Архив метки «Избранное»

Перед рассветом

Беседа художника Керима Рагимова с Председателем РКШ Михаилом Дроздовым, сентябрь 2004, Шанхай

Свято-Николаевский храм-памятник, г. ШанхайК.Р. Михаил, вот Вы на карте сейчас показали мне, где расположены в городе Шанхае здания православных храмов — я понимаю, это всё «неживые» храмы, то есть, служба в них не идёт…

М.Д. Ну, во-первых, ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Чуть позже об этом расскажу. Я здесь, в Шанхае, девятый год — приехал сюда в 1996-м году — и тогда в кафедральном соборе иконы Божией Матери «Споручница Грешных» располагалась биржа. Потом он некоторое время пустовал, затем этот храм был отреставрирован, какая-то тайваньская компания взяла его в аренду и разместила там ночной клуб. Это как раз тот самый храм, в котором служил Владыка Иоанн (Максимович).

…Перед рассветом, как говорят китайцы, по-моему, как раз, темнее всего и бывает…

Кстати говоря, в этом же храме венчался Вертинский. Он жил здесь в 30-х годах, а в 43-м вернулся из Шанхая в Советский Союз. И второй храм, это Свято-Николаевский храм-памятник, небольшой храм, который расположен в тихом зелёном уголке, там все эти годы находился французский ресторан. Он называется «Ашанти-дом». Француз, который взял здание в аренду — из Южно-Африканской Республики, Ашанти — это вроде как древнее государство в Южной Африке, там производят вино одноимённое, вот он и назвал «Ашанти-дом». Насколько я знаю историю этого здания, оно было построено благодаря значительным усилиям генерала Глебова, но в своё время был заключён очень неудачный договор, потому что, когда русские эмигранты скидывались на строительство храма, земля не была выкуплена, а взята в аренду сроком то ли на 10, то ли на 15 лет. По условиям договора, всё, что будет построено на этой земле, отходило владельцу земли по окончании срока аренды. Видимо, люди, которые занимались этим строительством, были не очень практичны.

Прочтём до конца?

Шанхайские миниатюры (Слово № 390. 16.03.1930)

[singlepic id=214 w=320 h=240 float=left]

V. Шар

Мосье Чанг, — это адвокат нашей конторы, — купил себе большой хрустальный шар. Величиной в крупное яблоко, он красуется на хрупкой подставке из черного дерева на письменном столе мосье Чанга, заваленного исками, папками и прошениями с печатями Французского Микс-Корта.

— Сколько заплатили?

Мосье Чанг поднял ко мне большие очки, опиравшиеся на желтоватые подушечки одутловатых щек.

— Сто двадцать… Недорого, правда?..

— Долларов??!!

— Нет, таэлей!.. ((Таэль — шанхайская серебряная денежная единица, в январе 1930 года была равна $ 1,4 (мексиканского доллара).// Печ. по: Курсы валют на 12 января 1930 г. / Слово. № 338. 12 января 1930. — С.5))

Мои брови полезли вверх от удивления.

Прочтём до конца?

Кресты над Хуанпу

Торговцы из храмов уйдут!

И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме,
и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им:
написано: «дом Мой домом молитвы наречется»;
а вы сделали его вертепом разбойников.

Мф., 21 гл., 12–13 ст.

Кресты над ХуанпуВ конце июля 2004 года ряд информационных агентств распространили сообщение, которое наполнило мое сердце радостью и надеждой: «Из помещений Свято-Николаевского православного храма и кафедрального собора в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных», сохранившихся в Шанхае, будут выведены увеселительные заведения. Об этом посол Китая в РФ Лю Гучан заявил на встрече с главой Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом. «В дальнейшем здания будут иметь культурное назначение, связанное с историей российского присутствия в Китае». Посол также заверил, что Китай готов содействовать организации посещений российских военных захоронений на территории КНР гражданами России, в том числе священниками Русской православной церкви для совершения заупокойных богослужений по павшим воинам. Лю Гучан выразил готовность и в дальнейшем развивать с РПЦ плодотворное сотрудничество».

Прочтём до конца?

