История и творчество

Александр Вертинский «Чужая весна»

Вертинский. Чужая веснаВ 2014 году исполняется 125 лет со дня рождения великого русского шансонье Александра Николаевича Вертинского. «Русским клубом в Шанхае» запланирован целый ряд мероприятий, связанных с этой датой. Здесь же мы впервые публикуем неизвестную исследователям и затерявшуюся в толще старой периодики статью Вертинского из газеты «Шанхайский базар» (№ 23 от 10 мая 1941 г.).

Пришла весна.

На Банде, у таможни, старый памятник английскому баронету щурится от солнца и тоскливо думает:

— Прыгнуть бы вот так – как есть, во всех регалиях с пьедестала в Вампу. Прочтём до конца?

Дружба проверяется годами

IMG_330827 ноября 2013 г. «Клуб друзей Лариссы Андерсен» отметил свой первый юбилей: пять лет со дня первой встречи почитателей таланта поэтессы, актрисы, танцовщицы восточной ветви русского зарубежья. Приморская краевая библиотека им. А.М. Горького во Владивостоке хранит часть архива Лариссы Николаевны Андерсен и, естественно, заседания Клуба проходят в ее стенах.

Юбилейный вечер начался несколько необычно — ярким жанровым танцем «Купите бублики» в исполнении Виктории Волкогоновой, заведующей кафедрой сценического движения и танца театрального факультета Дальневосточной государственной академии искусств. Эта мелодия с известным припевом: «Купите бублики, горячи бублики» исполняется уже на протяжении почти 90 лет. Интересно, знала ли Лариса, выступая с этим номером, горячо принимаемым публикой Харбина и Шанхая, что куплеты написал житель Владивостока, журналист газеты «Красное знамя» Яков Петрович Богданов, известный в начале 1920-х годов, как Яша Боцман? К сожалению, о сценическом мастерстве Лариссы Андерсен мы можем судить только по откликам ее современников, а вот с её поэтическим даром члены Клуба знакомы хорошо. Автор сценария и ведущая мероприятия, сотрудник Центра культурных программ Людмила Редько включила в программу наиболее значительные стихи, которые на протяжении всего вечера исполняла Ольга Щелгунова, студентка театрального факультета ДВГАИ. Прочтём до конца?

Пушкину навстречу

Фрагмент обложки современного издания романа П.Северного "Косая мадонна"

Фрагмент обложки современного издания романа П.Северного «Косая мадонна»

Во второй половине 1930-х годов П. Северный продолжил систематическую литературную учебу и совместные литературные занятия в различных шанхайских объединениях, прежде всего  в «Понедельнике», чему есть свидетельства в русской периодике второй половины 1930-х годов. Что же касается рубежного для него 1935 года, то год этот, надо полагать, стал годом «литературного прорыва» П. Северного. Так, в 1935 г. вновь возглавил содружество «Понедельник» известный художник М.А.Кичигин, чью дружескую поддержку П.Северный ощущал всегда. На собрании 14 октября была избрана новая ревизионная комиссия Содружества, председателем которой был избран П.Северный.1 Вообще, с избранием Кичигина председателем Понедельника, заметно изменилась атмосфера содружества, она стала более демократичной, здесь собирались со-дружники, со-творцы, а не участники литературных аутодафе. Изменению атмосферы собраний способствовало и место их проведения – зачастую это была просторная художественная мастерская Кичигина. Литстудия стала творческим подиумом, первым «прокатом» произведений в читательской аудитории для многих литераторов, и даже уже вполне сложившихся журналистов и писателей, таких как Л.Арнольдов (главный редактор «Шанхайской Зари»). Так, Содружество посвятило разбору книги Л. Арнольдова «Жизнь и Революция» свое заседание. В числе активных выступающих – П.Северный.2  С разбором и оценкой книги выступали: Н.К. Соколовский, В.С. Валь, П.А. Северный, А. Пантелеев, А.А. Ненцинский и В. Кадыш. На собрании присутствовал и автор, отвечавший на заданные ему вопросы. Судя по словам ораторов, книга возбудила к себе живой интерес.3 Прочтём до конца?

