Архив автора

Вскользь по газетам (Шанхайская Заря, Вечерняя Заря. 1-7 октября 1933 г.)

(«Шанхайская Заря» в октябре 1933 года)

1 октября

Вскользь по шанхайским газетамКонтрабанда под оком сов-пограничников. Оживленная «торговля» на берегах Уссури. В последнее время по всей советской границе на реке Уссури сильно развелась контрабандная торговля. Контрабандисты, в большинстве с советской стороны, открыто переходят границу и свободно возвращаются нагруженные маньчжурскими товарами, в большинстве случаев — съестными припасами. На маньчжурскую сторону везут главным образом соль, шкуры, охотничьи ружья и иногда винтовки, в большом количестве — порох. В обратном направлении везут чумизу, громадное количество муки, рис и прочие съестные припасы. Чины советской пограничной охраны, разбросанные по всей совгранице, снисходительно относятся к контрабандистам. В очень редких случаях пограничники «замечают» и задерживают, однако вскоре отпускают их. Иногда на задержанных контрабандистов налагается штраф в виде изъятия некоторых товаров (они обычно идут в пользу пограничников)… С. 3.

Прочтём до конца?

В монастырях Зи-Ка-Вея (Шанхайская Заря. №1169. 12.09.1929)

Мастерская монастыряМужской и женский монастыри Зи-Ка-Вей существуют свыше 60 лет. Начав свою работу с очень скромных размеров в маленьких китайских фанзах, они разрослись до огромных культурных, технических и благотворительных учреждений. Поверхностный осмотр двух из них занял целый день. Особенно замечательны по грандиозности своей работы два монастыря — женский — Святой Богоматери, и мужской — с китайским названием Ту-За-вей. Их работой является подбирать брошенных бедными родителями-китайцами детей, а также сирот; помогать глухонемым, слепым и душевнобольным китайцам — как детям, так и взрослым; оказывать амбулаторно-медицинскую помощь окрестному бедному населению; давать европейское образование китайским детям в специальных колледжах.

Прочтём до конца?

А. Вертинский: из интервью и бесед

(Шанхай, 1938 год)

Понравился ли Шанхай прославленному русскому певцу и композитору? Успел ли он войти в соприкосновение с русской колонией Шанхая? Долго ли намерен пробыть в Шанхае? И куда предполагает направиться отсюда, после двух своих концертов?

Эти вопросы можно было задать А. Н. Вертинскому только вчера.

Ранее артист был лишен возможности принимать не только представителей прессы, но и вообще кого бы то ни было. Как известно, на следующий день по приезде, А. Н. занемог и некоторое время должен был провести в своем апартаменте «Катей Меншион», в условиях полной изоляции, под неослабным наблюдением врача. Прочтём до конца?

В Храме Гуанди (Шанхайская Заря. №1288. 01.02.1930)

Праздничная процессияВ ночь на 30 января главная артерия Шанхая Нанкин род была почти неузнаваема. Как всегда парадная и ослепительная блеском своих ночных огней и реклам она приняла особенный облик улицы китайского города. Многотысячная толпа китайцев совершенно запрудила панели.

Запрещение национального правительства празднования нового года по лунному календарю заставило всех, кто верен традициям страны прошлых веков, перейти в эту ночь на иностранные концессии и праздновать этот самый большой у народа праздник по незабываемым заветам предков.

Прочтём до конца?

Убийца Сун Чуан-фана рассказывает на суде, как она 10 лет лелеяла месть за казнь ее отца (Шанхайская Заря №3238. 27.11.1935)

Позавчера утром в тяньцзиньском окружном суде началось слушание дела мисс Цзе Чен-чао, 31 года, которая в слезах откровенно созналась в убийстве ею маршала Сун Чуан-фана, бывшего дебаня пяти провинций – Киангсу, Чекианг, Анвей, Киангси и Фуцзян.

Мисс Цзе во время заседания суда заявила, что после убийства маршала, она сама передала себя в руки полиции.

Перед заседанием суда с 7 часов утра стала собираться большая толпа, желавшая послушать интересный процесс. Допущено в зал суда, однако, было только 350 человек.

Прочтём до конца?

О «долге» русской эмиграции (Шанхайская Заря. № 1343. 06.04.1930)

Разговоры о невыполненном долге русской эмиграции и о необходимости управления несознательными эмигрантскими «массами» для направления их на верный путь служения далекой родине ведутся все настойчивее и резче. Молодые и старые русские люди отработав должное число на фабриках и заводах идут в литературные кружки и с покорными лицами, не выражая протеста, не обнаруживая попытки оправдаться слушают тех, кто с высоты трибуны обличает их.