«Восточная нить»

XIX. Первые впечатления от Шанхая

«Восточная нить». Ольга Ильина-ЛаильЯ ехала из Пекина в Шанхай с тяжелым сердцем. Было жаль расставаться с любимым городом, со всеми моими друзьями. […]

Мое место в трюме парохода, без отдельной каюты. Нужно заплатить дополнительно за матрас и одеяло. Моей спутницей оказалась пожилая русская женщина, она едет в Шанхай к своей дочери. Конечно, мы путешествуем не в лучших условиях, но я провожу много времени на палубе, где стоят шезлонги, можно сидеть в них и читать, или смотреть на Желтое море, мечтать о будущем и о прекрасном принце, которого я наверняка однажды встречу.

Прочтём до конца?

Духовные основания российского диаспорального строительства в Северо-Восточной Азии

Храм в ХарбинеПеред Своим Вознесением на Небо Спаситель, посылая апостолов в мир, сказал им: «шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19)

Сегодня новый мировой порядок можно представить в виде концепции общественного развития, которая предусматривает не только и не столько социально-экономическое преобразование человеческого сообщества через реорганизацию международных, политических, экономических и культурных взаимосвязей, но непременное его духовное возрождение.

Однако вопрос о том, какие духовные задачи стояли и стоят перед диаспорами Северо-Восточной Азии и каковы духовные основы российского диаспорального строительства нам представляется слабо исследованным. В разное время этой проблемы касались в своих трудах Святитель Иннокентий (Вениаминов)1, епископы Николай (Адоратский)2, Хрисанф (Щетковский)3 и Павел (Ивановский)4, архимандриты Феодосий Перевалов5, Палладий Кафаров6, Н. Ф. Красносельцев7, П. Шумахер8, А. Ивановский9, Мартенс10 и др. Все эти исследователи в той или иной мере рассматривали вопрос взаимоотношений ментальности Востока и Запада взаимовлияния их на духовную жизнь общества.

Прочтём до конца?

Идентичность и повседневность: некоторые русско-китайские параллели

Доклад на III Тихоокеанском Форуме соотечественников (Владивосток, 21–22 октября 2003 г.)

некоторые русско-китайские параллелиВасилий Розанов писал о русской революции: «С грохотом и лязгом опускается над Россией железный занавес. Представление окончено, пора расходиться по домам. Оглянулись — а ни шуб, ни шапок нет».

В этом резком, но глубокомысленном отзыве есть одна неточность: революция сама была задумана и осуществлялась как представление и притом в своем роде представление абсолютное, притязающее подменить собою реальность. Зрители этого спектакля не имели не только шуб и шапок, но и самого дома, куда они могли бы направиться из зрительного зала. Но вот кончилась революция, наступил «постмодерн», а с ним «смерть образа» (Р. Дебрэ), т. е. образ разошелся с реальностью. Теперь человечеству осталось только «ускоряться в пустоте» (Ж. Бодрийяр). Для русского же человека этот приговор означает: снова идти по свету в поисках правды и своего дома или, как говорят сегодня, — в поисках идентичности. Русские заново открывают свою Родину. Выброшенные из иллюзиона возвышенных мифов интернационализма и державности, они находятся в положении парашютиста, завершающего затяжной прыжок: с головокружительной скоростью они несутся к родной земле, открывая в ней все новые черты, неисчерпаемое разнообразие ее форм. Восхитительное зрелище! Но и смертельно опасное. Бездумно врезаться в землю, т. е. раствориться в материальном бытии своей страны и культуры, лишить себя небесного простора — значит обречь себя на историческую бесплодность и духовную смерть. В жизни народа должна быть и другая сила, каким-то образом преодолевающая земное притяжение, увлекающая за горизонт в неведомые и, может быть, вовсе недоступные дали. Человек должен идти к Небу. Но он должен отталкиваться от Земли.

Прочтём до конца?

Вскользь по газетам (Шанхайская Заря, Вечерняя Заря. 1-7 октября 1933 г.)

