Оборванный след (Табынская икона в Китае)

Табынская иконаИстория Табынской иконы Божией Матери насчитывает более чем четырехсотлетнюю историю. В 1597 г., в 12 км от села Табынского (Южный Урал), основанного при царе Иоанне Грозном, располагалась Пречистенская пустынь. Великолепная, сказочная природа окружала 30 насельников пустыни, которые трудились в поле и вываривали соль. Один из них, иеродиакон Амвросий, проходя мимо соленого источника, услышал голос Пречистой Богородицы: «Возьми мою икону». Убоявшись прелести, он не обратил на это внимания. Но на третий день, вновь услышав тот же голос, увидел Чудотворную икону Божией Матери. Он поспешил к братии. И крестным ходом сообща они приняли эту Святую икону. Поместили в Храм и отслужили перед ней молебен. Закрыли Храм, а наутро иконы там не оказалось. Нашли Ее на монастырских вратах. Построили над ней, как древле над Иверской, часовню.

История Табынской иконы Божией Матери насчитывает более чем четырехсотлетнюю историю. В 1597 г., в 12 км от села Табынского (Южный Урал), основанного при царе Иоанне Грозном, располагалась Пречистенская пустынь. Великолепная, сказочная природа окружала 30 насельников пустыни, которые трудились в поле и вываривали соль. Один из них, иеродиакон Амвросий, проходя мимо соленого источника, услышал голос Пречистой Богородицы: «Возьми мою икону». Убоявшись прелести, он не обратил на это внимания. Но на третий день, вновь услышав тот же голос, увидел Чудотворную икону Божией Матери. Он поспешил к братии. И крестным ходом сообща они приняли эту Святую икону. Поместили в Храм и отслужили перед ней молебен. Закрыли Храм, а наутро иконы там не оказалось. Нашли Ее на монастырских вратах. Построили над ней, как древле над Иверской, часовню.

Лик на иконе, явившейся в Табынске, аналогичен лику на иконе Казанской Божией Матери, но гораздо более темный. Размеры Табынской иконы превышают Казанскую: в вышину с одной стороны 1,5 аршина (107 см), с другой менее на полувершок (105 см), в ширину 1 аршин 0,25 вершка (72 см) и в толщину 1 вершок (4,4 см).

Сразу после своего явления, с иконой стали совершаться многочисленные чудеса, вследствие чего она была возима для удостоверения в Казань и Уфу. Из Уфы Святая икона исчезла, чудесным образом явившись вновь на соленом ключе близ села Табынское.

Пречистенская пустынь была окончательно разрушена в 1663 г. и упоминаний об иконе более никаких не было. Где находилась Святая икона Богородицы — под спудом ли разрушенной церкви или в другом месте, неизвестно. Однако через 100 лет произошло Ее второе явление.

В 1765-68 гг. три пастуха-башкира пасли скотину у Соленых Ключей, и вдруг на большом камне они увидели саму собой стоящую икону Божией Матери. Предание рассказывает, что они бросились рубить Ее, но вскоре ослепли. Один из них, самый молодой — 14-15 лет, стал молиться и прозрел. Хотел убежать и снова ослеп. Опять молился и призвал к этому своих друзей. Они собрались у иконы, отчаянно вопия: «Не уйдем, пока Русский Бог не исцелит нас». Впоследствии самый молодой крестился и прожил 130 лет, всю жизнь идя босым за Табынской иконой зимой и летом в одном подряснике и скуфье. Умер он под Челябинском, идя за иконой и молясь.

Икона была привезена в Покровский храм Богоявленского завода (пос. Красноусольск). Наутро же Её в этом храме не оказалось, обнаружили Святую икону в селе Табынском. С этих пор Чудотворная икона Божией Матери называется Табынскою.

Икона Табынской Божией Матери — покровительница всего Уральского края: Башкирии, Оренбуржья, Поволжья, Сибири, Казахстана. После Ее обретения в этих землях стали совершаться Крестные ходы, которые сопровождались многими чудесами.

