Статьи

«Его мы помним с детства…».

Композитор Григорий Гладков дал эксклюзивное интервью сайту Русского клуба в Шанхае.

В феврале 2012 года автор знаменитой «Пластилиновой вороны» и многих других шлягеров, знакомых многим из нас с детства (а может и не с детства), был гостем РКШ. Он выступил на очередном «квартирнике» перед взрослыми членами Клуба, преподал детям нашей воскресной школы веселый урок, состоящий из целого каскада песен, размышлений и шуток, а также дал интервью председателю РКШ Михаилу Дроздову:

Михаил Дроздов: Две темы я хотел бы затронуть. Первая, так или иначе, будет связана с Китаем, и с Вашим пребыванием здесь. Назовем ее условно «Китай и Гладков», или, если хотите, «Гладков и Китай». А вторая, собственно, о Вашем творчестве. Расскажите, как Вы оказались в Китае, и совпало ли Ваше представление о Китае с тем, что Вы увидели воочию? Прочтём до конца?

Весенним днем на набережной Вайтань

Заключительный очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен китаисту Сергею Николенко. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

После второго курса восточного факультета Сергей Николенко, как и многие другие его однокурсники-китаисты, отправился на стажировку в Китай. Он выбрал портовый город Тяньцзинь на побережье Бохайского залива, где проучился один год. На тот момент Китай Сергею не понравился, вернувшись, он сказал, что «больше в Китай не ездок». На вопрос, почему так, ответить непросто. Прочтём до конца?

Эмигрантские «редиски»

Начало тридцатых годов было омрачено японской агрессией в Маньчжурии, что привело к массовому потоку русских беженцев в Шанхай и южные города Китая. Это имело серьезные социальные последствия для русских колоний в крупных городах: в с трудом консолидировавшееся эмигрантское большинство стали вливаться группы тех, кто по договору о КВЖД должен был, но ни за какие коврижки не хотел вернуться в СССР, причем поток переселенцев из Маньчжурии после продажи Дороги в 1935 г. значительно возрос. Начался «юрский» пещерный период, возвращение к уже пройденным этапам: с одной стороны, — время чистки рядов от скрытых врагов, с другой — новый виток поиска консенсуса внутри колонии. Можно сказать, что к началу 1930-х годов с трудом найденное равновесие было разрушено извне. Прочтём до конца?

Китай деревенский

Часть 1. 

Как и Россия, — Китай, по преимуществу, страна деревенская. Небольшие городки внутри Китая чаще всего представляют собою не что иное, как две или три деревни, соединенные вместе.

Конечно, и в Китае, несмотря на его 450.000.000 толщу населения, скученность и перенаселенность, есть немало пустырей, но когда вы передвигаетесь по шоссейным дорогам, следуете в поезде или плывете по реке, вашим глазам предстают бесконечные просторы тщательно возделанной земли.

Ровными, словно по линейке вымеренными, параллельными рядами тянутся пашни, которые сменяются огородами, злаки произрастают даже на склонах гор, во всем и всюду видна кропотливая работа человека, и вам кажется, что Китай представляет собой сплошную пашню, что это рай для земледельца и что, во всяком случае, китайский крестьянин самый трудолюбивый на земле. Прочтём до конца?

Как я торговался в Китае

Есть такой анекдот:

Собрались два бизнесмена переговоры учинить. Ну, встретились где-то в кабаке, заказали себе по рюмарю того, что там бизнесмены на переговорах пьют; принесли им, пригубили они, значицца, и смотрят друг на друга. Молчат.

Потом один говорит:

— О’кей, предположим, Вы назвали цену, за которую хотите продать, я назвал цену, за которую хочу купить, мы оба посмеялись… Переходим к делу! Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть третья.

«Гоголь» маневрировал в узком проходе реки, обходя затонувшие во время войны корабли, которые мешали судоходству. Из воды торчали только кончики труб и мачт. Вдруг корабль качнуло: это мы вошли в широкое устье великой китайской реки Янцзы у её впадения в Восточно-Китайское море.