(«Шанхайская Заря» в октябре 1933 года)

1 октября

Вскользь по шанхайским газетамКонтрабанда под оком сов-пограничников. Оживленная «торговля» на берегах Уссури. В последнее время по всей советской границе на реке Уссури сильно развелась контрабандная торговля. Контрабандисты, в большинстве с советской стороны, открыто переходят границу и свободно возвращаются нагруженные маньчжурскими товарами, в большинстве случаев — съестными припасами. На маньчжурскую сторону везут главным образом соль, шкуры, охотничьи ружья и иногда винтовки, в большом количестве — порох. В обратном направлении везут чумизу, громадное количество муки, рис и прочие съестные припасы. Чины советской пограничной охраны, разбросанные по всей совгранице, снисходительно относятся к контрабандистам. В очень редких случаях пограничники «замечают» и задерживают, однако вскоре отпускают их. Иногда на задержанных контрабандистов налагается штраф в виде изъятия некоторых товаров (они обычно идут в пользу пограничников)… С. 3.

Прочтём до конца?

В монастырях Зи-Ка-Вея (Шанхайская Заря. №1169. 12.09.1929)

Мастерская монастыряМужской и женский монастыри Зи-Ка-Вей существуют свыше 60 лет. Начав свою работу с очень скромных размеров в маленьких китайских фанзах, они разрослись до огромных культурных, технических и благотворительных учреждений. Поверхностный осмотр двух из них занял целый день. Особенно замечательны по грандиозности своей работы два монастыря — женский — Святой Богоматери, и мужской — с китайским названием Ту-За-вей. Их работой является подбирать брошенных бедными родителями-китайцами детей, а также сирот; помогать глухонемым, слепым и душевнобольным китайцам — как детям, так и взрослым; оказывать амбулаторно-медицинскую помощь окрестному бедному населению; давать европейское образование китайским детям в специальных колледжах.

Прочтём до конца?

Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке

«Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке»Следующий материал «Смятение расцвета. Еще раз о Чураевке» напрямую связан с предыдущими. Л. Черникова выступает в качестве публикатора статьи Ю. Крузенштерн-Петерец «Чураевский питомник. О дальневосточных поэтах». Эта статья, впервые опубликованная в ежемесячном литературно-политическом журнале «Возрождение» (La Renaissance) в 1968 г., дается нами с обширными примечаниями. Статья подготовлена к публикации в рамках работы Секции изучения истории русской эмиграции в Китае при «Русском Клубе в Шанхае».

«В Шанхае в начале тридцатых годов литературой только развлекались. Она была приятным и не налагавшим никаких обязательств приложением к комфорту. Поэтому все сборники «Понедельника» (шанхайский литературный кружок) носили нестерпимый отпечаток дилетантства. Между тем, в Харбине, уже занятом японцами, находившемся в преддверии японо-фашистского террора, Чураевка развивала серьезную работу. Работе этой не помешал, а наоборот, способствовал устроенный группой молодежи переворот…»

Прочтём до конца?

Успех С. С. Аксакова (Шанхайская Заря. №1308. 25.02.1930)

[singlepic id=215 w=320 h=240 float=left]На вчерашнем камерном концерте

Вчера… на редкость красивый зал клуба на Бабблинг Уэлл род (Американского Женского клуба) стал быстро наполняться публикой, среди которой можно было увидеть представителей всех колоний. Особенно бросалось в глаза обилие китайских слушателей, причем, одним из первых пришел директор местной национальной китайской консерватории, где большинство выступавших на концерте русских музыкантов являются профессорами различных классов. Затем надо отметить массу русских слушателей. Это дает право утверждать, что среди русских оказались не только лучшие музыкальные силы Шанхая, но и наиболее внимательная и многочисленная публика.

Концерт проходит парадно. Многие дамы в красивых туалетах, мужчины в строгих смокингах. Несколько представителей консульского корпуса, во главе с французским генеральным консулом г. Коклэн. Председатель Арт-клуба г. Э. Канн следит за тем, чтобы концерт начался ровно в назначенное время. Вообще – общее впечатление прекрасное.

Когда свет тушится в изящном зале, словно созданном для таких вечеров, как камерные концерты, хотя акустика оставляет желать лучшего, от наплыва слушателей буквально яблоку упасть негде.

Прочтём до конца?

Страница (10 из 15)Первая...89101112...»