Икона спасла, как свидетельствуют записи 1848 года, Оренбург, где эпидемия холеры уничтожила около половины населения (за пять лет всего 29 807 чел.). Только лишь в 1853 г. вспомнили христиане о своей Заступнице, и с принесением иконы холера наконец отступила. «…Государь Император высочайше повелел соизволить: переносить ежегодно находящуюся в церкви села Табынского Стерлитамакского уезда икону Казанской Божией Матери в г. Оренбург в сентябре месяце и в г. Стерлитамак в IX Пятницу после Пасхи в сопровождении Крестного хода, с тем чтобы наблюдение за порядком и благочинием в народе во время сего похода возложено было на обязанность местной полиции» (отношение МВД № 250 от 12.12.1856 г.). К приносу святой Иконы, что бывало ежегодно к 7 сентября, в Оренбург стекалась масса людей из ближайших сел, станиц и даже селений Бузулукского уезда Самарской губернии. Прибытие Табынской иконы Божией Матери встречалось всем городским духовенством, губернским начальством, местными войсками с оркестром полковых музыкантов. Внесение Иконы в город сопровождалось праздничным колокольным звоном, прекрасным пением архиерейского хора, которое сливалось со звуками полковой музыки, играющей «Коль славен…». Присутствие парадирующих войск со знаменами, всенародное пение тропаря «Заступница усердная…» и шествие многочисленного духовенства в преднесении хоругвей и св. икон — все это вместе производило невольный возглас: «Нет, не оскудела еще Вера в русском народе!».

Крестный ход с Табынской иконой в 1861 году являлся самым продолжительным в истории России. В лето этого года страшная засуха поразила Уфимскую губернию. Несмотря на то, что в каждом храме народ молился на полях и источниках вод, но Господь как будто не внимал молениям. И вот разнесся слух, что дождь там, где находится Табынская икона. Народ Стерлитамака, города, который сгорел уже наполовину, толпами выходил встречать свою Спасительницу, прося живительной росы. Среди молений ударил гром. Пять суток лил дождь. Засуха прекратилась. Город и окрестные земли были спасены. В Оренбургских степях Икона как бы «вырвалась на свободу». Каждая весь и град старались принять Великую Гостью к себе, крестный ход стал разрастаться, проходя уже 4000 верст (4267 км), посещая по просьбе жителей такие отдаленные города, как Челябинск, Тобольск и Кустанай. К православной святыне приступали и раскольники, и магометане. Известно, что башкиры на своих землях никого не допускали к несению святой иконы, так как сами старались нести Её. Обильная благодать, исходящая от чудотворной иконы, исцеляла множество слепых, хромых, чающих Христова утешения.

По установленному порядку, икона Божией Матери из села Табынского поднималась после IX пятницы по Пасхе и поблизости границ Оренбургской епархии проносилась по Верхнеуральскому уезду. Затем, если Пасха бывала ранняя и, следовательно, времени оставалось больше, то св. икону заносили в город Челябинск, Тюмень и Кустанай. В Оренбург икона вступала на праздник Рождества Богородицы (22 сентября по ст. стилю). Затем икона следовала до г. Уральска, заходила в Самарскую губернию и из г. Бузулука отправлялась обратно в Табынск, где пребывала до следующего года и оставалась до IX пятницы, когда сюда стекалась масса людей из всех близлежащих областей. В. В. Даль вспоминал: «Эта явленная икона Богоматери на девятую пятницу по пасхе обходит полгубернии, и к этому кочевому шествию стекается бездна народа и каждое населенное место всем населением провожает Её от себя до ночлега».

Святую Табынскую икону Богоматери возили в особой карете с пятью главками, а при иконе служил путевой причт и временно назначаемые священники и диаконы. В карету запрягались только те лошади, на которые никто и никогда не садился. «…на путь язык не идите и во град самарянский не внидите…» (Мф. 10,05). Часто бывало, что икона останавливалась, и никто не мог сдвинуть ее. Затем оказывалось, что на этом месте закопан убиенный младенец, или совершались другие злодеяния. В некоторые селения икона и вовсе отказывалась заходить. Богородица как бы призывала людей к покаянию. Веруя в чудесную силу, знаменитую икону из Башкирии до самой революции 1917 года возили в карете по многим российским губерниям — в Самару, Кустанай, Тобольск, Уральск, Челябинск, Оренбург.