На одном из таких собраний было трогательно смотреть, как в ответ на наивные речи оратора, с нескрываемым презрением третировшего сидящие перед ним «массы», публика спокойно и удовлетворенно аплодировала. Русские люди всегда любили обличения, считая их каким-то духовным очищением. Но глядя на измученные работой, усталые лица, думая о том, как на рассвете эти обличаемые будут вставать, чтобы идти на изнурительный труд, было горько думать о том, как мало встречает признания их слишком тихий подвиг. Прочтём до конца?

Кара на Джукон Род (Шанхайская Заря. №1302. 18.02.1930)

Shanghai - Corner of Nanking-Road & Chekiang RoadБюро общественной безопасности муниципалитета Великого Шанхая предписало полицейским властям немедленно закрыть все кафэ и кабарэ, находящиеся на Джукон Род, улочке, перпендикулярной Норд Сычуен род, в той ее части, которая особенно близко подходит к Чапею.

Это решение явилось следствием совещания, имевшего место на днях, между властями китайского муниципалитета и владельцами кабарэ и кафе на указанной улице. Совещание было устроено в результате ходатайства владельцев о продлении им права держать кабарэ и кафе на 1930 год.

Прочтём до конца?

Шанхай через пятьдесят лет (Шанхайская Заря. № 1351. 16.04.1930)

Шанхай в 1930 годуГород мировой славы. Головокружительные перспективы

В одной из местных английских газет появилась информация являющаяся результатом опроса ряда городских инженеров, архитекторов, лиц, специализировавшихся в земельном вопросе и т. д. относительно того, каким эти специалисты представляют себе Шанхай:

Через пятьдесят лет!

Газета приложила даже рисунок-фантазию будущего Шанхая:

В 1980 году!

На рисунке изображена стена колоссального дома-гиганта, по архитектуре несколько напоминающего архитектуру Аркады Сассуна.

Прочтём до конца?

Парижские визиты (Шанхайская Заря. №1360. 27.04.1930)

Театральная афиша

I. У Ф.И. Шаляпина

Прихожу к Федору Ивановичу в назначенный час и застаю его в несколько необычайной обстановке:

На столе перед ним разложены парики. Десятки… Вглядываюсь в них и кажется мне, что это не парики, а скальпы. Да, конечно, скальпы… Вот — скальп с Мефистофеля! Чуть чуть выступают рожки — наросты… Словно две заостренных шишки. Это — скальп с Бориса Годунова. Скальп, характерный настолько, что ошибиться никак нельзя… А вот — скальп с Дона-Базилио, скальп с Дон-Кихота… Скальп с Грозного, скальп с Досифея…

Федор Иванович дает указания парикмахеру-французу:

— На этот парик надо будет наложить немного брильянтину… Этот — чуть-чуть — подзавить… Этот придется переделать…

Парикмахер снимает с шаляпинской головы мерку на парики, бороды, усы, накладные «мефистофельские» подбородки. Тщательно измеряет каждую часть лица сантиметром, выводя на бумажке целые столбики цифр. Эта процедура — довольно сложная, сложная, по-видимому, и сама работа. Прочтём до конца?

Лекция о китайских иероглифах (Шанхайская Заря. № 3240. 29.11.1935.)

Австрийский ученый доктор Рейфлер бросает интересный вызов китайским ученым в своей лекции о китайских иероглифах, которую он прочтет в понедельник 2 декабря в 5.15 вечера в помещении Международной Театральной Группы.

Доктор Рейфлер считает, что многие иностранцы знают больше о значении китайских иероглифов, чем большинство китайцев. Это происходит от того, что школьники научаются очень быстро различать иероглифы, хотя они и не знают их составных частей. Иностранцы наоборот, при изучении китайских иероглифов непременно останавливаются на их анализе, во-первых, потому, что это помогает им запоминать их, а во-вторых, потому что их интересует самый процесс такого рода разложения китайских знаков письменности.

Вызов заключается в том, что д-р Рейфлер утверждает, что каждый может научиться читать по-китайски и даже понимать разговорную речь, придерживаясь той системы изучения языка, которой он придерживается сам. Лекция будет иллюстрироваться образцами иероглифов.

Шанхайская Заря № 3240. 29.11.35. – С. 4

Страница (1 из 2)12