Примечания:

  1. Перед открытием сезона «Понедельников» //Вечерняя Заря, 11 октября 1935 г. – С.4. []
  2. У понедельниковцев //Шанхайская Заря, 4 ноября 1935. – С. 4. []
  3. В «Понедельнике» //Шанхайская Заря, 5 ноября 1935 г. – С.4. []

Шанхайский дневник

DSC00698Выполненное обещание

12 ноября 2010 года Русский клуб в Шанхае провел творческий вечер известного русского поэта и публициста Юрия Кублановского. Присутствовавшие на вечере смогли не только услышать стихи Кублановского в авторском исполнении, но и его рассуждения о судьбе и предназначении России, воспоминания о многочисленных литературных друзьях от Бродского до Солженицына, поэт рассказал также о своем опыте эмиграции и возвращения в Россию.

В ходе вечера у председателя РКШ Михаила Дроздова и Юрия Кублановского состоялся следующий диалог: Прочтём до конца?

Любовь Павла Северного

T264tXXadOXXXXXXXX_!!468925676Из беседы с сыном писателя А.П. Северным:

— Говорил ли когда-нибудь ваш отец о своей первой любви? Неужели вы никогда не задавали ему такого вопроса? Обычно все дети это когда-нибудь да делают.

— На этот счёт я вам скажу так: согласно тогдашнему воспитанию, детей не посвящали в эти вопросы….

 

Первая жена Марина

Как иногда интересно складывается наша жизнь, делая неожиданные повороты и виражи. Работая над биографией Павла Северного, я буквально замучила Арсения Павловича расспросами о личной жизни его отца, нередко доводя своего визави до белого каления. И вот, несмотря на такую, мягко говоря, неровную переписку, обнаружилось, что у Павла Северного все же была первая жена. Вспомнила об этом его невестка, Александра Васильевна, которая сказала: «А я помню, как П.А. рассказывал про свою первую жену. Звали её Марина, она была журналисткой, потом уехала в Турцию, а он не захотел ехать за ней». Александра Васильевна слышала об этой истории в гостях, Арсений не присутствовал при этом. Поскольку дело касалось прошлого, А.В. не придала значения той истории, считая, что муж об этом обязательно знает. Прочтём до конца?

ГОД БЕЛОЙ ЗМЕИ (отрывок из повести)

snake800На почту РКШ пришло письмо от иркутского прозаика Геннадия Русских. К письму прилагался файл с новой повестью  Геннадия. События в повести разворачиваются в 2001 году (год белой змеи по восточному календарю). Молодой парень Женька Балябин приезжает на языковую практику в Китай. Их группа из 25 человек в основном девичья, парней всего двое – Женька и паренек из Питера Артем. Женьке нравится Китай, но его с этой страной связывает и нечто большее. Когда-то давно, сюда, в Манчжурию, ушел с белыми отрядами его прадед. События разворачиваются так, что Женька встречается с переводчицей китаянкой Фэй Хуа. Эта, казалось бы, незначащая встреча, станет прологом для дальнейших событий, за которыми последует драматическая развязка:

«Женька сам не помнил, как ноги понесли его через застывший плац, в узкую калитку в заборе, которая вела к арматурным воротам, как он перелетел одним касанием потешный заборчик из колючки. Он не слышал, как беспорядочно захлопали выстрелы с той и другой стороны. Он видел только, как испуганно металась на той стороне его Фэй Хуа, что-то крича ему и взмахивая руками. Он не пробежал, а пролетел эти пятьдесят метров одним махом. И вот он рядом, вот они гладкие круглые ладони в ямочках, чуть покрасневшие от мороза, сливовые волосы из-под кокетливой шапочки. Их разделяет только один, совсем несерьезный ряд колючей проволоки, еще миг и он перелетит через эту преграду, как птица. Но что это так остро кольнуло в спину и так тяжело дышать? И почему, Фэй Хуа, ты плачешь? Ты плачешь от счастья?». Прочтём до конца?

Китай деревенский

Часть 2.

Как ни развита торговля в Китае, какие успехи не делает индустриализация, земледелие все-таки является основой народного хозяйства.