Последний Крестный ход, проходивший в 1918 году, оборвался около Оренбурга. Внезапно на шествие напали красные, сорвали золотую Оренбургскую и серебряную ризы, а святую икону бросили на дорогу. Она им была не нужна. Икона была подобрана казаками атамана Дутова. Во время Гражданской войны, в период наибольших колебаний казачества, атаман Оренбургского казачьего войска Дутов для поднятия боевого духа и настроения казаков вывозил в войска облик святой Покровительницы — икону Табынской Божией Матери.

Атаман Дутов все отступал и отступал. Часто молился перед Табынской иконой, думал о судьбе России. Но Божия Матерь не помогала в братоубийственной войне. Более того, при отступлении казаков из России на берегу реки Амур под Благовещенском Табынская икона остановилась, не хотела покидать Россию! Но приближались красные, и всем грозила смерть. Над иконой построили часовню из камыша. Архиепископ Оренбургский Мефодий, архиепископ Томский Мелетий и епископ Камчатский Нестор со многими священниками три дня постились и слезно молились, прося Заступницу милости. После этого Святая икона двинулась через границу в Китай.

На границе между Россией и Китаем проходят трудные горные тропы, узкие переходы. Здесь не могут пройти ни повозки, ни лошади. Что взял атаман Дутов в этот тяжкий путь? В дневнике атамана запись: «…вынесли только оружие, патроны и икону».

Свято-Николаевский собор. ХарбинВ Китае св. икона находилась в православном монастыре г. Харбина вплоть до 1948 года. На чужбине Табынская икона прославилась своими чудесами так, что и китайцы молились Ей, говоря: «Табынская икона приносит удачу». После 1948 года икона была вывезена архимандритом Филаретом (будущим предстоятелем Русской зарубежной церкви) сначала в Австралию, затем в США в г. Сан-Франциско. Далее ее следы теряются, и где она находится сейчас — неизвестно.

Ныне сбором данных об иконе и поисками утраченного сокровища занимается Настоятель храма Табынской иконы Божией Матери священник Владимир Сергеев с группой помощников.

По последним данным, которые они мне сообщили, Табынская икона якобы не вывозилась из Китая, а была спрятана в столице Синьцзян-Уйгурского автономного округа Урумчи то ли у русских, то ли у китайцев. Они пишут: «Недавно в Башкирской Академии наук (г. Уфа) был озвучен доклад человека, пытавшегося в Китае разыскать Табынскую икону… Найти этот доклад и человека оказалось нам не под силу…». Далее они просят подключиться к поиску по китайским каналам. Пока это сделать не удалось, ибо я живу в Шанхае, а Урумчи — это самый северо-западный угол КНР, населенный, в основном, магометанскими народами. Все же при любой возможности стараюсь найти людей, выезжающих туда.

Честно говоря, в то, что русские эмигранты, покидающие Шанхай и Харбин в 1948 году, могли оставить икону в чужой языковой, религиозной, культурной среде, мне верится мало. Полагаю, Русская Православная Церковь За Рубежом может помочь отыскать или хотя бы пролить свет на проблему местонахождения Табынской иконы. Речь идет не о возвращении иконы в Россию, а о поиске национальной Святыни.

Однако мне удалось-таки отыскать человека, проведшего поиски Табынской иконы в Китае, вернее он сам нашел меня. Это — Владимир Владимирович Симонов. Он работал в Китае несколько лет, одновременно занимаясь поисками иконы. Побывал в Даляне, Харбине, бывал и в Синьцзяне, но его поиски не увенчались успехом.

Табынская икона находилась в Харбине вплоть до 1948 г., после чего была переправлена или в Шанхай, или в Урумчи. Есть версия о существовании двух икон: настоящей и списка (копии).

Просим всех, кто что-либо знает о существовании Табынской иконы, ее списка или располагает какими-либо сведениями о ней, связаться с «Русским Клубом в Шанхае».


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *