковского и отправимся в Поднебесную – страну, давшую миру немало великих поэтов и множество устойчивых поэтических образов, в том числе и тот, что вынесен в название. Мне довелось около 20 лет прожить в Бурятии, откуда до Китая рукой подать, но Великую китайскую стену я так и не увидел, потому что далёкий Запад притягивал больше, чем родная и близкая Азия. Теперь, если когда-нибудь и соберусь, то придётся лететь в Пекин из Брюсселя. Но сначала хотелось бы понять, звучит ли за китайской стеной русская лира.

…Первая крупная русская община в Китае появилась в начале XX века после строительства Китайско-Восточной железной дороги – магистрали, проходившей по Маньчжурии и соединявшей Читу и Владивосток с Порт-Артуром. Тем самым бывшим портовым городом на Жёлтом море, в котором 70 лет назад родился замечательный поэт и член редколлегии нашего журнала Даниил Чкония. Сейчас город называется Далянь[2]. Эта община на северо-востоке Китая, состоявшая в основном из семей служащих железной дороги, в 20-30-е годы пополнилась эмигрантами из Советской России. Правда, в конце 20-х – начале 30-х гг. большая часть советских служащих КВЖД была выслана на историческую родину, но это дела не меняет. Характерными чертами русской диаспоры в Китае были высокий уровень образования и большое количество талантливых журналистов, прозаиков и поэтов, совместными усилиями создавших на чужбине новую самобытную и богатую культуру. Как отмечает Ю. Минералов[3], в период с 1918 по 1947 гг. только в Харбине и Шанхае вышло более 200 (!) поэтических сборников русских авторов, постоянно живших на китайской земле. Прочтём до конца?

Шанхайские стихи (журнал «Российский писатель», №8 (8), 2009)

Журнал «Российский писатель» перепечатал на своих страницах несколько стихотворений председателя РКШ М. Дроздова, ранее опубликованных на нашем сайте.

Шанхайские стихи (журнал "Российский писатель", №8 (8), 2009) Шанхайские стихи (журнал "Российский писатель", №8 (8), 2009)

Китайская мечта поэта

Гао Ман. Пушкин на Великой Китайской стене. ФрагменСколько их было, заветных пушкинских мечтаний? Одним суждено было воплотиться в поэтические строки и в реальные земные события, другим — так и остаться потаенными желаниями, надеждами и видениями. Самая заветная, самая любимая, самая страстная, но так и несбывшаяся мечта — увидеть иные края, побывать в других странах. Ну хоть единожды пересечь границы огромнейшей Российской империи, посмотреть другой, почти нереальный для Пушкина мир, живущий лишь в его воображении, почувствовать вкус и запахи, неведомые прежде, увидеть краски дальних стран, испытать невероятные ощущения от встречи с иными мирами и цивилизациями. Это сладостное предчувствие свободы… Прочтём до конца?

И вновь о православных храмах…

И вновь о православных храмах…Чтобы было понятно, почему я пишу в «Русский клуб», вкратце расскажу предысторию появления моих стихов. Я приехала в Шанхай к сыну, который работает здесь по контракту, через 40 дней со дня похорон моего любимого мужа, с которым прожила 44 года. Мы вырастили и выучили троих прекрасных детей, которыми можно гордиться. Мой муж был настоящим преданным другом и советчиком, был моей второй половинкой. После его смерти я осталась надломленной, с истерзанным от горя сердцем и разбитой на осколки душой. Именно в эти дни меня потянуло в храм. Я никогда не была верующим человеком, но именно в храме мне становилось легче. Я выходила оттуда, как будто прошла самый эффективный лечебный сеанс. Поэтому, вполне естественно, что и здесь, в Шанхае, мне захотелось посетить православную церковь. Шанхай покорил своей красотой, организованностью на дорогах и вокзалах, людьми спокойными и бодрыми, величественными зданиями и парками. Я искренне считала, что и храмы должны вписаться в это великолепие. О том, что они есть, не сомневалась, так как читала о русских эмигрантах, которым вдали от Родины церковь была просто необходима. Но то, что я увидела, повергло меня в уныние. Меня очень «зацепила» эта проблема, и я не могла не написать прилагаемые к этому письму стихи.

Прочтём до конца?

Мария Александровная Попова «Страницы моей жизни»

Продолжая серию исторических исследований, связанных с судьбами русских эмигрантов, живших в Шанхае в первой половине ХХ века, мы публикуем статью нашего корреспондента из Петрозаводска Сергея Никутьева «Штрихи к портрету», о жизни и творчестве художницы Марии Александровны Поповой, репатриировавшейся из Китая в СССР в 1947 году. Статья написана по заказу «Русского Клуба в Шанхае».

Одновременно мы предлагаем вниманию читателей стихотворный цикл М. А. Поповой «Страницы моей жизни». Это своеобразные воспоминания о жизни в Китае, записанные в стихах. Прочтём до конца?

Штрихи к портрету

Памяти Марии Александровны Поповой посвящается…

Памяти Марии Александровны Поповой посвящаетсяМария Александровна Попова (18.05.1910-30.01.2003 гг.), художник и поэт, и хотя при жизни не вышло ни одного поэтического сборника, время расставит точки над i. Однако ее выставки с необычайной техникой работы акварелью по шелку известны тысячам людей. Она была личностью удивительной, вокруг нее всегда были люди. И если спросить, что же привлекало к ней, мнение будет единодушным: человечность. Она была удивительно добра, отзывчива, гостеприимна, бескорыстна, хотя жизненный путь ее не был простым и ясным, а путь к творчеству долог и труден…

Прочтём до конца?

Стихи Лариссы Андерсен

Андерсен Ларисса Николаевна

Ларисса Андерсен

Ларисса Андерсен

Поэтесса и балерина. Родилась 25 февраля 1914 г. в Хабаровске. Из Владивостока в Китай уехала 20 октября 1922 с отцом Николаем Михайловичем Андерсеном. Окончила Харбинскую гимназию Оксаковской. Член объединения «Молодая Чураевка» и др. Жила в Шанхае с 1933 г. Публиковалась в «Прожекторе» и газете «Слово». Танцевала в кабаре, работала секретаршей. «Ларисса Андерсен – писала Е. Сентянина, — поэтесса вдумчивая, тонкая, очень скупая. Стихи ее появляются крайне редко». Накануне выхода первой книги Андерсен в свет, рукопись прочитал А. Вертинский. «Этот материал попал мне в руки случайно, но Лариссу Андерсен я знаю давно. То есть столько лет, сколько я нахожусь здесь на Дальнем Востоке – года три-четыре. В первый год моего приезда сюда я прежде всего бросился искать поэтов. Найти их было довольно трудно, ибо хотя в Шанхае представлены все виды искусств, довольно интересно –литература здесь представлено наиболее бедно. В частности поэзия совсем слаба. За исключением нескольких одаренных единиц здесь никого нет. Впрочем, хороших поэтов вообще очень мало. Тем радостнее и чудеснее будет явление на шанхайском горизонте таких прекрасных и терпких стихов, какие обещает нам Ларисса Андерсен своей книгой «Печальное вино» (А. Вертинский). В настоящее время живет во Франции.

Источник: А. А. Хисамутдинов «Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке. Библиографический словарь», Издательство ДВГУ, 2000.

Стихи Лариссы Андерсен

Огнями колотит Шанхай…

(избранные тексты)
Стихи и песни Ильи Лагутенко

В думах о девушке из города центрального подчинения КНР

Огнями колотит Шанхай в лоб,
Осколками разбились на части сердца,
В опере весь хрустальный свод,
Топит джонки любовный снаряд.
Снаряд любви как игла утончен,
Изящной линией делит небо,
Ароматом жимолости прощен,
Негасимая лампада вечного света.

МэйХуа сказочной прелести слива,
Загоняет всех в угол своей красотой,
Приемы точны, ни одного мимо,
Боевые искусства любви ван суй!
В хрустальных пейзажах столичных баодун
Я искал место для своих сердец,
Сегодня разгадал я твои козни,
Может, шагуа, а может мудрец. Прочтём до конца?

«В лабиринте». Валерий Перелешин

Валерий Перелешин (20 июля 1913, Иркутск – 7 ноября 1992, Рио-де-Жанейро).

Настоящее имя – Валерий Францевич Салатко-Петрище. Один из самых выдающихся поэтов русской эмиграции первой волны. Увезенный матерью в 1920 году в Харбин, он поступил там в Политехнический институт и изучал там китайский язык и право. С начала тридцатых годов печатался в русских изданиях Китая и Европы. В 1937 году выпустил первую книгу стихотворений. Позже издал еще ряд поэтических сборников, антологию древнекитайской поэзии в своем переводе, поэму Цюй Юаня «Ли Сао», книгу воспоминаний о литературной жизни русского Китая в 1930–40 гг. и многое другое.

В 1939 г. он принял монашество и уехал в Пекин, где до 1943 года служил в Русской духовной миссии. Позже, сложив с себя сан, перебрался в Шанхай, а в начале 1950-х годов покинул страну и переселился в Рио-де-Жанейро, где и остался навсегда, став одним из патриархов русской эмиграции, активно печатающихся в Америке и Европе.

С 1988 года произведения Перелешина стали печататься на его родине, в России. Здесь же впервые увидел свет и главный научный труд его жизни – поэтическое переложение древнекитайского трактата «Дао Дэ Цзин».

Далее: стих В.Перелешина…

Гляжу на Шанхай с высоты птичьего полета

За окнами Шанхай…
Тугим крылом взмахнувши,
вознесся дивной птицей в вышину.
В подножье, скользкой рыбой изогнувшись,
гранит Вайтана лижет Хуанпу.

В ее струях зеркально отражаясь,
мерцая позолотой куполов,
Жемчужина Востока, ночь пронзая,
уводит в царство миражей и снов.

Так, весь Китай
сквозь сонм тысячелетий
к космическим высотам устремлен.
И перемен счастливых свежий ветер
колышет кумачовый шелк его знамен.

Страница (1 из 2)12