Первый день плавания был заполнен ознакомлением с теплоходом и с командой. Нас несколько удивило настороженное отношение советских матросов в разгово¬рах с нами. Мы к ним всей душой, а они как бы с оглядкой. Правда, с девушками они были ну куда как галантны. В первый же вечер молодые матросы вместе с нашими девушками куда-то исчезли. Злые языки позднее утверждали, что на «Гоголе» многие девушки стали женщинами. Впрочем, таких как я это мало волновало. Прочтём до конца?

Если очень захотеть, сможешь все

Этот очерк из фотоальманаха «От берегов Невы до Хуанпу: люди, проекты, идеи», рассказывающего о судьбах шести россиян, живущих в Шанхае и шести китайских граждан, живущих в северной столице России, посвящен студентке Анастасии Шкуриной. Публикация осуществлена нами с любезного разрешения агентства «Росбалт». Автор фотографий — Олег Новиков.

Еще учась в школе, Настя Шкурина начала писать заявки на поступление в различные вузы в Китае. Почему Китай и китайский язык, Настя сама затрудняется ответить. «Что-то внутри щёлкнуло, пошла в китайское консульство, все узнала, собрала нужные документы и уехала», — просто объясняет она. Прочтём до конца?

Знакомства и дружбы

М.Кичигин. Певички. Из собрания ЯХМ

Дружба с художником М.А.Кичигиным. Замечательный русский художник М.А. Кичигин попал в Китай, как и многие, в годы гражданской войны. До этого он преподавал в Екатеринбурге в художественном училище. Он был старше Павла Северного на 17 лет, но это не помешало им подружиться еще в Харбине, где Кичигин основал студию «Лотос». Кичигин был прекрасным художником-портретистом. Кочуя по русским городам Китая со своими выставками, Кичигин приехал в Шанхай и был очарован этим городом. Этому способствовал также финансовый успех выставки, его картины были прекрасно приняты русской и иностранной публикой. Так художник решил остаться в Шанхае.

Став популярным живописцем в этом многонациональном городе, он завел большую мастерскую, где периодически «квартировали» его друзья и приятели, переселяющиеся из Харбина в Шанхай в поисках счастья. Не исключено, что П.Северный мог воспользоваться гостеприимством М.А.Кичигина в 1933 году, когда появился в Шанхае после путешествия по северным провинциям. Поскольку М.А.Кичигин был одним из основателей и даже стал председателем содружества «Понедельник», связь между этими людьми очевидна. Еще в 1930-м году, во время одной из самых нашумевших кичигинских выставок, П. Северный поместил свой репортаж с вернисажа в газете «Слово»: Прочтём до конца?

«Русский Китай»

Выставка с таким названием проходит сейчас в Музее Востока в Москве.

В последнее время тема русской эмиграции в Китае стала весьма популярной. Она отражает жизнь, нелегкие судьбы, деятельность определенной группы наших соотечественников, волей суровых обстоятельств оказавшихся оторванными от России на долгие годы и в силу жестких политических установок не имеющих права вновь обрести Родину.

Инициаторами настоящей выставки, посвященной духовной жизни русского зарубежья в Китае в первой половине 20 века выступили известный историк моды и художник по костюмам А.А.Васильев и специалисты Музея Востока. Не претендуя на право первопроходцев в изучении этого весьма сложного и противоречивого материала, авторы предлагают читателям и зрителям обратиться к проблеме культурных традиций и пристрастий в среде русской эмиграции, деятельности ее представителей в области искусства, а также художественно-предметного окружения. Прочтём до конца?

Лес Конфуция

В этом году, в год Белого Зайца, Праздник середины осени, или Праздник Луны я встречал в Храме Луны в Пекине. Там продавались лунные пирожки, на сцене пели и танцевали мастера искусств, а вход в Храм Луны сторожили лунные зайцы, нарядные и торжественные, в руках у них, как и положено, были ступки, которыми они толкли снадобье бессмертия. Это уже мой второй Праздник Луны на родине лунного зайца в Китае. Продавались по всему городу и праздничные глиняные лунные зайцы самых разных размеров, сидящие на тиграх и слонах. Любимая игрушка китайских детей. Главный символ Праздника Луны. Я постарался навьючить на себя самого большого глиняного зайца, чудом пронес его в салон самолета, ибо в багаж сдавать было бессмысленно, получил бы груду глиняных обломков, — и вот уже в Москве мою внуковскую обитель украшает тяжеленный полуметровый лунный заяц, сидящий на тигре. Прочтём до конца?