Правда, даже при отмечаемом нами развитии сельского хозяйства, Китай не в состоянии пропитаться тем, что собирает со своих полей: ввоз продуктов питания составляет весьма крупную статью дохода в поступления морских таможен, что с точностью было констатировано специальным обследованием, произведенным за последние годы. Хотя те же обследования, достаточно неожиданно для китайских экономистов, обнаружили факт значительных цифр вывоза из Китая сельскохозяйственных продуктов, тогда как прежде господствовало убеждение, что Китай поглощает далеко не все, что производит. Но так сложилась конъюнктура современного мирового хозяйства, что такие страны, как Китай, Россия, Япония и другие, вынужденные ввозить, за недостатком своих, продукты питания из-за границы, сами, в свою очередь, продолжают неуклонно выкачивать из себя те самые продукты, в которых столь нуждаются. Прочтём до конца?

«Большая грудь, широкий зад».

Главы из пока неопубликованного на русском языке романа лауреата Нобелевской премии по литературе за 2012 год в переводе Игоря Егорова.

Глава 1 

С кана, на котором недвижно возлежал пастор Мюррэй, было видно, как яркая полоска красного света упала на розоватую грудь Девы Марии и пухлое личико Божественного младенца у нее на руках. От дождей прошлым летом крыша дома протекла, на написанной маслом картине остались желтоватые потеки, а на лицах Девы Марии и Младенца Христа застыло какое-то отсутствующее выражение. В ярко освещенном окошке повис, раскачиваясь под легким ветерком на тонких серебряных нитях, паучок сичжу. «Утром приносит счастье, вечером — богатство», — сказала однажды, глядя на такого паучка, эта красивая бледная женщина. Какое мне может быть счастье?» В голове промелькнули привидевшиеся во сне причудливые формы небесных тел, на улице протарахтели тележные колеса, откуда-то издалека с болотистых низин донеслись крики красноголовых журавлей, недовольно заблеяла молочная коза. За окном, шумно тыкаясь в оконную бумагу, хлопотали воробьи. В тополях за двором перекликались сороки, «птицы счастья». «Сегодня, похоже, день точно какой-то счастливый». Сознание вдруг заработало четко и ясно: в лучах ослепительного света откуда ни возьмись явилась эта красивая женщина с огромным животом. Ее губы беспокойно подрагивали, словно она хотела что-то сказать. «Ведь на одиннадцатом месяце уже, сегодня точно родит». Пастор тут же понял, что стоит за паучком и криками сорок. Он тут же сел и спустился с кана. Прочтём до конца?

Литературная жизнь русского Шанхая

При погружении в литературную жизнь русского Шанхая и непосредственно «Понедельника», замечаешь множество подводных камней и различных течений, влияющих на тенденции развития этой жизни.

Об этом более подробно написано в одной из предыдущих глав («От понедельника до «Понедельника»).

Итак, Михаил Щербаков был низвергнут со своего пьедестала и руководить Содружеством стали менее сведущие в литературе художники и архитекторы, деятели шанхайской культуры,

Прочтём до конца?

Крошка из Шанхая

или Маленький человек по пути в Царство Советское.

Часть четвертая.

1949 год

Прошли новогодние праздники, и опять зазеленела весна. Я продолжал заниматься в вечерней школе. После занятий, по дороге домой, я проходил мимо хлебного завода, где так вкусно пахло свежей выпечкой. Я как-то не выдержал и подошел к зарешеченному окну цеха на первом этаже. Кто-то из женщин пекарей, увидев меня, спросила «Что, проголодался?». Я говорю «Так вкусно пахнет, что слюнки текут». Она молча отрезала ломоть от горячей булки и сунула мне через решетку. Пожалуй, это было вкусней любого пирожного.

Ходить вечерами по городу в ту пору было не совсем безопасно, в чем я смог убедиться, когда однажды часов в десять гулял с Валей по дубовой аллее, недалеко от моего дома. Какие-то две фигуры вынырнули из темноты (на улице не было освещения), оттеснили от меня Валю и, пригрозив ей бритвой, шепнули мне «Быстро скидывай пиджак!». Странно, но я не испугался и не растерялся. Сказав, что в пиджаке документы я вытащил вместе с паспортом и кошелек с деньгами. В этот момент какие-то люди появились на улице и мои грабители, схватив пиджак, рванулись в темноту. После этого я всегда брал с собой металлический штырь. Прочтём до конца?

Страница (1 из 11)12345...10...»