Старые газеты

Разбитые жизни (Слово. №350. 26.01.1930)

Посвящается русским женщинам

Посвящается Вам, только Вам Русские многострадальные женщины.

…Дребезжащие стекла дверей ресторана «Глория» – входит и выходит разношерстная публика, и в открытые двери вылетают на улицу густые клубы пара, смешанного со щекочущими нервы звуками новомодных фокстротов.

Огромная реклама танцев у главного входа в ресторан с многочисленными разноцветными лампочками.

Ресторанный художник старательно размалевал холст, изобразив на нем в рост стройную блондинку с изящными маленькими ножками в черных туфельках в объятиях американского матроса – реклама портового кабака.

Прочтём до конца?

Женская страница (Слово. №350. 26.01.1930)

Искусство одеваться

Эмблема «Женской страницы» шанхайской газеты «Слово»Много ли женщин обладают этим искусством? Пойти к портнихе выбрать из ряда модных картинок понравившуюся и заказать по ней платье, успокоившись на том, что ваш костюм будет выполнен в точности по модели самого последнего, только что выпущенного журнала. Это не есть искусство одеваться, если вы не обсудили при этом самого важного и коренного вопроса: Соответствует ли вам выбранный фасон изображенного на рисунке платья, вашей фигуре, подходит ли цвет, — хотя бы и наимоднейший в сезоне, — материи к вашему лицу, к цвету ваших волос, скрасит ли выбранная отделка или вышивка ваши природные недостатки или, наоборот, подчеркнет их с невыгодной стороны…

К сожалению, большинство женщин, из страха прослыть отсталыми, не следуют этим благоразумным правилам, всецело попадая под влияние моды, входя очень часто в самые нелепые крайности, вопреки здравому смыслу и красоте. Ведь мода не есть шаблон, трафарет или обязательная форма одежды, как, например, у военных.

Прочтём до конца?

В Храме Гуанди (Шанхайская Заря. №1288. 01.02.1930)

Праздничная процессияВ ночь на 30 января главная артерия Шанхая Нанкин род была почти неузнаваема. Как всегда парадная и ослепительная блеском своих ночных огней и реклам она приняла особенный облик улицы китайского города. Многотысячная толпа китайцев совершенно запрудила панели.

Запрещение национального правительства празднования нового года по лунному календарю заставило всех, кто верен традициям страны прошлых веков, перейти в эту ночь на иностранные концессии и праздновать этот самый большой у народа праздник по незабываемым заветам предков.

Прочтём до конца?

Едут и едут (Шанхайская Заря. №1307. 23.02.1930)

Фельетон

Они продолжают приезжать. Эти новые, как принято выражаться на объединяющем Шанхай языке, «сэттлеры». Новые и новые беженцы. Наши братья по крови: русские. О, разнообразие их не поддается описанию. Самая яркая палитра: Малявина или, местного Кичигина, не в силах подыскать красок. Чтобы передать все оттенки беженства. Одни из них с добротными чемоданами, в модных пальто, в сопровождении красивых женщин (жены, любовницы, сестры). Другие – просто целина, прямо от сохи. Из Трехречья, которое, кровавой известностью пошло по белу свету. Из Харбина, прожив там с десяток эмиграционных лет. Из никому неведомых медвежьих уголков Северной Маньчжурии. Отовсюду:

– В Шанхай, в Шанхай, в Шанхай!

Прочтём до конца?

Убийца Сун Чуан-фана рассказывает на суде, как она 10 лет лелеяла месть за казнь ее отца (Шанхайская Заря №3238. 27.11.1935)

Позавчера утром в тяньцзиньском окружном суде началось слушание дела мисс Цзе Чен-чао, 31 года, которая в слезах откровенно созналась в убийстве ею маршала Сун Чуан-фана, бывшего дебаня пяти провинций – Киангсу, Чекианг, Анвей, Киангси и Фуцзян.

Мисс Цзе во время заседания суда заявила, что после убийства маршала, она сама передала себя в руки полиции.

Перед заседанием суда с 7 часов утра стала собираться большая толпа, желавшая послушать интересный процесс. Допущено в зал суда, однако, было только 350 человек.

Прочтём до конца?

О «долге» русской эмиграции (Шанхайская Заря. № 1343. 06.04.1930)

Разговоры о невыполненном долге русской эмиграции и о необходимости управления несознательными эмигрантскими «массами» для направления их на верный путь служения далекой родине ведутся все настойчивее и резче. Молодые и старые русские люди отработав должное число на фабриках и заводах идут в литературные кружки и с покорными лицами, не выражая протеста, не обнаруживая попытки оправдаться слушают тех, кто с высоты трибуны обличает их.

На одном из таких собраний было трогательно смотреть, как в ответ на наивные речи оратора, с нескрываемым презрением третировшего сидящие перед ним «массы», публика спокойно и удовлетворенно аплодировала. Русские люди всегда любили обличения, считая их каким-то духовным очищением. Но глядя на измученные работой, усталые лица, думая о том, как на рассвете эти обличаемые будут вставать, чтобы идти на изнурительный труд, было горько думать о том, как мало встречает признания их слишком тихий подвиг. Прочтём до конца?

Кара на Джукон Род (Шанхайская Заря. №1302. 18.02.1930)

Shanghai - Corner of Nanking-Road & Chekiang RoadБюро общественной безопасности муниципалитета Великого Шанхая предписало полицейским властям немедленно закрыть все кафэ и кабарэ, находящиеся на Джукон Род, улочке, перпендикулярной Норд Сычуен род, в той ее части, которая особенно близко подходит к Чапею.

Это решение явилось следствием совещания, имевшего место на днях, между властями китайского муниципалитета и владельцами кабарэ и кафе на указанной улице. Совещание было устроено в результате ходатайства владельцев о продлении им права держать кабарэ и кафе на 1930 год.

Прочтём до конца?

Шанхай через пятьдесят лет (Шанхайская Заря. № 1351. 16.04.1930)

Шанхай в 1930 годуГород мировой славы. Головокружительные перспективы

В одной из местных английских газет появилась информация являющаяся результатом опроса ряда городских инженеров, архитекторов, лиц, специализировавшихся в земельном вопросе и т. д. относительно того, каким эти специалисты представляют себе Шанхай:

Через пятьдесят лет!

Газета приложила даже рисунок-фантазию будущего Шанхая:

В 1980 году!

На рисунке изображена стена колоссального дома-гиганта, по архитектуре несколько напоминающего архитектуру Аркады Сассуна.

Прочтём до конца?

Парижские визиты (Шанхайская Заря. №1360. 27.04.1930)

Театральная афиша

I. У Ф.И. Шаляпина

Прихожу к Федору Ивановичу в назначенный час и застаю его в несколько необычайной обстановке:

На столе перед ним разложены парики. Десятки… Вглядываюсь в них и кажется мне, что это не парики, а скальпы. Да, конечно, скальпы… Вот — скальп с Мефистофеля! Чуть чуть выступают рожки — наросты… Словно две заостренных шишки. Это — скальп с Бориса Годунова. Скальп, характерный настолько, что ошибиться никак нельзя… А вот — скальп с Дона-Базилио, скальп с Дон-Кихота… Скальп с Грозного, скальп с Досифея…

Федор Иванович дает указания парикмахеру-французу:

— На этот парик надо будет наложить немного брильянтину… Этот — чуть-чуть — подзавить… Этот придется переделать…

Парикмахер снимает с шаляпинской головы мерку на парики, бороды, усы, накладные «мефистофельские» подбородки. Тщательно измеряет каждую часть лица сантиметром, выводя на бумажке целые столбики цифр. Эта процедура — довольно сложная, сложная, по-видимому, и сама работа. Прочтём до конца?

Лекция о китайских иероглифах (Шанхайская Заря. № 3240. 29.11.1935.)

Австрийский ученый доктор Рейфлер бросает интересный вызов китайским ученым в своей лекции о китайских иероглифах, которую он прочтет в понедельник 2 декабря в 5.15 вечера в помещении Международной Театральной Группы.

Доктор Рейфлер считает, что многие иностранцы знают больше о значении китайских иероглифов, чем большинство китайцев. Это происходит от того, что школьники научаются очень быстро различать иероглифы, хотя они и не знают их составных частей. Иностранцы наоборот, при изучении китайских иероглифов непременно останавливаются на их анализе, во-первых, потому, что это помогает им запоминать их, а во-вторых, потому что их интересует самый процесс такого рода разложения китайских знаков письменности.

Вызов заключается в том, что д-р Рейфлер утверждает, что каждый может научиться читать по-китайски и даже понимать разговорную речь, придерживаясь той системы изучения языка, которой он придерживается сам. Лекция будет иллюстрироваться образцами иероглифов.

Шанхайская Заря № 3240. 29.11.35. – С. 4

Страница (2 из 3)123